Священник-фермер Олег Емельяненко: Земля наша всех накормит – было бы желание

|

Священник Олег Емельяненко – настоятель храма святого Спиридона Тримифунтского в городе Ломоносов Ленинградской области. Мы беседуем о его приусадебном, а точнее, прихрамовом хозяйстве. Где все – своими руками. Для себя, для семьи, для прихода, для паломников и односельчан.

Отец Олег, расскажите, где вы находите время и на приход, и на уход за своими посадками и питомцами?

С утра я в храме, а вторую половину дня обычно посвящаю хозяйству. Плюс к этому у нас еще и стройка идет – возводим храм святого Спиридона Тримифунтского…

И сколько же часов в ваших сутках?

Как у всех. Просто я распределяю нагрузку так, чтобы ничто не страдало. Привык к жесткому распорядку. Двадцать пять лет так – то один храм поднимал, то другой, потом еще… Вот уже и хозяйству моему три года.

Сколько человек у вас работает?

Есть несколько помощников, но в основном я все делаю сам.

Вы, когда начинали, имели опыт в сельском хозяйстве? Или учились в процессе?

Кое-какие эпизоды в детстве были, я здесь не совсем новичок. Предполагал, как это все будет выглядеть, поэтому особых трудностей не испытывал. Но все равно человек предполагает, а Бог располагает. Без проблем обойтись невозможно, все моменты не учесть.

Вот, пожалуйста, пример. У меня есть инкубатор, я в нем выращиваю цыплят. Однажды решил разводить гусей, купил полтысячи голов, – территория позволяет, но начались проблемы с соседями. Даже из прокуратуры к нам приходили. Гуси – они ведь шумные! Многим мешают. И в этом году пришлось от них отказаться. Теперь гусей нет – и проблемы нет, но хозяйство, конечно, пострадало.

Мои земли – это земли подсобного хозяйства, т. е. я имею полное право разводить здесь что и кого угодно. Но надо понимать, что многие люди приезжают в деревню как на дачу – отдыхать. Конечно, им шум не нравится.

Получается, что деревня изменила свой статус. Если раньше хозяйство было в каждом дворе, и таких проблем просто не могло возникнуть, то сегодня это дачный поселок.

В общем, да. Люди забыли, что это такое – частное приусадебное хозяйство. И только сейчас начинают возвращаются к пониманию того, что это в первую очередь чистая и вкусная еда. Вот у нас куры а значит, яйца свои. Значит, мы их не покупаем. С мясом то же самое. Это же совсем другой вкус!

Сейчас, с изменением политической ситуации, появилась надежда, что частный сектор опять оживет. Люди поймут, что это нужно – для себя и для семьи, в первую очередь. Вспомните, раньше все держали коров, коз, а куры – те были просто в порядке вещей!

То есть, вы полагаете, что санкции – это благо для нашего сельского хозяйства?

Я надеюсь на это. Как, в общем-то, и большинство русских людей. Возьмем хотя бы одну нашу Ленинградскую область. Чего у нас много, так это травы. Так почему бы здесь не развивать животноводство, птицеводство? Сам Бог велел! Или овощные культуры – те же кабачки, та же капуста, корнеплоды – свекла, морковь… Этого добра можно выращивать бесконечно много. Обеспечивать местное население и меняться с другими регионами, где есть то, что не растет у нас. Продавать, обрабатывать излишки. Ту же кабачковую икру зачем покупать на Украине, если можно самим сделать?

Когда-то смеялись над Хрущевым, а я думаю – зря. Ведь кукуруза – уникальная культура, безотходное производство. Я ставлю ее если и не выше зерновых, то, по крайней мере, не ниже. Для животноводов – просто находка! Початки – это масло, крупа, остальное идет на корм скоту. Я выращиваю ее каждый год, хотя и считается, что она в этих широтах не растет. Но мы раз за разом доказываем обратное. Один урожай уже собрали, к середине сентября подойдет второй.

Вместо гусей у меня теперь куры, порядка 200, на вольном выпасе. Мы их кормим только травой, зерном и хлебом. Никаких комбикормов не используем. И бычки на мясо, пока только трое.

А фрукты вы выращиваете?

Есть яблочный сад – в этом году должен быть хороший урожай яблок. А еще виноград, ежевика…

У вас под Питером растет виноград?

Да, уже третий год. Шикарный виноград – вкусный, сладкий… Сейчас есть много сортов, адаптированных к нашим климатическим условиям. Я решил попробовать – ради эксперимента. Посадил четыре куста. Один из них плодоносит уже несколько лет, вьется у меня на веранде, и с ним три молодых, тоже плодоносящих. Я уже не помню, какие сорта – созреют, тогда и будет видно, что это такое. Честно говоря, меня сорт не так уж и интересует. Главное, чтобы они нормально вызревали и были вкусными. Думаю, со временем попробовать делать свое вино для богослужений.

Вы держите хозяйство только для нужд храма или все-таки продаете продукты – ведете свой маленький бизнес?

Избытки, конечно, продаем. Скажем, куры несутся круглогодично, а у нас большую часть года пост. Мы в пост яйца не едим. Естественно, что нам приходится эти яйца как-то реализовывать среди тех, кто не постится. У кого-то дети, у кого-то старики. А деньги нужны, чтобы содержать тех же кур и все остальное.

Но в первую очередь это, конечно, для себя, для семьи. Все-таки у меня пятеро детей семья немаленькая. Кроме того, при храме есть трапезная, где питаются наши работники и часть прихожан, паломники (а их немало), которые приезжают к нам каждый год.

Через магазины не пробовали продавать?

У нас не такие объемы, чтобы ставить это на поток. Продукция расходится в основном среди своих – затруднений с реализацией мы не испытываем. Когда накапливается много продукции, тех же яиц, отдаем практически по себестоимости. А если очередь – цена естественным образом немного растет. Поскольку зерно для кур мы закупаем, приходится думать и об этом. Но заработок – не самоцель. Хозяйство мы держим совершенно для другого.

Конечно, проще было бы приобрести курицу в магазине. Чем заводить цыплят, покупать для них зерно, каждый день их кормить, убирать за ними… Это совсем не дешево, если разобраться. Но лучше есть нормальное мясо, чем неизвестно что, выращенное неизвестно на чем.

И все-таки о расширении хозяйства вы не думали? Тем более сейчас, когда столько разговоров об импортозамещении.

Мысль хорошая. Но надо посмотреть, какие будут законы, ограничения. Скажем, у нас в Ломоносовском районе Ленинградской области до сих пор запрещено выращивать свиней. Хотя во многих других районах запрет уже снят. Немало людей хотели бы этим заняться, но не могут. Будь ситуация иной – и я бы взял несколько поросят. То есть, многое зависит от того, позволен или нет тот или иной вид деятельности. Значит, если у нас запрет на свиноводство, то какую свинину мы едим? Естественно, импортную.

То есть, вы готовы производить не только для нужд храма?

Если за этим не последует каких-то обременений (повышение налогов, например), то почему бы и нет? И, конечно, если есть возможность получить помощь от государства, кто ж от нее откажется? Девяносто девять процентов монастырей, у которых есть свободная земля, ее обрабатывают. Многие приходы занимаются тем же самым – покупают землю и заводят хозяйство.

Какие особенности ведения сельского хозяйства в вашем регионе – под Петербургом?

Тут нельзя ответить однозначно. Определенно могу сказать только одно: каждый год – это риск. В прошлом году лето было жаркое, я пытался выращивать помидоры в открытом грунте, и ничего не получилось. В этом году помидоры у меня в теплице, как у всех. То же самое произошло с огурцами. А с кукурузой – совершенно наоборот! Попробовали – и получилось. Теперь сажаем ее постоянно.

И крокодилы в хозяйстве имеются. Фото АиФ

И крокодилы в хозяйстве имеются. Фото АиФ

Как вы считаете, у нашей страны есть шанс прокормить себя?

Матушка Россия может все, было бы желание. Человек вообще добивается всего, чего он хочет. Но для этого, конечно, должна быть земля и возможность работать на ней, все это содержать. Но прежде всего все-таки – желание. Я, когда собирался завести свиней, общался с одной женщиной из Белоруссии – перенимал опыт. Так вот она своей свининой кормит весь поселок. Конечно, не каждый может (да и хочет) держать хозяйство. Но питаться вкусной, здоровой, свежей продукцией, я думаю, хотят абсолютно все!

Даже в нынешних условиях подсобное хозяйство – на благо. Возможности для этого, я думаю, есть. Просто нужно все хорошо рассчитать. Понимать, что первое время придется работать себе в убыток, много вкладывать и мало получать. И… это надо любить, в конце концов!

Вы имеете в виду землю и ручной труд?

Да, конечно. Потому что труд – это ответственность. Это значит, например, что невозможно никуда уехать, потому что хозяйство требует постоянной заботы. Когда я только начинал его создавать, члены моей семьи, прежде питавшиеся исключительно магазинными продуктами, очень долго привыкали к настоящему вкусу курицы. В магазине-то куры безвкусные! Жуешь их как резину, и все. Дети до сих пор этот новый – настоящий вкус не воспринимают. К сожалению.

Вообще, когда ешь то, что выращено своими руками (не обязательно мясо, и помидоры, и огурцы – все, что угодно) – это совершенно другое ощущение, другое настроение, другой вкус. Такое блюдо радует глаз, потому что оно – результат твоего труда. В определенной степени это и есть то, что одухотворяет человека – любовь к труду. Многие проблемы в нашей стране начались после того, как человек перестал трудиться на земле.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Борис Акимов: Яблоки в средней полосе растут, но в магазинах их нет

Основатель LavkaLavka о настоящем и ненастоящем фермерстве

Церковь будет совершать молебны в поддержку крестьянства в России

Молебны о благополучном урожае на полях в регионах - дореволюционная традиция.

Православный фермер Анна Бурмистрова: «В деревне дорога к Богу ближе»

Почему спасение России нужно искать в деревне и способны ли небольшие фермы накормить страну здоровой пищей

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: