Священник Андрей Близнюк о павших крестах и живых шахтерах Шпицбергена

Преподаватель Богословского факультета Свято-Тихоновского университета священник Андрей Близнюк вернулся из поездки на архипелаг Шпицберген (Норвегия), где находится русский поселок и православный храм. В Музее Современной истории в рамках Тихоновских чтений отец Андрей рассказал слушателям о поездке. Накануне чтений мы встретились с отцом Андреем и попросили его поделиться своими впечатлениями с читателями Правмира.

«Святые острова» или «Острые горы»?

— Отец Андрей, с чего началась ваша миссионерская поездка на Шпицберген?

— Эта поездка — двадцать шестая по счету, начиная с 1996 года. Началась она с неожиданного предложения киностудии «Точка зрения» (Иван Твердовский и Михаил Гридин) присоединиться к их группе, отправляющейся к шахтерам на рудник Баренцбург.

Это была не столько миссионерская, сколько пастырская поездка. На Шпицбергене уже есть домовой храм Успения Божией Матери и часовня Нерукотворного Образа Спасителя. Отец Виктор Лютик (г. Хельсинки), благочинный Финляндии и Швеции, приезжает туда. Его благочиние занимает территорию двух стран, и ему непросто совершать поездки на острова в Ледовитом океане.

Архипелаг Шпицберген — страна красивых гop, бесчисленных ледников и фьордов — это уникальная территория, она принадлежит Норвегии, но Россия имеет на острове Западный Шпицберген посёлок Баренцбург, а также посёлки Пирамида и Грумант, сейчас закрытые. Сегодня в Баренцбурге живет около 500 человек. Шахтеры приезжают туда в командировки на 2 года, некоторые остаются на 5 и более лет. Работают на руднике русские и украинцы. Многие крещеные, но воцерковленных мало.

Название Шпицберген, что означает «острые горы», дал островам голландец Виллем Баренц в 1596 г. И впервые нанес их на европейские карты. Норвежцы называют их Свальбард (Холодная земля).

Однако открытие архипелага и его первое промысловое освоение принадлежит русским поморам, которым Шпицберген был известен уже в XV веке. Одним из самых первых документов, подтверждающих деятельность русских поморов на далеких полярных островах, стало письмо нюренбергского ученого Иеронима Мюнцера королю Португалии, датированное 14 июня 1493 года. В нем ученый сообщал о народе, живущем в суровых условиях на этих островах, находящихся под властью Великого князя Московского.

Здесь велся пушной и китобойный промысел, охотились на оленей, песцов и моржей. Русские сначала называли архипелаг Святые острова, а затем Грумант.

Грумалане и поклонные кресты

Поморы — бесстрашные первопроходцы. На малых кочах и ладьях они покоряли просторы Студеного моря-океана (Ледовитого) открывая новые земли и острова. «Лучше помереть в море, чем в бабьем подоле» — говорили поморы, бросая вызов льдам и морской стихии. Тех, кто отчаивался на зимовку на архипелаге, называли грумалане.

Грумалански берега — русской путь изведан.
И повадились ходить по отцам, по дедам.
Мне по жребию надел выпал в диком месте.
Два анбара по сту лет, и избе за двести…

(Отрывок из «Стихосложного Груманта», части старинного сборника поморских стихов «Рифмы мореплавательны», опубликованного Б. Шергиным).

Поморы, приезжая на новое место, первым делом ставили Поклонные кресты, которые во множестве встречали голландцы, датчане и англичане, появившиеся на островах позже. Нет ни одного удобного залива или бухты на архипелаге, где археологи не находили бы русских изб и крестов.

Русские люди не могли представить себе жизни без Животворящего Креста Господня, освящающего дикое, новое место. Крест для помора — свидетельство веры христианской. «Иже крестом ограждаемы, врагу противляемся, не боящеся того коварства и ловильства…» (Из стихиры Кресту).

У Поклонного креста молились и благословлялись на тяжкий труд. У Поминального совершали заупокойную литию о погибших товарищах. Обетный (оветный) ставили в благодарность или с просьбой к Богу о чем-то очень важном. Эту поморскую традицию соблюдал и русский император Петр I. Он собственноручно поставил крест в память о своем спасении от гибели в шторм в Унской губе Белого моря в 1694 году.

Поморские северные кресты также служили ориентиром в пространстве (указывали на Восток) и заявочным знаком того, что территория занята, так как на кресте ставилась дата и имя хозяина промысла. Может быть, поэтому многие Поклонные кресты исчезли, когда в XIX в. здесь появились норвежцы и заняли русские промысловые становища.

Обидно, что сейчас на архипелаге нет старых поморских крестов. Археологи находят лежащие и срубленные. На Мезени говорят: «У нас был крест, да пал». Как воин в бою. В с. Кимже поморы относят его в амбар и хранят. Хорошо бы собрать павшие древние кресты на архипелаге в краеведческий музей «Помор» в Баренцбурге. В музее уже собрана неплохая коллекция экспонатов эпохи поморов на Груманте.

Много веков острова не принадлежали ни одной из стран. Архипелаг был закреплен за Норвегией по Шпицбергенскому трактату в 1920 г. Согласно принятому решению, все страны, подписавшие договор, имеют право свободно вести на островах экономическую деятельность. Наш трест Арктикуголь начал промышленную добычу угля здесь только в 1931 г. В советское время русских на Шпицбергене жило больше, чем норвежцев.

Православный храм и часовня появились ещё в конце девяностых. Сам Святейший Патриарх Кирилл, будучи ещё митрополитом Смоленским, совершил первую литургию на архипелаге в очень трудное для его жителей время. В 1996 г. на острове произошла авиакатастрофа, когда при посадке разбился самолет и погиб 141 человек, а позднее в шахте погибло 24 человека. Гибель почти 200 человек для такого маленького поселка — страшная трагедия. Все находились в тяжелой скорби. Приезд Патриарха был большой духовной поддержкой близким почивших.

Зачем России Шпицберген?

Грустно читать в интернете опусы некоторых современных русских «путешественников» на Шпицберген. Одни пишут только о природе и уютном норвежском арктическом туризме. Другие о «сонных брутальных» шахтерах в неустроенном и почерневшем от угольной пыли Баренцбурге. Да унылые причитания о колоссальных дотациях и нерентабельности рудника… Удивительно активны те, для кого великая история и большая страна — неоправданная роскошь. Отдали бы все — и Курилы, и Севастополь, и все арктические владения России.

У меня сложилось иное впечатление. Баренцбург приобретает современный и благоустроенный вид. Сами шахтеры оказались интересными и откровенными людьми, с ними легко общаться. Я побывал в гостях у Олега и Ларисы Мининых, семнадцать лет работающих на руднике. Он шахтер, а она директор школы — очень веселые и гостеприимные люди.

Виктор Кобзарь, работник вертодрома, много путешествует по архипелагу и фотографирует. Готов часами с восторгом рассказывать интересные истории. Ему нипочем «сбегать» за грибами в Калсбейскую бухту за 26 км. В храме на службах мне помогала петь повар Лариса, очень добрая и заботливая прихожанка. А если бы не предложил свою помощь в храме Георгий (старший инженер научной станции), я бы потерял много драгоценного времени.

В этой поездке я ещё раз убедился, что пастырскую заботу о душах можно проявлять не только на исповеди в храме. Каждый день в поселке ко мне подходили люди, задавали вопросы, спрашивали совета. Миссионеру нужно быть всегда доступным; на улице, в столовой и в гостинице. Люди с тяжелыми проблемами не подойдут с ходу. Будут долго присматриваться к тебе и решать — доверить ли сокровенное. Ради этих встреч уже стоило ехать.

Здесь всем приходится много трудиться, и вера как-то отступает на задний план. Многие забывают о душе. Но человек — существо одухотворенное, и если он не получает духовную пищу, душа начинает болеть и мучится. Священник, как врач, в первую очередь должен помочь этим людям с острой болью. Выздоровление наступает с осознания того, что Бог должен быть на первом месте, тогда все остальное будет на своем.

— Как живут шахтеры сегодня?

— Работа шахтеров очень тяжелая — уголь добывают на глубине 515 метров ниже уровня океана. Как известно, в шахтах часто случаются обвалы, взрывы метана, и несчастные случаи уносят жизни. Чтобы ежедневно спускаться в эпоху динозавров, в угольные слои, которые образовались 300 миллионов лет назад, работать кувалдой, вручную разбивать породу, потому что механизмы не всегда справляются, подвергать свою жизнь опасности, нужны немалые внутренние ресурсы — и физические и душевные.

Меня сначала не хотели пускать в шахту для освящения. Опасно, говорят. Наиболее распространенной из стихийных причин аварий на шахтах являются так называемые обрушения. Нередко бывают обрушения «потолка» тоннелей шахты или горный удар — когда разрабатываемый массив становится нестабильным и обваливается на работающих шахтёров.

Верить капитально

Я сразу сказал, что готов надеть спецодежду и не брать с собой кадило, для освящения нужна только святая вода. Освящал рудник в течение трех дней. В забой к лаве меня уже сами попросили спуститься и освятить. И в этот момент приходит сообщение об обвале в шахте на тех участках, где работала смена! Сразу вспомнил, что кто-то несколько дней назад «пошутил» на руднике: «зачем священнику под землю, там место дьявола!»

Нет уж, думаю, «Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней» (23 Пс.) — обязательно мне надо спуститься и всё освятить. Главный инженер выяснил обстоятельства ЧП и с радостью говорит мне: «Есть ведь что-то! Люди перед обвалом ушли с этого участка!!! И техника цела!» Вот ведь чудо! Не что-то, а Кто-то есть и заботится! Все-таки «Господня земля»!!! На следующий день освящал очистительный и проходческий комбайны и участки обрушения.

В Баренцбурге все открыто круглосуточно! Храм, часовня и библиотека. В любой момент можно придти и помолиться, сторожей тоже нет. Это напоминает традиции поморов, которые тоже не закрывают дома, а ставят палку — сторож, которая припирает дверь в отсутствие хозяев.

Доверительность — хорошая черта поморского характера. Водитель, который возил нас в миссионерской поездке по Мезени, отказывался брать деньги за работу. Доходило до скандала. Он говорил: «Если вы крестите бесплатно, почему я с вас должен брать деньги»? А сам не крещеный. Спрашиваем его: «Ты в Бога веришь»? Отвечает: «Верю». «А почему не крестишься»? «Так верить надо капитально»!

Я не успел побывать на леднике, а только сфотографировал его с вертолета напротив поселка Пирамида. Ледник — это большая масса льда — ледяная река, которая очень медленно течет и обламывается айсбергами в океан. К ледникам запрещено подходить, потому что они могут обрушиться на голову. Но русские не могут с этим смириться. Говорят, что если побывал у ледника и не полизал его, то все равно, что и не был (все же любили в детстве сосульки лизать).

Фото Зинаиды Поповой

Фото Зинаиды Поповой

Покидать поселок без оружия опасно. Где-то рядом бродят вечно голодные белые медведи, которые готовы тебя сожрать! На архипелаге их больше, чем людей. Смотрят, наверно, на нас и думают: «Понаехали тут всякие!»

Эти милые мишки, которыми мы с умилением любуемся в зоопарке — самые крупные и опасные хищники на Земле. Ежегодно от лап и зубов медведей погибает примерно 15 человек. Вес взрослых самцов иногда достигает 700 кг, длина — 3 метров. Интеллект развит отлично, уступает только обезьянам и дельфинам.

Фото Виктора Кобзаря

Фото Виктора Кобзаря

— Что вам больше всего запомнилось?

— Больше всего на меня произвели впечатление люди. У баренцбуржцев есть особенные черты. Но об этом можно говорить часами. Думаю, поговорим в следующий раз.

— Откуда берутся силы и средства на миссионерские поездки?

— Все мои последние путешествия получили поддержку следующим образом. Мы не копили и не выпрашивали деньги, а благотворители сами нас находили и подталкивали к действиям. Есть замечательные организации помогающие миссионерам: фонд Святителя Алексия, добровольческая организация Какпомочь.ру и другие. Многая им лета!

Часто в наше время люди приходят в храм жалуются, что родные их бросили и не помогают. А тут люди незнакомые жертвуют, и много, далеким и чужим. Значит, жива еще Россия!

Хочу закончить беседу любимым высказыванием свт. Иннокентия Московского — великого миссионера, «апостола Америки и Сибири»: «Все мои путевые подвиги состоят именно только в том, чтобы двинуться с места, то есть решиться сесть в повозку или на судно, а там — если бы и захотел воротиться, да уж нельзя; а кто ж не захочет решиться и в ком не достанет на то силы, когда того требует дело или долг?»











Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: