Священномученик Павел Березин: Упадок нравственности есть результат упадка веры

|

7 октября (24 сентября ст.ст.) Русская Православная Церковь чтит память священномученика Павла Березина. Священник Вознесенской церкви села Котово Тверской губернии, отец Павел был обвинен в «открытых выступлениях перед верующими с антисоветскими и контрреволюционными проповедями». 75 лет назад, 7 октября 1937 года по приговору Тройки НКВД он был расстрелян.

Откуда книги?

В январе 1929 года в средней школе села Котово Молоковского уезда Тверской губернии случилось, как сейчас говорят, «ЧП». Директор школы Татьяна Васильевна,войдя в класс до начала занятий, увидела, что ученики с увлечением читают какие-то книги. Такого на ее памяти еще не бывало, это настолько поразило ее, что она несколько минут стояла молча, не зная, что сказать.

Некоторые дети стали показывать книги, говоря: “Смотрите, Татьяна Васильевна, какие нам дали книги”. Директор стала отбирать книги, и, видя это, дети попрятали их под парты. Но директор настояла, чтобы книги отдали ей.

Среди изъятого директором оказалась книга “Таинство святого причащения” и множество проповедей.

– Откуда вы получили эти книги? – спросила директор.

Дети ответили, что книги им дал священник. Директор поспешила «проявить бдительность» и попросту «сдала» священника вышестоящим инстанциям. Отобранные книги с соответствующим сопроводительным письмом она отправила секретарю волостной партийной ячейки.

Узнав от детей о том, что директор отобрала у них книги, о. Павел пришел к ней в школу и сказал:

– Эти книги принадлежат мне, и я прошу мне их и вернуть. Вы живите – как хотите, а я буду жить – как я хочу, у вас свое, а у меня свое. Вы вот как воспитываете детей, разве можно так воспитывать, что дети бегают у вас по церковной ограде и по могилам?

Директор книг не отдала. Впоследствии начальник волостной милиции вызвал священника и потребовал, чтобы о. Павел больше не давал детям религиозную литературу. “Раз этого делать нельзя, то этого делать не буду”, – ответил священник.

Парторганы никак не отреагировали на «сигнал», и об отце Павле вспомнили только в сентябре 1929 года, когда власти инициировали очередную антицерковную кампанию в СССР.

«Березин книгу отдавать никому не велел»

В биографии отца Павла Березина немало белых пятен и извилистых путей. Известно, что священником он стал только в возрасте 37 лет. К тому времени у него за плечами был Варшавский университет (Историко-филологический факультет) и с десяток лет учительства в родной Тверской губернии. В частности, в Новоторжковской учительской семинарии он преподавал Закон Божий.

Он рано овдовел. Когда к власти пришли большевики, дети уже были взрослыми и проживали отдельно от него (это и спасло их в дальнейшем от преследований НКВД). Известно, что в 1920-е годы отец Павел жил один, служил в Вознесенской церкви села Котово Молоковского уезда. Хозяйства и даже своего дома у него не было – он снимал комнату неподалеку от храма. По-видимому, отец Павел был одним из немногих людей на селе, кто читал и собирал книги, поэтому местные жители нередко обращались к нему за чтением.

21 сентября 1929 года директор школы была вызвана к следователю и подтвердила, что священник действительно давал детям читать религиозные книги. После нее в тот же день к следователю была вызвана учительница школы, которая показала:

“Находясь на квартире, занимаемой мною в селе Котове, однажды к моей квартирной хозяйке явилась в посидки гражданка села Котова Платонова Анна, каковая в процессе разговора с моей хозяйкой сказала, что батюшка дал интересную книгу ей и велел последнюю прочитать ее дочери Соне, ученице моего класса. Разговор Платоновой с моей хозяйкой я услыхала через переборку, так как я сама лично находилась в другой комнате.

Выйдя из своей комнаты в комнату беседующих женщин, я спросила у Платоновой, что у нее за книга и откуда последнюю она получила. Платонова на мой вопрос ответила, что книгу ей дал священник села Котова Березин, но книги она при себе не имела. На следующий день мною о разговоре с Платоновой было сообщено уполномоченному… Последний просил достать книгу, для чего я пошла к Платоновой. Получить книгу от Платоновой мне не удалось в силу того, что она заявила: “Березин книгу отдавать никому не велел”.

Против комсомола

В тот же день следователь допросил местного комсомольца, подавшего заявление на поступление в члены партии. Он показал, что помимо прочего, «поп Березин» еще и является противником комсомола:

“Я слышал от ныне умершей Николаевой, что Березин давал ученикам школы книги, как-то: Закон Божий, Священную историю и тому подобное. И что Николаеву Березин приглашал несколько раз зайти… а также она говорила, что поп Березин говорил ученикам после занятий в школе, давая литературу: “Читайте, она вас приведет к добру…” Мероприятий Березина против колхоза я не знаю. Мне пришлось слышать от комсомольца Хорева Николая Андреевича… что ему его мать Варвара Хорева говорила, чтобы он ушел из комсомола, что в комсомоле его испортят и о. Павел его ругает…”

Получив эти показания, следователь вызвал на допрос Варвару Хореву, которая подтвердила «антикомсомольский» настрой священника:

«Священник о. Павел на исповеди мне стал говорить, что у тебя есть сын-комсомолец, на что я ответила, что есть, а у меня в семье верно, есть сын Николай Хорев, состоящий в комсомоле. Когда я ответила о. Павлу Березину, что сын-комсомолец вреда нам не делает, он, Березин, ответил, что так нельзя позволять”.

В тот же день следователь арестовал отца Павла, и он был заключен в камеру при Молоковском отделении милиции. На следующий день следователь допросил священника; о. Павел, отвечая на вопросы, подтвердил, что давал книжки детям, но отрицал, что агитировал против комсомола:

“В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю и по делу объясняю, что при селе Котово, где я служу в церкви, а также проживаю, имеется школа, в которой обучаются ребятишки окружающих селений. Было два или три случая, когда ко мне некоторые ученики-ребятишки обращались по нескольку человек с просьбой дать почитать книжек, ввиду чего я им давал книжки “Закон Божий”, “Молитвы”,”Священная история Ветхого и Нового Завета”, рассказы нравственного характера,и некоторые из этих книжек я получил от ребятишек обратно, а часть книжек в школе учительница Васильева отобрала у ребятишек и мне их не вернула, а куда она их дела, я не знаю…

С учительницами, ввиду невозвращения ими мне моих книжек, даваемых ребятишкам, я не ругался совершенно, а только их просил возвратить эти книжки. Кому именно я давал из учеников литературу персонально, фамилии учащихся припомнить не могу… Ко мне однажды обратилась гражданка Платонова за книжкой, и я ей дал книжку, но при этом не говорил дать книжку почитать дочери. При религиозных обрядах, проповедях и исповедях я никогда не использовал свое положение в целях проведений мероприятий против власти… Против того, чтобы молодежь посещала красные уголки, против комсомола никогда ничего не предпринимал”.

После допроса о. Павел был отправлен под конвоем в Бежецкую тюрьму. Как сообщает автор жития отца Павла, игумен Дамаскин (Орловский), «все небольшое имущество его было описано и изъято, причем из списка изымаемого не вычеркивалось ничего, не исключая рясы, одеяла с подушкой и карманных часов».

Протоиерей Павел Березин. Бежецкая тюрьма, 1929 год. Источник: fond.ru

Протоиерей Павел Березин. Бежецкая тюрьма, 1929 год. Источник: fond.ru

«Поповско-кулацкая шайка»

Далее в селе Котово развернулась типичная по тем временам история. Дело в том, что в Котово, как и всюду по России, народ активно сопротивлялся насильственной коллективизации. Одним из способов подавления этого сопротивления со стороны властей было изъятие из села наиболее социально –активных из так называемых «антисоветских элементов» – в первую очередь, духовенства и зажиточных крестьян. Это называлось «изобличить поповско-кулацкую шайку».

Так, следователь допросил местных комсомольцев, один изкоторых стал показывать против своих односельчан Ивана Феоктистова и Семена Старшинова, будто бы они выступали против организации колхоза. В качестве преступления Сташинова с Феоктистовым было указано то, что на сельском сходе, посвященном самообложению, на котором было принято решение о 25% самообложении, ни Старшинова, ни Феоктистова не было, а когда они принимали участие, сход принял решение только о 15% самообложении.

Вызванный на допрос Алексей Александров (в 1918 году он командовал продотрядом) показал, что Семен Старшинов и вся его семья до сих пор не может примириться с советской властью. Впрочем, ничего конкретного он назвать не смог, а, желая себя оправдать, сказал:
«Старшиновы очень хитрые и осторожные, на собраниях открыто против того или другого мероприятия не выступают и действуют через других. Через кого, я, конечно, сказать не могу”.

Деревенский комсомолец Семен Егоров на допросе дал против Семена Старшинова показания самые нелепые: будто тот, когда Михаила Егорова в 1918году выбирали уполномоченным от уезда, дал ему такой наказ:

“Если советскаявласть даст нам хлеба, пусть существует, а если не даст, то такая власть нам ненужна”, а также будто бы он хотел убить Михаила Егорова и выдрать нерадивых крестьян за незаботу о церкви».

Семен Старшинов на допросе отверг обвинения:

“Выбирался ли в 1918 году Михаил Егоров в уполномоченные от общества, я не помню, а также не помню, давал ли какой ему наказ от имени общества. Драть за неисправность исповедей я никого не собирался и не предполагал это делать».

Тогда был вызван на допрос член Котовского сельсовета. Он дал заведомо ложные показания, всецело руководствуясь партийными директивами:

“Мне как члену сельсовета и комсомольцу-общественнику приходится ощущать ожесточеннейшую классовую борьбу в нашей деревне. Поповщина с группой кулаков Семеном Старшиновым, Иваном Феоктистовым противодействовали всякой общественной работе комсомольской ячейки… Противодействие исходит сразу из двух лагерей. Попы обрабатывают в церкви во время исповеди, проповедей, как например, поп Березин во время исповеди спрашивал, комсомолец ли сын. Когда она ответила: “да”, то он начал ей говорить нехорошее. Старшиновы, Феоктистов и их подкулачники проводят свою деятельность вне церкви, в закоулках и в уголках, вне и во время собрания….”

На основании подобных показаний 29 сентября ОГПУ арестовало Семена Старшинова и Ивана Феоктистова, они были заключены в Бежецкую тюрьму. В тот же день был допрошен крестьянин, который сказал:

“Священник Павел Березин был в хороших отношениях со Старшиновым. Каждый праздник у него останавливался, пил чай. Никаких суждений по поводу соввласти не было. Ведет ли священник антисоветскую агитацию, я не знаю. Сам я никогда против советской власти не выступал”.

Таким образом, дело о «поповско-кулацкой шайке» было готово. 13 октября следователь ОГПУ составил текст постановления, в котором писал:

“Рассмотрев следственный материал по делу, в коем они достаточно изобличаются в том, что вели антисоветскую агитацию, направленную на срыв проводимых соввластью кампаний… стремились развалить комсомольскую организацию путем угроз, влияния на родителей и так далее, постановил: привлечь Березина, Старшинова и Феоктистова в качестве обвиняемых, предъявив им обвинение в антисоветской агитации”.

«Железная рука пролетарской диктатуры»

20 октября обвиняемые были вызваны в последний раз к следователю. На вопрос, согласны ли они с предъявленным обвинением, о. Павел сказал:

«По существу… виновным себя не признаю. Антисоветской агитации в проповедях и частных беседах не вел, разваливать комсомольскую ячейку путем влияния на родителей не стремился. Все предъявленные обвинения считаю чистейшей клеветой».

В то время, когда обвиняемые находились в тюрьме, в газетах была развернута кампания против них. Одна из статей в газете “Бежецкая жизнь” кончалась словами:

“Теперь, когда ведется следствие, когда в район выезжают рабочие бригады, надо принять все меры к тому, чтобы каленым железом выжечь осиное гнездо кулачья, попов и подкулачников.Только при условии ликвидации кулацкой шайки и при условии широкого развертывания массовой работы, в частности – с беднотой, деревенские передовики смогут успешно вести свою работу по социалистическому устройству деревни. Железная рука пролетарской диктатуры жестоко накажет тех, кто вредит нашему социалистическому строительству, тех, кто преступной рукою вырывает из наших рядов лучших борцов!”

13 января 1930 года Особое Совещание приговорило священника Павла Березина к высылке в Северный край на три года, а крестьян Семена Старшинова и Ивана Феоктистова – к лишению свободы сроком на шесть месяцев. 23 марта священник этапом прибыл в один из северных лагерей, откуда его отправили в ссылку в город Мезень Архангельской области.

«Дорогой папа!»

Из ссылки о. Павел направил прошение во ВЦИК с ходатайством об освобождении. Оно было удовлетворено, и 18 июля 1931 года священник выехал из Архангельска в село Котово Тверской области, где стал служить в той же церкви.

Он жил один, в крайней бедности. Сын его жил в Ленинграде, учился там в университете. Отношения с сыном – еще одна трагедия жизни отца Павла. Сын и внук священника, Дмитрий Березин, покинув родное село, стал ученым-антирелигиозником. Сохранилось его письмо отцу:

«Дорогой папа! …. Я знаю о твоем тяжелом положении, и мне всегда очень хочется тебе помочь, но возможности для этого пока нет, так как я окончу университет лишь осенью, а стипендия невелика для Ленинграда. Но как поступлю на работу, при первой же возможности буду тебе помогать. И не уверяй, что Бог не оставит меня своей милостью.

Когда вы, верующие, “творите добро”, вы обязательно ждете награды за это, если не в земном, то в загробном мире. Мы же, неверующие, делая какое-либо хорошее дело, не думаем ни о какой награде. Для нас лучшая награда – это сознание того, что сделанное нами дело полезно для человеческого общества,что оно есть хотя бы небольшой вклад в общее дело построения социалистического общества, где все будут радостно и счастливо жить и работать.

Кстати, я думаю, что у тебя об этом будущем обществе, вероятно, существуют неправильные представления как о чем-то сером, угнетающем личность,превращающем человека в животное, а человеческое общество в стадо. Враги социализма всегда старались и стараются изобразить его именно в таком виде,и неудивительно, если ты этому и поверил.Но хватит о политике. Тебе это, вероятно, неприятно, но если хочешь, то в следующих письмах можно завязать полемику…

Я тебя уважаю… Я понимаю, что теперь тебе особенно трудно отказаться от своих взглядов, так как у каждого обладающего определенным уровнем нравственности человека должны быть какие-то духовные идеалы. Для нас они заключаются в достижении всеобщего счастья как материального, так и духовного, в работе, в науке, в литературе, в музыке и т. д. У тебя этих идеалов в современной жизни нет, и естественно, что единственное утешение ты находишь в религии”.

Вознесенская церковь села Новокотово (Котово). Источник: hram-tver.narod.ru

Вознесенская церковь села Новокотово (Котово). Источник: hram-tver.narod.ru

«Вы можете со мной делать что угодно»

Вскоре наступил кровавый 1937 год, и «борьба с религией», не без участия таких людей, как сын отца Павла, из плоскости идеологической переместилась в плоскость физической расправы. В отличие от 1929 года, когда следователи пытались имитировать «непротиворечивость показаний», в 37-м дело против отца Павла не содержало ни малейшей логики.

27 июля 1937 года отец Павел был арестован и заключен в Краснохолмскую тюрьму. На следующий день состоялся допрос.

– Скажите, гражданин Березин, чем вы занимались до революции и после революции?

– До революции и после я занимался исключительно служением и больше ничем не занимался вплоть до 1937 года, исключая только срок отбывания в ссылке. Хозяйства не имел никакого.

Далее, как и в 1929 году, односельчане, опасаясь расправы, давали ложные показания на отца Павла как на «антисоветчика». Председатель сельсовета пересказывал «антисоветские» проповеди Березина:

«В конце 1936 года в церкви погоста Котово собравшимся в церкви колхозникам после службы читал проповедь, в которой говорилось: “В настоящий момент при советской власти мы находимся в ужасно плохом положении. Избегнуть такого положения можно только исключительно через… крепкую веру в Бога”. Проповеди в церкви Березин читает после каждой службы, стараясь привлечь внимание людей к вере в Бога… В 1936году в марте Березин читал проповедь такого содержания: “Миряне, знаете ли вы, почему пошел разврат в семьях, разводы мужа с женой и снова женитьба,частая смерть людей… Это все оттого, что вы забываете Бога и не обращаете внимания на Церковь”.

Отца Павла допрашивали много раз, днем и ночью, лишая его сна. Однако ни разу он не дал признательных показаний.

–Расскажите о ваших контрреволюционных проповедях среди верующих и чем вы руководствовались.

– В своих проповедях я очень много говорил о том, что мы сейчас наблюдаем упадок нравственности, и в смысле нравственности мы находимся в ужасном, отчаянном положении; люди, видя такое положение, кончают жизнь самоубийством… Упадок нравственности есть результат упадка веры, а это все вместе ведет к физическому вымиранию людей.

– Гражданин Березин, где и когда вы собирали нелегальное собрание верующих, какие обсуждались вопросы?

– 25 апреля 1937 года в сторожке Вознесенской церкви во время перерыва в службе собрались на отдых верующие. Я решил воспользоваться этим моментом для того, чтобы довести до сведения верующих то, что Калининский архиепископ отстранил от службы священника Одинцова за склоку. Больше никаких вопросов в это время не обсуждалось, и я сказать ничего не могу. Вы можете со мной делать что хотите, но я сказать не могу, потому что других вопросов не было…

В обвинительном заключении следователь написал:

“Березин, возвратившись после отбытия срока наказания, продолжал систематически проводить антисоветскую контрреволюционную агитацию, выражавшуюся в открытых выступлениях перед верующими с антисоветскими и контрреволюционными проповедями, в которых распространял провокационные слухи об… упадке нравственности, объясняя это существованием советской власти и коммунистической партии. Распространял провокационные слухи о разложении семьи, о разврате среди населения, при этом сохранял контрреволюционную литературу”.

3 октября Тройка НКВД приговорила отца Павла к расстрелу. Священник был расстрелян через несколько дней – 7 октября 1937 года.

См. житие священномученика Павла (Березина), составленное игуменом Дамаскином (Орловским) 

Читайте также:

Священномученик Вениамин (Воскресенский): «Я борюсь с неверием»

Священномученик Григорий Раевский: Команда спасается, но капитан должен погибнуть

Жизнь и смерть священномученика Горазда

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Святой Патриарх Тихон: Без лукавства и святошества

Светский стиль общения Патриарха Тихона, его склонность к юмору подчас даже раздражали консервативное монашество

И вот мы уже все историки!

В стиле 1937-го: почему опасно “играть в историю”

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: