Свой среди чужих, или письмо к другу

|

Портал «Православие и мир» продолжает серию экспертных интервью на тему  — происходящее в обществе и Церкви сегодня. Существует ли информационная война против Церкви? Кто ее ведет? Как ей противостоять? Где искать точки начала диалога? Церковь со властью или с народом? Размышляет художник, преподаватель МАРХИ Андрей Яхнин.

У меня есть старый друг, которого я знаю с детства. Мы с ним прошли через многие злоключения и перипетии, в том числе были соавторами и единомышленниками в бурный период занятия современным искусством. После моего прихода в Церковь мы стали все меньше и меньше понимать друг друга, хотя сохранили теплые и дружеские отношения.

При этом он совсем не «враг церкви», а глубоко порядочный и незлой человек крещеный в православии. Просто его сегодняшнее мироощущение обусловлено неким фантомом сознания, который, с некоторой степенью условности, можно назвать «либерально – прогрессистским».

В последнее время мы видимся редко и, каждый раз, наш разговор сводится к ожесточенному спору вокруг «проклятых вопросов».   На свет вновь выплывают аргументы, которые известны любому «мало-мальски образованному» и «современно мыслящему» человеку. Среди них – и несчастная судьба Джордано Бруно, замученного церковниками, и «феодальная» Россия, которую не пускает в «светлое будущее» «архаичная» и «неспособная к реформированию» Церковь, и «цезарепапизм» вкупе с «папоцезаризмом», как наследие «мрачного средневековья».

При этом все мои попытки  перевести спор в академическое  русло с использованием фактов, логики и источников, наталкивается на глухую стену непонимания и нежелания  что-либо менять в этой ужасающей  и мертвящей картине мира. Говоря на одном языке, произнося одни и  те же слова и звуки – мы фатально не понимаем друг друга. Как удивленно  заметил  один мой оппонент – раскол в обществе последних месяцев произошел каким-то странным и причудливым способом. Не между верующими и неверующими,  умными и глупыми, добрыми и злыми – а совершенно иначе. Трещина этого раскола порой пролегла там, где этого можно было меньше всего ожидать. Необычность траектории такой линии разлома позволяет предположить, что произошла она не на уровне мировоззрения или сознания, а на невидимом духовном, и потому наиболее глубоком уровне. Это напоминает разбитую, а затем плохо собранную вазу, которая при малейшем сотрясении вновь раскалывается по линии предыдущего разлома.

Произошел этот разлом не вчера  и даже не позавчера, а почти сто  лет назад. Тогда «призрак коммунизма», бродящий по Европе, материализовался в России в чудовище «новой жизни», «новой культуры» и породил «нового»  человека – без прошлого, без настоящего, без Родины и без Бога. И эта духовная мутация коснулась всех областей национального бытия, ставшего уже не русским, а коммуно – советским. Причины русской катастрофы принято искать в расколе, в Петровских реформах, во влиянии западных революционных идей, в апостасийных процессах среди русской, в том числе церковной, интеллигенции.

Во всех этих утверждениях есть большая доля правды, однако духовная катастрофа, носящая общенациональный и даже антропологический характер настолько фундаментальна, что ее масштабы мы до конца не осознали до сих пор.

Мы все еще живем  в состоянии латентной гражданской  войны – то затухающей, то вновь  обостряющейся. Поэтому прежде чем  анализировать причины, приведшие  к катастрофе, необходимо завершить  эту столетнюю гражданскую войну.  Эту невидимую духовную брань, ведущуюся уже давно не между «красными» и «белыми», а между еле живой, истоптанной и поруганной Россией и антироссией, жутким и безжалостным левиафаном, по-прежнему нависающим над нами.

Он все тот же, что  и сто лет назад и чтобы  расправиться с ним надо, преодолев  страх и отвращение, взглянуть  на него в упор именно в этой исторической перспективе.

Итак, в феврале 1917-го года вся русская цивилизация подверглась  одномоментной трансформации. Мир  раскололся на две части, онтологически  более не сопрягаемые друг с другом. Для того, чтобы осознать метафизическую глубину и непреодолимость этого разлома, необходимо попытаться бегло взглянуть на все стороны прежде целостного (пусть, порой, и формально) русского бытия.

И этот взгляд показывает нам  – как ужасающе, бесконечно мала, стала истинная Россия в этой поднимающейся волне вселенского катаклизма и как велико море мрака и безумия, окружившего ее в те годы. И как пугающе современны те далекие события и процессы, сопровождающие этот катаклизм.

Друг мой, неужели эта столь ясно видимая духовная и историческая связь так и не заставит нас внутренне содрогнуться?

Мы видим одинокого  Государя во тьме могилевского поезда, преданного и брошенного нарушившими  присягу генералами и офицерами.

Но разве ужаснулся  наш народ от страшного предательства  и убийства своего царя? И разве не лежит, по сей день, его убийца на центральной площади Москвы, а именами исполнителей этого преступления – не названы  ли улицы и площади русских городов? А наши «свободолюбивые» гуманисты – разве не рассуждают о «кровавом самодержавии», «тюрьме народов» и прочей необольшевистской лжи?

Мы видим будущего священномученика епископа Серафима (Чичагова), которого выкидывают с Тверской архиерейской кафедры как «монархиста» радикал-либералы из вновь организованного «Союза дьяконов и псаломщиков».

Но не узнаем ли мы в манифесте  этого союза, опубликованного в  центральной печати, также, впрочем, как и в словах революционно настроенного князя Львова почти дословных цитат, используемых представителями «просвещенной» церковной интеллигенции сегодня?

Мы видим марширующую  троцкистско – лефовскую культуру, выбрасывающую из «парохода современности» Пушкина и Достоевского.

Но не вызывает ли  прямые ассоциации недавнее действо  актуальщиц в храме с акциями футуристов и «Союзом воинствующих безбожников», танцующими на Престоле? И с карикатурами Маяковского, где гротескно изображены православные святыни со скабрезными подписями под ними? И с призывами Малевича «опрокинуть чашу растоптать причастие ногами», построив на этом здание «новой культуры»? И нет ли в сочувствии к кощунникам, как и в благоговении перед «мировым наследием» русского авангарда симптомов застарелого духовного недуга?

Мы видим толпу люмпенов и «интернационалистов», которые под предлогом борьбы с национальным, религиозным и имущественным неравенством и под предводительством профессиональных провокаторов цинично попирают и топчут русские святыни.

А сегодняшние радикалы, анархисты, троцкисты и ленинцы – не готовы ли вновь поднять расцерковленный и озлобленный народ на самоистребление? И не готовы ли воспользоваться этим безумием «гуманисты – либералы», для которых цель – свобода от Бога и его заповедей, по-прежнему оправдывает средства?

И, наконец, мы видим организованный отряд троцкистско-ленинских боевиков, спокойно и деловито готовящихся возглавить эту орду, выступившую против преданной и страшно уменьшившейся России.

Да, после февраля будет  и страшный октябрь 1917-го, и неравный бой оставшихся в меньшинстве  русских людей с обезумевшей  и отказавшейся от Бога массой, бывшей прежде русским народом, и поражение, и изгнание, и философский пароход. И затем долгие годы большевистского  пленения.

Однако первый и, увы, фатальный удар стихии состоялся все же тогда, в феврале 1917-го года. Именно тогда произошел тот одномоментный духовный сдвиг, обнаживший пропасть между прежде единым народом, затем разделившимся на безликую интернациональную толпу полных ненависти безбожников и истинную историческую Россию, Святую Русь, принявшую мученический венец.

Именно такой выбор  стоял тогда перед каждым русским  человеком.  Этот выбор в пользу России и вечной жизни – сделали немногие. Позже, увидев воочию истинное лицо революционной стихии в образе большевизма, к ним присоединились другие.

Кто-то взял меч, а кто-то просто принял мученичество, исповедуя Христову Правду перед лицом абсолютной лжи. Но их было страшно мало, и они  потерпели поражение. Но Бог поругаем не бывает, и Он еще не оставил  нашу несчастную Родину.

Мне скажут: «Не подгоняйте факты давно ушедшей эпохи под нашу действительность. Время сейчас совсем другое».

И, вы знаете, я соглашусь  – время сейчас действительно  другое.

Сегодняшняя Россия  – это уже не Православная  Империя и даже вообще не  вполне христианское государство.  На горизонте не видно ни  Столыпина, ни Витте. 

Лево-радикальное же движение, наоборот, чрезвычайно окрепло и приобрело совсем иной статус. Теперь это мощная, горизонтально организованная интернациональная структура с сочувствующей и влиятельной прессой и другими институциями. Анархизм, троцкизм и воинствующий антиклерикализм приспособились к современной цивилизации и стали ее неотъемлемой частью. Они научились маскировать свой мертвящий оскал под актуальное искусство, под «молодежную культуру», под «либеральный гуманизм» и защиту прав меньшинств.

Но мы призваны видеть тот  дух зла, который является онтологической сердцевиной этого монстра. И, проявляя любовь и сострадание к человеку, трагически запутавшемуся в его сетях, мы не должны допускать никакого компромисса ни с ним, ни с людьми, сознательно и последовательно вставшими на путь служения этому темному духу. Потому что если мы вновь потерпим поражение – Россия окончательно погибнет.

А слова о милосердии и непротивлении злу чаще всего прикрывают самодовольное сибаритство, безразличие к своей истории и к Церкви, основанной на крови мучеников.  В конечном итоге, это неизбежно приводит к безразличию ко Христу.

Но нельзя стараться быть своим среди чужих – это не миссия, не милосердие и не любовь, это предательство.

И громом, пробуждающим нас от состояния духовного сомнамбулизма звучат слова: « Кто не любит Господа Иисуса Христа, – анафема, маран – афа» (1Кор. 16:22).

Эти слова произнес апостол  Павел – автор самых великих  слов о любви за всю историю  человечества.

Вот так, друг мой.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: