Священник Димитрий Свердлов: Нужны объективные критерии оценки интернет-деятельности

В Американской Православной Церкви были приняты рекомендации для священников по по использованию социальных сетей. Комментирует правила священник Димитрий Свердлов.

В целом, я готов приветствовать инициативу ПЦА по регламентации деятельности священников в соцсетях.

Священник Димитрий СвердловСам факт регламентации, наличие регламента – дело неплохое. Регламент – это понятные «правила игры». Точнее, правила жизни. Наличие ясных правил снижает неопределенность, определяет прозрачность действий всех участников процесса и повышает взаимную ответственность. А отсутствие регламентов, внятных правил дает простор для волюнтаризма.

Регламент превращается совсем в правильное дело, когда он учитывает интересы и мнения всех сторон, и принимается при предварительном обсуждении – т.е. соборно.

Наша Русская  Церковь тоже идет по пути регламентации некоторых сторон церковной жизни, пытаясь уйти от соблазнительного хаоса  и субъективизма, что приносит свою пользу. Примеры – это «Основы социальной концепции», из последних – например, Положение о Церковном судеПоложение о богослужебно-иерархических наградахПоложение о митрополиях.

Понятно, что избыточная регламентированность, зарегулированность церковной жизни – это тоже вред для Церкви. Хорошо бы, как обычно, остаться где-то на трудноуловимой точке золотой середины.

Если рассматривать конкретно эти «Рекомендации» ПЦА, то они, на мой взгляд, немного «американские». То есть заточены под проблемы и особенности американской жизни. Например, большое внимание, которое уделяется в документе контактам с несовершеннолетними – это отражение американского подхода к проблеме педофилии. У нас педофилия тоже имеется, но она инициируется, мне кажется, не на интернет-площадках, где происходит общение священников и подростков…

Пусть американцы меня поправят, но этот акцент вызван общей подозрительностью (вероятно, оправданной) американской ювенальной системы, которая за каждым контактом с несовершеннолетним склонна предполагать возможный сексуальный подтекст – своеобразной презумпцией виновности по отношению ко взрослому человеку. Поэтому понятно желание американской Православной Церкви заранее отгородиться от всех возможных подозрений… Предположу, что косвенной причиной такого пристального внимания к этой теме послужили громкие скандалы, вызванные некорректным поведением отдельных католических священников в США.

Если пытаться применить эти правила к нашей реальности, то возникает несколько затруднений. «Рекомендации» не рекомендуют «френдить» незнакомых «в реале» людей… Я в свое время добавил в друзья в сети Facebook представителей редакции «Правмира», и если бы не такая моя активность, наше сотрудничество с порталом, вероятно, и не состоялось бы. Если соблюдать это правило, я бы никогда не приобрел людей, которые стали моими настоящими друзьями – уже позже, в оффлайновой жизни. Я бы не пообщался и с замечательными священниками, активными в сети. Наш приход не заполучил бы молодого талантливого художника, который преподает довольным детям в воскресной школе… В общем, здесь тонкое место.

Равно и многие добрые миряне никогда бы не смогли общаться с замечательными пастырями, вроде луганского писателя отца Александра Авдюгина (rebrik) или «аэромонаха» игумена Агафангела (Белых) (igumen_aga), который служит за Полярным Кругом в Тикси.

Вообще, российская проблема – огромных расстояний – здорово решается с помощью интернета и соцсетей. Люди из провинции и глубинки имеют возможность общаться с любым священником, проявляющим интернет-активность, а священники – между собой. Причем,большинство из них не знают друг друга в оффлайне. А учитывая тысячи километров и государственные границы – и никак по-другому не смогут узнать друг друга, кроме как через интернет. Соцсети же предоставляют людям удобные сервисы для организации взаимного общения. Если лишить их такой возможности, люди останутся наедине сами с собой. Или со своим приходским духовенством – что не всегда позитивно влияет на человека, скажем прямо.

Требование «Рекомендаций» к священникам удалять из «френдов» своих бывших прихожан при смене места служения представляется мне уж чересчур строгим и немотивированным. Так будут порваны уже вполне реальные личные связи, взаимно выстраданные годами общения, миряне искусственным путем потеряют одну из возможностей общения с близким человеком, духовником. Я не понимаю такой необходимости. Предположу, что если речь идет о пресечении вероятной конкуренции между старым и новым священником в пользу нового, то такое ограничение мне тем более представляется односторонне предвзятым.

Внятный регламент – это хорошо еще и потому, что он ставит всех священников, пользователей соцсетей, в равные условия – вне зависимости от их положения, полномочий и статуса. Если бы мы имели такой регламент, то в принципе была бы невозможной история, которая случилась летом этого года в Иваново.

Там дисциплинарной комиссией был «отлучен» от интернета и по сути наказан популярный пользователь Твиттера иеромонах Иларион (Соколовский). Драматический казус заключался в том, что церковный чиновник, епархиальный секретарь игумен Виталий (Уткин) – также сверхактивный пользователь соцсетей. Отцу Илариону вменяют в вину политическую агитацию и сомнительные богословские трактовки, но именно этим же отличаются и посты его начальника: так, в последнем интервью «Российской газете» митрополит Иларион (Алфеев), председатель ОВСЦ, сказал, что тексты игумена Виталия «шокируют», звучат как «кощунство», назвал их «чушью» и предположил, что автор «просто решил эпатировать своих читателей»…

Так вот, про регламент: если бы мы имели внятный документ, регулирующий интернет-активность духовенства, подобный американскому, то в спорных ситуациях, как в Иваново, у нас были бы некоторые объективные критерии оценки интернет-деятельности. К регламенту можно было бы апеллировать на равных условиях всем членам интернет-сообществ. Пока что ситуация в Иваново развилась по классической схеме «кто сильнее, тот и прав». Упомянутые визави придерживаются противоположных политических и богословских позиций по многим вопросам – и в яркой форме равно публично высказывают их, однако лишь один из них переведен в другой монастырь для «для приобретения опыта монашеской жизни».

Грамотное же регулирование интернет-активности – но не превращенное в цензуру и при наличии доброй воли – позволило бы избежать драматических конфликтов. Как минимум, одного.

Православие и мир
Рекомендации для священников по использованию социальных сетей

Редакция портала “Православие и мир”

Священникам настоятельно рекомендуется не принимать запросы на добавление в «друзья» от лиц, с которыми они не были знакомы ранее. Число «друзей» в страницах социальных сетей нужно ограничивать только теми людьми, с кем вы раньше встречались лично.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Настоятель храма задержал злоумышленника, ограбившего «Иконную лавку»

Угрожая продавщице предметом, похожим на пистолет, преступник завладел ювелирными изделиями на общую сумму 200 тыс. руб.

Астахов предложил привязать аккаунты детей в соцсетях к страницам их родителей

Статья «Доведение до самоубийства» УК РФ содержит серьезные упущения, считает правозащитник

Что же нам делать с китами?

Действительно ли в сети есть люди, планомерно склоняющие подростков к суициду?