Священники-выпускники МИФИ — протоиерей Олег Батов

О своем пути к вере и связи между физикой и христианством рассказывает клирик храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке протоиерей Олег Батов, выпускник МИФИ.

Я пришел к вере именно в годы моей учебы в МИФИ. Не прямо благодаря этому вузу, но думаю, что без него мой путь был бы более извилистым. Прежде всего, современная физическая наука здорово подрывает привычку опираться на обыденный здравый смысл. Даже такие простые вещи, как корпускулярно-волновая теория, не говоря уже о теории относительности или принципе неопределенности. После такой прививки догматические положения веры вовсе не кажутся противоречивыми.

Собратья-священники уже говорили, что благодаря науке становятся очевидными границы познания. Когда заходит речь о вере и знании, я часто вспоминаю слова Фрэнсиса Бэкона о том, что малые знания удаляют от Бога, а большие — к Нему приближают. Аристотель написал сначала «Физику», а потом — «Метафизику». Эти названия стали нарицательными, метафизика — это по сути продолжение физики, второй том двухтомника.

Я считаю, мне повезло со временем. Пора, когда я стал задумываться над «вечными», «проклятыми» вопросами совпала с перестройкой, стала появляться пища для размышлений. Прежде всего, толстые журналы, а в них целый неведомый ранее мир: религиозная философия — Соловьев, Бердяев, Федотов; «запрещенная» литература — «Плаха» Айтматова, «Белые одежды» Дудинцева. После лекций мы с другом шли на фильмы Тарковского, на выставки икон. Все это вместе стало для меня, по выражению апостола Павла, «детоводителем ко Христу».

Так вышло, что Новый Завет я впервые взял в руки на семинаре по матану (математическому анализу). Комсорг или профорг потихоньку собирал взносы во время семинара, преподаватель это заметил и говорит: «Был некий человек, который тоже собирал пошлины, а потом он бросил это дело и примкнул к другому человеку. Кто-нибудь знает, как его звали?» Все молчали, а я не очень уверенно сказал: «Левий Матвей?». Ответил я потому, что недавно прочел «Мастера и Маргариту». А один из сокурсников достал оранжевую книжку в мягкой обложке и сказал: «Хочешь скажу, где можно купить?» Это был Новый Завет, изданный общиной Тэзе к 1000-летию Крещения Руси.

В тот же день я поехал в храм Иоанна Воина на Якиманке и оставил там половину стипендии, зато стал обладателем «сокровища неиждиваемого». Хотя это было только началом пути. Признаться себе и другим, что я верую, а затем и переступить порог храма я смог только примерно через четыре года. Вехами на этом пути были: известие об убийстве о. Александра Меня и вскоре встреча с его книгой «Сын Человеческий», потом лекции в основанном им Университете о. Владимира Лапшина, Владимира Николаевича Лихачева, Георгия Петровича Чистякова, тогда еще не принявшего сан. Митрополит Антоний Сурожский часто повторял, что поверить можно лишь увидев отблеск вечности в лице человека. Таких людей мне посчастливилось встретить.

Позже некоторые знания и навыки, полученные мною в МИФИ, послужили для Церкви. С первых дней создания я поддерживал и развивал официальный сайт РПЦ — один из первых церковных сайтов Рунета. Его создал, кстати, выпускник МФТИ, ныне тоже священник — о. Тимофей Золотуский, служащий сейчас в Исландии.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Протоиерей Олег Батов: Хочешь, скажу, где взять Евангелие? – спросил сокурсник шепотом

Почему швейцарцы переходят в православие, бывают ли простые времена и кого можно называть «отцом»

Даже в условиях жесткого прессинга человек может оставаться самим собой

Протоиерей Александр Балыбердин о том, что делать, когда опускаются руки

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!