Священник Дионисий Костомаров: Богу важны и младенец, и мама, и пожилая прихожанка

Приходя на службу в храм, совершенно естественно желать понимания, сочувствия, проявления заботы. Совершенно естественно желать, чтобы тебе улыбнулся незнакомый человек. Естественно желать, чтобы кто-то понес с тобой бремя твоей боли или сорадовался твоим успехам. Более того, не только желать этого естественно, но, если община, в которую ты приходишь, состоит из людей, желающих быть христианами, а не казаться ими, - естественно это получать.

Иногда я, священник, бывая в разных городах нашей страны, вхожу в храм инкогнито, в светской одежде. И удивительно: иногда храм полон, негде яблоку упасть, – но в нем просторно. Бывает и другое ощущение, – в величественном соборе молится всего несколько человек, но чувствуешь тесноту: кто-то обязательно подойдет, вторгнется в твое личное пространство с замечанием или непрошеным советом. Это раздражает, а иного может отпугнуть. Возможно, отпугнуть навсегда. Несколько своих мыслей о допустимости грудного вскармливания в храме мне хотелось бы начать именно с этих простых слов: если мы еще не научились в церкви дарить друг другу тепло и заботу, то хотя бы привыкнуть уважать личные границы другого человека совершенно необходимо.

Каждый из нас приходит в храм в подчас совершенно разном состоянии и не всегда оно написано на лице. Возможно, вот эта мама с заплаканным ребенком не спала всю ночь, просыпаясь каждый час, чтобы покормить младенца. Возможно, вот этот человек выглядит растерянно не только потому, что не знает, как поставить свечку за упокой по новопреставленному. Возможно, он вообще в данный момент вообще не понимает, как и зачем дальше жить. Задача священника, как мне кажется, постараться дать почувствовать пришедшим, что они не безразличны не только ему, но, самое главное, – что они небезразличны Богу.

А этому могут помочь очень простые вещи. Во-первых, железное правило, что в храме замечания делает только священнослужитель. И, желательно, делает их исключительно в случае крайней необходимости. Я знаю, как раздражает детский плач во время Евхаристического канона. Как порой отвлекают шалящая детвора, особенно в случает, если плохо выспался. Но мои отвлечения и сложность сосредоточиться на молитве, – это мои личные проблемы.

Конечно, порой необходимо какие-то элементарные вещи необходимо проговаривать: советовать успокоить ребенка на крыльце церкви,  мягко пресекать разговоры во время службы. Но, самое главное, повторюсь, делать это мягко и в атмосфере доброжелательности. Уважая друг друга. Помня, что Богу важен каждый: и вот этот младенец, и вот эта молодая мама, и вот этот невоцерковленный мужчина, и вот эта пожилая прихожанка.

В храмах, где подобное отношение к людям является нормой, будет ощущение простора даже тогда, когда в них действительно много людей. В них не сделают замечание кормящей матери. Сама она постарается кормить так, чтобы не смущать других людей: отойти в сторону, не делать этого демонстративно. Зная, что она совершает не что-то плохое, но совершенно естественное и правильное.

Да, путь к подобной атмосфере подчас сложен. Но совершенно необходим. И начинается с того, что настоятель общины должен осознать личную ответственность за каждого пришедшего в храм человека.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Стоит ли говорить об ошибках в воспитании

Очень легко давать общие советы, когда ты сам этого не испытал

Заткнитесь! Евхаристия!

Детям, больным, старым, вонючим, слепым, глухим, уродливым выйти и никогда не приходить? Чтобы остались только вы,…

Многодетная мать: вернуться в храм ближе к пенсии

Не надо изобретать новых грехов формата «кормила грудью в храме, хотя и никто не видел»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!