Чернигов. Как люди решили за Христа насмерть стоять

В новогоднюю ночь на 1 января 2011 года уже во второй раз был сожжен храм в честь святой великомученицы Екатерины в Чернигове, принадлежащий Украинской Православной Церкви. Храм – палаточный, потому что в июле 2006 года по решению экс-губернатора Николая Лаврика кафедральный Екатеринский собор Чернигова был передан общине так называемого Киевского Патриархата. С тех пор православные верующие Черниговской епархии молятся в палатке.

1 апреля 2008 года произошел первый случай поджога. В тот раз, так же, как и в январе 2011 г., церковь-палатка сгорела дотла за считанные минуты, и лишь по счастливой случайности обошлось без человеческих жертв.

Любопытно, что незадолго до очередного нападения на православный храм, во время своего пребывания в Чернигове, 7 декабря 2010 года Михаил Денисенко, глава т.н. Киевского Патриархата «патриарх Филарет» в интервью местным СМИ заявил, что палатки, которые находятся возле храма, будут вскоре «с любовью» убраны.

Портал «Православие и мир» публикует интервью с настоятелем палаточной церкви иереем Александром Ледовым.

***

Настоятель палаточного храма св. вмц. Екатерины в Чернигове священник Александр Ледовой— Отец Александр, были ли раньше угрозы?

— Неоднократно мы слышим угрозы от националистически настроенных людей, которые говорят: смерть москалям, москалей на ножи, геть московского попа и т.д. Неоднократно и я, и наши прихожане слышали угрозы со стороны националистов.

— Расскажите, пожалуйста, как вы узнали о поджоге, как все произошло?

— Поджог совершили в ночь с 31-го на 1-е. Люди готовились совершать ночное молитвенное правило. Мы каждую ночь совершаем молитвенное правило — малое повечерие, каноны, полунощницу; с трех до пяти — богородичное правило, это у нас пятый год каждую ночь такой порядок. В палатке находилось 6 человек. В это время они услышали такой взрыв, хлопок, увидели — в окне мелькнула чья-то голова, и вспыхнул огонь. Люди начали выбегать, кто в чем — кто в свитере, без одежды, кто с одеждой, кто в тапочках, выбежали и начали тушить. Вся сторона палатки была обледеневшая, мокрая, и было видно, что она облита какой-то горючей жидкостью. Наши давай тушить, снегом обсыпать, но стало загораться все внутри. Пытались спасать утварь, вещи, но было уже невозможно спасти, в считанные минуты вся эта палатка сгорела.

У сгоревшего храма
Сгоревшая палаточная церковь св. вмц. Екатерины в Чернигове. Январь 2011 г.Когда мы выбегали тушить, после того хлопка, видели отбегающих от палатки людей, — скорее всего, они и подожгли. Потом мы нашли пятилитровые пластмассовые бутылки из-под горючей жидкости, их сдали милиции в качестве улик. Вот такая ситуация. Но самое страшное, это то, что приехавшие пожарные говорили: «Ну, это вы, может, сами загорелись, случайно, то есть». Более того: они попытались и в акте записать, что загорелось случайно, но я отказался это подписывать. Не знаю, что там они без меня писали. В общем, они хотели завести дело совсем не в ту сторону.

Сейчас по моим данным возбуждено уголовное дело по факту поджога и хулиганских действий, идет расследование. Но мы видим, что вся местная власть настроена против нас. Это видно хотя бы из того, что по местным каналам в Чернигове не было ни одного репортажа о сгоревшей церкви. Вместо этого было сказано, что в новогоднюю ночь в Чернигове не было никаких происшествий, новогодняя ночь прошла мирно, спокойно. Хотя в эту самую новогоднюю ночь здесь были все, и пожарные, и милиция, и все их начальство. Но почему-то во всех средствах массовой информации Чернигова об этом происшествии ни слова не было. Вся информация блокируется.

Со своей стороны мы понимаем, что была группа боевиков, которая это все специально разработала, они это все сделали по четкому плану, это было спланированное групповое нападение. А это все пытаются представить совсем по-другому. На местном уровне стараются это дело закрыть.

Сейчас люди стоят на улице, молятся. Молитвенное правило, стояние за веру продолжается. Вот сейчас подготовимся, сделаем престол, отслужим литургию под открытым небом, потом все оборудуем, поставим новую палатку и продолжим молитвенное стояние. Люди, которые стоят пятый год, — они настроены решительно. Потому что отобранный у Церкви храм — это древняя святыня, это храм, возведенный в честь победы под Азовом. Память об этом воспитывала  патриотические чувства в людях, а сейчас духовное состояние этой святыни настолько извратилось, что в людях воспитывается ненависть, ярость и фашизм. Вот такая сложная ситуация.

— Вы не знаете пока, как поджог расследуется? Есть какие-то сдвиги?

— Сейчас опрашивают свидетелей. То есть идет следствие по факту поджога и хулиганских действий.

— А вы как чувствуете, милиция на вашей стороне?

— Мы чувствуем, что дело хотят отправить в долгий ящик и особо никто этим заниматься не будет. Нас поджигают уже второй раз. Предыдущее дело тоже не расследовано, и я думаю, что на этот раз все будет примерно так же.

— Отец Александр, расскажите немного про приход, какие настроения у людей, и вообще, большой у вас приход? Сколько человек участвует в стоянии?

— В выходные на литургии у нас бывает пятьдесят-семьдесят человек, в праздники — до ста и больше человек, постоянных прихожан.

— Люди, наверное, напуганы?

— Людям страшно оттого, что творится с обществом. Ну представьте: мы стоим у пожарища, молимся, люди плачут, что сгорели иконы, святыни все, — полностью оборудованный походный храм: сотни икон, сотни книг, минеи, Евангелие — все сгорело, личные вещи, одежда. Наши прихожане плачут, а местные черниговские люди подходят и говорят, мол, так вам и надо, москалям, что вас спалили, плюются, насмехаются. Бандеровцы на фоне нашей палатки, на фоне пожарища фотографируются, хихикают. Людям от этого еще больнее. В обществе такая реакция страшная,  невозможно выдержать. Если нам ночью пожарные говорят: «Так может, вы там курили в палатке». Люди плачут — их облили бензином, а нам пожарные говорят, может, вы там курили, откуда мы знаем. Цинизм, наглость такие — это просто нельзя передать словами, это надо на месте ощущать.

chernigov-hram 2— А другие приходы, другие православные храмы Чернигова вас поддерживают?

— Мы просим о помощи, но о случившемся поджоге было объявлено не по всем храмам Чернигова; только несколько человек, объявили, что был поджог, а остальные настоятели молчат. Молчанием предали Господа — так и некотрые наши настоятели предают молитвенное стояние. Молчат, никакой информации, ничего. Я прошу всех людей, кого я знаю: помогайте, собирайте средства, потому что надо все восстанавливать, обращаюсь к Российской Федерации, чтобы, кто может, помогал.

Помочь можно так: город Чернигов, до востребования, Александру Викторовичу Ледовому (это то есть я), позвонить и сделать перевод на главпочтамт. Наши прихожане тоже ходят, просят о помощи на других приходах, но не во всех храмах это все объявлено. Настоятели боятся открыто говорить об этом; я не знаю, какая у них позиция. Скажу больше: за последние четыре года мы не раз сталкивались с тем, что некоторые из настоятелей черниговских храмов говорят своим прихожанам, мол, и ходить туда не надо, чего там ходить, в эту палатку. Но здесь у нас собрались такие верующие люди, стоят именно за каноническое православие, за Святую Русь стоят, за то, чтобы эта святыня не осквернялась; здесь люди стоят за то, чтобы злые темные силы, которые хотят осквернить древний город Чернигов, не смогли это сделать.

Здесь люди решили стоять за Христа насмерть, вот такая здесь ситуация. Ведь в пожаре многие могли погибнуть: если бы не успели выбраться — за считанные минуты сгорели бы люди. Слава Богу, что обошлось без жертв. Между прочим, а когда в первый раз нашу палатку подпалили, дверь хотели подпереть, но не успели; тогда тоже могли быть жертвы. А после того как нас в первый раз подожгли, мы утром слышали, как подходившие люди спрашивали: «Где трупы москалей?», «Что, нет тут трупов москальских?» Слава Богу, все живые.

Но, конечно, страсти в Чернигове накаляются. Мы видим, что вся областная власть поддерживает раскольников. Чуть что там у них, какой-то праздник — сразу десять телекамер, а что нас сожгли — к нам даже никто не пришел ни с областного телевидения, ни с городского. А ведь мы тоже жители города Чернигова, у нас тоже своя позиция, мы представители от всех православных  Чернигова, и не только Чернигова. Мы с прихожанами ходили на черниговское телевидение, составили письменное обращение к начальнику областного телевидения: почему не делаете репортажи? Но на областном уровне вся информация блокируется, и граждане города Чернигова настраиваются враждебно по отношению к нам.

— Чувствуете ли вы поддержку со стороны России?

— Поддержки никто не оказывает. Вот сами стоим — и все. За 5 лет никаких меценатов, ни помощников у нас не нашлось. Вот стоят люди: бабушки, дедушки, дети, мужчины, женщины, вот это наши постоянные прихожане; что можем сами — так и содержимся.

— А какая помощь нужна вашему молитвенному стоянию?

— Конечно, нужна материальная помощь: тут же нужно снова все восстанавливать с нуля.

— А паломники приезжают?

— Когда паломники приезжают, то у нас с ними происходят очень сердечные встречи; даже бывает, что паломники из России теплее к нам относятся, чем местные наши черниговцы. С любовью, чем могут — помогают. Вообще, я вижу, что отношение граждан Российской Федерации к нам намного теплее наших местных, украинцев.

С России люди приезжают, и они роднее нам, чем местные, потому что они понимают, что здесь происходит. Ведь даже нашим местным надо стоять полчаса объяснять, чтобы он понял, что тут идет борьба за православие, за веру. Понимаете, насколько здесь людей обманули, насколько все СМИ после первого поджога писали, что они там сами, случайно загорелись — проводка, свечки…  Понимаете, полный обман. Люди запутаны в Чернигове, потому что на уровне областной власти с нами идет серьезная борьба. Никто этому не противодействует, мы только одни стараемся бороться, как можем, и особой помощи ни от кого не ждем, только от Господа. Меня благословил Патриарх Алексий, сказал: «Стойте, никуда не уходите». И Патриарх Кирилл сказал, молитесь, никуда не уходите. Так что мы по благословению святейшего Патриарха молимся, не уходим, хотя и не все духовенство местное нас поддерживает. Говорят, мол, уходите уже, храм захватили раскольники, ничего с этим не поделать. Ситуация сложная. И свои не все поддерживают, и враги против нас. Очень сложная ситуация.

Чернигов — древний город. Герб Чернигова, как и Москвы, поначалу был двуглавый орел.  Чернигов всегда тянулся к Москве духовно. Поэтому это церковное единство, эту связь — все это нужно восстановить. Чернигов находится на стыке России, Белоруссии и Украины. Некоторые черниговские древние земли сейчас находятся в России, древние земли Чернигова сейчас находятся в Белоруссии. Сам Чернигов символизирует собой единство Руси! И здесь хотят сделать ядро национализма, понимаете? Захватив Екатерининский храм, раскольники захватили кафедральный собор, проводят свои собрания, парады. Второго числа, как раз после поджога, был парад националистов, отмечали день рождения Бендеры. Они фотографировались тут, на фоне пожарища, насмехались, угрожали. Вот что хотят сделать с Черниговом. Изменить его духовно. Надо, чтобы люди очнулись и поняли, что делают с Черниговом, с Украиной! Помоги Господи на этом пути.

chernigov-hram-1— Какими Вы видите перспективы ситуации, с Вашей точки зрения, как все закончится?

— С нашей точки зрения, перспектива такова. Верховный суд Украины при президенте Ющенко был против нас, но суд не отдал храм раскольникам, суд просто подтвердил, что губернатор может принимать такие решения, может передавать храмы. То есть если сейчас при новой власти новый губернатор (или старый, я не знаю) примет по-настоящему правильное решение, чтобы отдать этот храм законному владельцу, это будет действительно законное решение на основании постановления Верховного суда Украины. Кроме того, я, работая как-то в архиве, нашел архивные данные, 60 листов архивных документов, которые я отправил президенту, премьер-министру, председателю Верховной Рады, губернатору области. Это 60 листов архивных документов с печатями — с царского времени до 30-х годов XX века, где показано, что этот приход был приходом Московской Патриархии, подчинялся Московской Патриархии. Мы пытаемся решить вопрос на законном основании, и наши доводы простые: храму 300 лет, а «Киевский Патриархат» как религиозная организация возник в 1992 году и никакого отношения к этому храму не имеет. Но пока в ответ — никакой реакции. То есть документально правда на нашей стороне: это была незаконная передача. Если власть одумается и губернатор примет сейчас решение передать храм нам, то можно будет выгонять незаконных захватчиков, занимать храм и молиться.

— Ваше интервью прочитает большое количество православных людей в России и в других странах. Что бы Вы хотели им сказать?

— Хотел попросить, во-первых, чтобы все молились за иерея Александра с братией. Чтоб Господь  дал нам силы дальше продолжать молитвенное стояние. Я бы хотел всех верующих призвать к тому, чтобы мы осознали великое предназначение для России, для Святой Руси — мы должны быть хранителями православия во всем мире. У нас великая миссия в это страшное время: светить для всего мира истинным православием. Поэтому хотелось бы, чтобы все жили в православной вере, хранили ее и светили всему миру, чтобы как можно больше людей обратились ко Христу и пришли ко спасению.

Читайте также: Об измышлениях раскольнического «киевского патриархата». По поводу «заявления синода УПЦ КП» от 27 июля 2010 г.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!