Священник Феодор Людоговский: «Любовь к Родине – это деятельная любовь»

Возможная реформа школьного образования, предложенная партией «Единая Россия» и предполагающая замену части общеобразовательных предметов воспитанием патриотизма вызывает беспокойство как из-за неизбежного в случае ее введения падения уровня школьного образования, так и в связи с опасностью введения в него идеологического компонента.

По теме: Чиновники убивают российскую школу

На вопросы о патриотическом воспитании в школе отвечает преподаватель Московской духовной академии священник Феодор Людоговский.

– Отец Феодор, как Вы могли бы прокомментировать инициативу партии «Единая Россия» усилить воспитательно-патриотический компонент в средней школе?

– Чтобы оперативно сформировать четкую позицию по той или иной актуальной проблеме общественной жизни, необходимо обладать полнотой информации об этой проблеме, а это под силу лишь журналисту высокого класса при поддержке профильных специалистов. Я не журналист и не эксперт в области образования. Тем не менее, общая интенция достаточно ясна: партия власти, обеспокоившись протестными выступлениями молодежи, решила дать молодым умам конструктивные (с точки зрения партии) установки.

Если это действительно так, то мы имеем дело с весьма опасной ситуацией: под влиянием сиюминутного испуга власть готова предпринять далекоидущие шаги по реформированию системы школьного образования, вводя идеологический, пропагандистский компонент за счет сокращения преподавания традиционных школьных предметов.

– Давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Разве школа должна только учить детей? Не является ли одной из ее задач именно воспитание – воспитание человека, гражданина, патриота?

– Разумеется, это так. Но здесь мы должны отчетливо представлять себе, каково содержание этого воспитания, каковы его методы, его цели. И, что не менее важно, кто будет воспитывать.

Священник Феодор ЛюдоговскийЕсть все основания полагать, что нынешнее предполагаемое военно-патриотическое воспитание в худшем случае обернется освоением немалых сумм из государственного бюджета и разрушением системы школьного образования, а в лучшем (с точки зрения заявленных целей) – насаждением довольно мутной идеологии и отучением молодежи от способности думать и формировать свою гражданскую позицию по спорным вопросам.

– Должен ли православный христианин быть патриотом?

– Это зависит от того, что мы понимаем под патриотизмом. Если это любовь к своей Родине – не агрессивная приверженность, а именно жертвенная любовь, – то, конечно трудно представить себе истинного христианина, которому не свойственны подобные чувства. Мы же любим своих родителей, уважаем их, мы благодарны им за то, что они подарили нам жизнь, воспитали нас. Так же и со страной – она наша мать, как бы банально это ни звучало.

– Кто-то из великих сказал: «Любовь к Родине начинается с семьи». Вы согласны с этим?

– Всецело согласен. Если человек любит своих близких, если (что не менее важно!) он готов нести ответственность за свою семью, заботиться о ней, защищать ее, исправлять перекосы внутри семьи, то со временем эти его любовь, забота, ответственность, способность принимать решения будут постепенно распространяться шире – на дом, район, город, страну, на школу, университет, на другие социальные институты. Своим («моя семья», «моя страна») можно назвать лишь то, что любишь, за что отвечаешь и то, ради чего готов чем-то пожертвовать.

– Патриотическое воспитание обычно понимается как военно-патриотическое. Насколько оправдан такой подход?

– Отчасти он, вероятно, оправдан, ибо именно во время войны, военной угрозы наиболее полно и явно раскрывается суть человека, его отношение к своей Родине, к своей земле: пренебречь бронью и записаться добровольцем – или закосить, найти теплое местечко, дезертировать?

Но, к счастью, война – это исключение, а не правило. Поэтому сводить любовь к Родине лишь к защите ее от внешнего врага – довольно странно. У нас немало внутренних врагов: наша собственная глупость, жадность, безответственность. Любовь к Родине – это деятельная любовь. Эта длительная, напряженная работа по очищению себя, своей семьи, своего города, своей страны от всего того, за что стыдно, от всего того, что мешает нам свободно жить и трудиться. Любовь к Родине – это созидание, это творчество. Что именно нужно созидать, с чем необходимо бороться – это предмет для дискуссий. Но важна сама постановка вопроса.

– Но если не военно-спортивная подготовка, то что?

– Скажу о себе. Я сугубо штатский человек в третьем поколении. Мой прадед был кадровым офицером, артиллеристом, воевал в Первую мировую войну. Но дед, отец и я сам даже не служили в армии. Может быть, это недостаток моего жизненного опыта. Однако так сложилось.

Но я могу предложить альтернативное военному направление патриотического воспитания. Мой предки – преимущественно дворянского происхождения, и с детства я слышал рассказы о родственниках и пращурах, в семейном архиве сохранились родословные схемы, воспоминания, фотографии. Когда мне было еще лет 10–12, я начал во всё это вникать, изучать, систематизировать. Позже я приступил к активным поискам, познакомился с единомышленниками, нашел родственников.

Да, конечно, это мое хобби. Но согласитесь, что изучение истории своей семьи, своего рода имеет огромное воспитательное значение. Человек начинает осознавать, что он – звено в цепи многих поколений, он чувствует ответственность как перед предками, так и перед потомками. Неожиданно даже и для нерелигиозного человека становится очевидным, что нельзя жить лишь так, как хочется, нельзя руководствоваться импульсами своих мимолетных желаний. Жизнь в этой перспективе воспринимается как некое задание: продолжить лучшие традиции своего рода, сделать то, что не успели сделать отцы, деды, прадеды, исправить то зло, которое, быть может, совершили наши предки, передать нравственные (а не только материальные) ценности своим детям, внукам, правнукам.

– Генеалогия – это частное дело каждого или государство могло бы здесь как-то помочь?

– Государство, конечно, могло бы помочь. В первую очередь – предоставить гражданам беспрепятственный доступ к архивам. Архивы нужно оцифровывать, выкладывать в Интернет. Для этого нужны большие деньги. А главное – воля. Но ничего такого мы пока что не видим. Напротив, мы видим, как государство всячески противодействует тому, чтобы люди могли узнать правду о своих предках и родственниках – в том числе о пострадавших в годы сталинских репрессий, погибвших и пропавших без вести во время войны.

Приведу пару примеров. В январе прошлого года была предпринята попытка ограничить доступ к обобщенному банку данных «Мемориал», содержащему информацию о советских воинах, погибших, умерших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период. В размещенных на сайте сведениях государственными чиновниками было усмотрено нарушение «Закона о персональных данных». Через два месяца ограничения были сняты – однако это стало возможным лишь под давлением общественности.

Год спустя мы становимся свидетелями аналогичной истории. Со ссылками на тот же закон предписано закрыть и уничтожить сайт «Всероссийское генеалогическое древо» (ВГД). Я многим обязан этому сайту, его ведущей, ныне покойной Людмиле Бирюковой. Именно благодаря ВГД мне удалось заполнить многочисленные пробелы в моей родословной, подтвердить или опровергнуть некоторые семейные предания, найти дальних и не очень дальних родственников. И вот теперь этот сайт хотя закрыть. Я не юрист, и я не буду утверждать, что размещенная на ВГД информация ни в чем не нарушает действующее законодательство. Но если законы делают невозможным свободное изучение истории своей собственной семьи – это означает лишь то, что такие законы нужно как можно скорее менять.

Так что ждать помощи от государства – дело почти безнадежное. Лишь бы не мешали.

– Помимо генеалогических исследований, которые всё же интересны и доступны не всем, что бы Вы могли предложить еще в качестве невоенного патриотического воспитания?

– Воспитание, на мой взгляд, даже и в школе не должно сводиться к голой дидактике, к слушанию лекций и чтению учебника. Воспитание происходит в процессе деятельности. А работы в нашей стране – непочатый край. И деятельно проявить свою любовь к Родине может каждый. Люди более научного, созерцательно склада могли бы заниматься краеведением или, к примеру, принимать участие в решении разного рода проблем своего района, своего города – экологических, информационных, транспортных, логистических. Те, кто жажде активной деятельности, могут опекать детские дома, больницы, помогать многодетным семьям, старикам. Ведь люди, наши соседи – это ведь тоже наша Родина.

Оглянемся вокруг – всё ли нам нравится в нашем доме, в нашем дворе, на наших улицах? Пусть школы проявляют активность, направляют силы школьников на улучшение их собственной жизни. В советское время проводились субботники – мне кажется, это очень хорошее дело. При хорошей организации, при правильном подходе это будет способствовать не только чистоте школьной и придомовой территории, но и предоставит ребятам, учителям, администрации возможность пообщаться в неформальной обстановке, во время совместного созидательного труда.

А государство могло бы поддержать эти и подобные им начинания и инициативы. Или уж хотя бы не мешать. Но, к сожалению, государство предпочитает создавать и поддерживать разного рода сомнительные молодежные движения, которые много говорят о себе и о любви к Родине – но дел пока что не видно.

– И всё же, каковы, на Ваш взгляд, должны быть моральные, нравственные установки у нынешних школьников, студентов?

– Прежде всего – отвержение эгоизма и гедонизма. Да, частная жизнь гражданина, семейная жизнь – неприкосновенны. И в этом смысле я либерал по своим убеждениям. Но в то же время очевидно, что потворство своим желаниям и прихотям (т.е., с точки зрения христианства, – своим страстям) ведет к гибели и отдельного человека, и государства. И поэтому мы должны воспитывать и в самих себе, и своих детях ясное осознание того, что у каждого человека есть нравственные обязательства – перед близкими людьми, перед городом, перед страной, перед своим языком, перед отечественной культурой – перед всем человечеством, наконец. И, разумеется, перед Богом – но с этим, конечно, согласятся не все граждане нашей страны.

По теме: Чиновники убивают российскую школу

Протоиерей Димитрий Смирнов: «Патриотизм начинается с семьи»

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!