Священномученики Александр (Смирнов) и Феодор (Ремизов): зверски убиты «на всякий случай»

|

14 ноября (1 ноября ст.ст.) Русская Православная Церковь вспоминает священномучеников Александра (Смирнова) и Феодора (Ремизова). Священники подмосковного села Вышегород, в 1918 году они были зверски убиты карательным отрядом латышей. Расправа над ними была невероятно жестокой и ничем не обоснованной, невиновность священников признали даже местные большевики.

Казанский храм г.Реутова, где покоятся мощи священномучеников Александра и Феодора. Источник: temples.ru

Казанский храм г.Реутова, где покоятся мощи священномучеников Александра и Феодора. Источник: temples.ru

Праздник на селе

14 ноября 1918 года в сельском храме села Вышегород Верейского уезда Московской губернии отмечался престольный праздник — память бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана. На торжество съехались духовенство и миряне со всей округи. После литургии и молебна состоялась общая трапеза. Накрытые столы, славословия, песни… Казалось, ничто не предвещало беды.

Вышегородцы привыкли с спокойной, размеренной провинциальной жизни. Когда-то в XIVвеке здесь был город, так называемый «Вышгород московский», о чем напоминали развалины древнего городища в стороне от села. В XVIII веке Вышегород потерял прежнее значение и превратился во владельческое село графов Шуваловых. Деревянная Ризоположенская церковь была построена здесь еще в 1791 году местной графиней Екатериной Головиной, урожденной Шуваловой. В храме было два престола: один — во имя Положения ризы Пресвятой Богородицы, другой — во имя бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана.

К началу XX века село было уже бедное, отдельных домов для священника и псаломщика при храме не было, и церковнослужители жили в наемных сырых и холодныхкрестьянских избушках. Помещения эти, как сообщали клировые ведомости, едва ли были пригодны для жилья, но «за неимением других свободных приходилось причту с семействами ютиться в таких».

Настоятелем Ризоположенской церкви чуть больше года назад, в 1917-м, был назначен молодой иерей Феодор Ремизов. Отец Феодор был потомственным священником, он родился в семье иерея Николая Ремизова и был рукоположен в «революционном» 1917-м году. Он пришел служить в этот бедный приход на место своего брата, священника Александра Ремизова, у которого с женой Александрой было шестеро детей. Жить такой большой семье при Ризоположенской церкви было негде, и отец Александр перевелся на другой приход (а у отца Феодора детей еще не было).

Икона священномученика Феодора (Ремизова). Источник: petr-icons.ru

Икона священномученика Феодора (Ремизова). Источник: petr-icons.ru

Снять рясу, остричь волосы

14 ноября молодой отец Феодор был хозяином праздника. Среди гостей был и настоятель другого вышегородского храма, Крестовоздвиженского — иерей Александр Смирнов. В 1918 году отцу Александру было 43 года. У него была супруга и двое детей — старшая дочь Елена и младший сын Александр.

Выпускник Московской духовной семинарии, несколько лет после выпуска он работал учителем Закона Божия в селе Круглино Дмитровского уезда Московской губернии. Затем женился, принял в 1903 году священный сан и с тех пор служил в Вышегороде.

Каменный Крестовоздвиженский храм, расположенный на древнем вышегородском городище, где служил отец Александр, был также построен в XVIIIвеке на средства графов Шуваловых. Приход отца Александра к началу XXвека тоже был бедным и не мог построить священнику жилье, но в 1913 году местный благотворитель, помещик Шлиппе бесплатно предоставил семье священника квартиру в своем доме.

Священник Александр Смирнов. Фото: pstbi.ru

Священник Александр Смирнов. Фото: pstbi.ru

У отца Александра был очень красивый и сильный голос, так что священноначалие не раз хотело перевести его в Москву в один из соборных храмов, — но он отказывался покинуть свой приход. К службе отец Александр относился трепетно, всегда неукоснительно соблюдал церковный устав, за что его уважали не только собственные прихожане, но и старообрядцы, которых в Верейском уезде до революции проживало множество.

Отец Александр уже пережил один конфликт с безбожным режимом. В 1918 году был издан декрет об отделении Церкви от государства, и местные власти потребовали от священника, чтобы он перестал ходить по селу в рясе и остриг волосы — по-видимому, считая, что сам по себе священник, свободно идущий по улице уже есть форма христианской проповеди. Однако отец Александр посоветовался со старцем-духовником и не стал выполнять предписания. На вопрос, почему, он отвечал, что распоряжение это беззаконно и он должен поддерживать традиционный облик православного пастыря.

Мертвый милиционер

Трапеза и беседа шли своим чередом…. Впрочем, светлая радость праздника омрачалась тревожными вестями. Священники и прихожане не могли не знать, что накануне в селе произошло убийство. Крестьяне, возмущенные жестокостью сельского милиционера Мужерова, не найдя на него управы у местных советских начальников, совершили самосуд и убили его. Реакция советской власти была незамедлительной. За смерть милиционера была назначена месть. Из Москвы в уезд был послан карательный отряд латышей числом в пятьдесят всадников, которые должны были жестокостью казней устрашить крестьян.

Праздник у Ризоположенской церкви закончился, священники и прихожане разъехались по домам. В тот же день, ближе к вечеру, в расположенную рядом с Вышегородом деревню Новая Борисовка въехал вооруженный отряд.

По пути карателям повстречался церковный сторож, и красноармейцы зарубили его шашками. Далее в Вышегороде началась кровавая резня. Крестьяне, заподозренные в убийстве милиционера, были без всякого суда казнены. По-видимому, «заодно», для пущего устрашения, каратели решили разделаться и с прочими представителями местной «контры». Так приняли мученическую смерть священники Феодор и Александр.

«Начальник не может ждать!»

Священников было решено убить «просто так», безо всякого повода. Даже формального обвинения в «контрреволюционной деятельности» отцу Александру и отцу Феодору не предъявили. Тем более не было какого бы то ни было суда или следствия. Расправа с ними была ничем необоснованной и невероятно зверской.

Узнав, что отец Александр дома, каратели подослали к нему свою сообщницу — местную фельдшерицу. Фельдшерица попыталась выманить священника из дома и пригласила его в сельсовет.

— Зачем я пойду? — прямо и просто ответил священник, — Я ни в чем перед властью не виноват.

— Как хотите, — ответила та и ушла, но в голосе ее прозвучала угроза.

Жена отца Александра со старшей дочерью Еленой решили сами пойти к сельсовету, чтобы посмотреть, что там происходит. В доме остались лишь священник и его четырехлетний сын Александр. Вскоре раздался громкий стук в дверь.

Отец Александр открыл, дом наполнился вооруженными латышами.

— Собирайтесь, вас вызывают к начальнику.

— Я не могу покинуть дом, где остается только маленький мальчик, — ответил священник.

— Но начальник не может ждать!

Сопротивляться было бессмысленно. Помолившись, отец Александр надел рясу, шапку и вышел на улицу.

Был тихий осенний вечер, недавно выпал первый снежок. Держа в руках горящие свечи, каратели повели отца Александра на казнь.

«Знайте, что вы все скоро погибнете…»

Вместо сельсовета отца Александра повели к выезду из села, по дороге на Новую Борисовку. По пути они встретили идущего под конвоем отца Феодора, также арестованного, и тогда священникам объявили, что они будут сейчас казнены.

Икона священномучеников Александра Смирнова и Феодора Ремизова. Источник: pstbi.ru

Икона священномучеников Александра Смирнова и Феодора Ремизова. Источник: pstbi.ru

— Тогда надо помолиться, — сказал отец Александр.

— Молись, — разрешил начальник отряда.

Священники, преклонив колена, стали молиться Богу. Через некоторое время отец Александр произнес:

— Я готов. Теперь делайте со мной, что хотите, но знайте, что все вы вскоре погибнете.

Только лишь он это сказал, палач взмахнул шашкой и рассек ему голову от правого виска до темени. Священник упал на колени и поднял руку для крестного знамения. Последовал второй удар шашкой. Но священник был жив. Тогда палачи выстрелили ему в голову и в шею и дважды проткнули живот штыком до спины и единожды поперек от бока до бока.

После этого палачи приступили к отцу Феодору. Священник стал обличать их в жестокости и убийствах. В ответ они начали бить его по лицу, и когда он упал, палач дважды выстрелил в него. Отец Феодор был еще жив, но каратели не стали добивать его и поспешили покинуть скорее место казни.

Проезжая через деревню, латыши бросили крестьянам:

— Ну и поп этот ваш Александр, никогда еще таких мы не видели.

И далее рассказали об участи, которую он им предвозвестил.

Слова отца Александра исполнились в точности. Через несколько дней весь отряд карателей был уничтожен под селом Балабановым восставшими крестьянами.

Свидетелями мученической кончины священников были несколько горожан, которые запаслись в деревне продуктами и собирались домой. Завидев отряд карателей, они спрятались и из укрытия наблюдали за происходящим, но как только каратели уехали, опрометью бросились бежать. Лишь через некоторое время они рассказали деревенским о том, что было.

На следующий день рано утром один из местных жителей при въезде в Новую Борисовку услыхал стоны. Он слез с лошади и увидел лежащего на снегу отца Феодора. Неподалеку обнаружил тело отца Александра. Он побежал за подмогой, но когда вернулся, отец Феодор уже скончался.

На третий день состоялось отпевание и погребение священномучеников. На похороны собралось множество народа. Сразу же после убийства власти из боязни нового антибольшевистского выступления поспешили признать священников невиновными и прислали на погребение своих представителей, которые шли среди прихожан с белым знаменем в знак невиновности мучеников.

Память

В двадцатых годах дом в Вышегороде, где жила семья отца Александра Смирнова, был сожжен. Из всего имущества уцелела среди пепелища лишь фотография отца Александра, обгоревшая по краям…

Рака с мощами священномучеников Александра и Феодора в Казанском храме г.Реутова. Источник: reutov-hram.ru

Рака с мощами священномучеников Александра и Феодора в Казанском храме г.Реутова. Источник: reutov-hram.ru

Храмы Вышегорода, где служили отец Александр и отец Феодор, до наших дней не сохранились — они были уничтожены в годы хрущевских гонений. В начале 1980-х годов была разрушена и единственная оставшаяся в селе православная часовня. С тех пор в Вышегороде нет ни храма, ни священника.

Мощи священномучеников были найдены верующими на местном кладбище 8 октября 1986 года.

На Архиерейском Соборе 2000 года священники Александр и Феодор были причислены к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

По благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия 20 сентября 2003 года мощи священномучеников Александра и Феодора были помещены в храме Казанской иконы Божией Матери в городе Реутове Московской области, где в 2001 году был освящен придел во имя новомучеников и исповедников Российских.

См. житие священномучеников Александра Смирнова и Феодора Ремизова, составленное игуменом Дамаскином (Орловским)

Читайте также:

Прот. Кирилл Каледа: Память о пострадавших поможет сохранить единство нашего народа

Красный террор: тринадцать убийств на берегу реки Цны

Преподобномученик Сергий (Чернухин): отказался подписаться на заем — погиб в лагере

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Жители Черноголовки привезут камни с мест захоронений новомучеников для поклонного креста-реликвария

В конструкции поклонного креста сделаны ниши для камней, привезенных с расстрельных полигонов и мест захоронения репрессированных

Октябрьская революция: сто лет одиночества

Быть может, бросая в огонь образа, сжег наш брат свое подобие?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: