Святой Афон и мир: Архонтесса Маро в городе Серрес и на Святой Горе

Источник: Agionoros.ru
|
Святой Афон и мир: Архонтесса Маро в городе Серрес и на Святой Горе

Маро родилась в 1418 году. Она была дочерью сербского деспота Вулку Георгия Брагович и Ирины, дочери Матвея Катакузиноса. Сербский народ назвал ее Гериной. Ее сестра Елена была замужем за Давидом Комниным, последним императором Трапезунды, их семья после упадка жила в городе Серрес.

Георгий Брагович стал преемником своего дяди Стефана Лазаревича. Во время правления Браговича Сербия попала в еще большую зависимость от турков и была вынуждена расторгнуть союз с венграми, которым был передан Белград. От Браговича потребовали отдать дочь в жены султану Мураду II, а отказ от выполнения этого требования стоил ему турецкого набега на его страну. В 1433 году униженный и оскорбленный Георгий Брагович во время похода под предводительством Шикин Паши был вынужден подписать новый союзный договор и отдать свою несовершеннолетнюю дочь султану.

Свадьба состоялась 14 сентября 1435 года в Эдирне, когда Маро было всего лишь 17 лет, этому событию предшествовала двухлетняя помолвка. Султану же Мураду в качестве приданого были переданы несколько сербских районов. Сурутзас Паша привез Маро в Адрианополь вместе с двумя ее братьями, Григорием и Стефаносом. Султан позволил своей новой жене остаться христианкой. Маро, как она сама считала, напрасно принесла себя в жертву Родине. Однако она решила, что ей лучше быть с турками, чем с венграми, большинство которых были католиками. Оставаясь христианкой, она ревностно помогала православному духовенству. Используя свое положение и влияние, она внесла огромный вклад в дело свободы голоса порабощенных верующих. Ее миссия заключалась в объединении Православной Церкви и монастырей Блестящего двора. Ее незаметные, на первый взгляд, дружеские отношения с турками нашли свое отражение в обмене письмами между Дубровником и Венецией.

Репутация Маро в турецкой среде стала постепенно укрепляться. Муж-султан позволял ей вмешиваться в дела дипломатии, и в 1438 году она склонила своего отца стать на сторону турков и выступить против венгров. В то же время два ее брата устроили заговор против султана, и султан ослепил их. Хотя Маро и попыталась отговорить его от этого, но ей так и не удалось предотвратить беду. В 1441 году они вернулись в Сербию.

После очередного поражения Сербии Маро основала новый альянс за пределами Адрианополя 2 июня 1444 года. Согласно различным источникам, при дворе своего отца Маро получила великолепное образование, а его приемный сын Мехмед II своими успехами был обязан именно ей. По историческим записям Критовуло, именно благодаря ей он научился говорить по-гречески.

После смерти ее мужа Мурада II в феврале 1451 года его преемник Мухаммед II разрешил Маро с великими почестями вернуться в Сербию, после чего был заключен долгожданный мир. Ей было возвращено ее приданое и учреждена хорошая пенсия, как об этом говорит Халкокондилис. В том же году летописец Г.Франтзис предложил ей выйти замуж за императора Константина Палеолога XI. Согласно С. Ренсимену, Франтзис считал богатую христианскую вдову султана, которая была еще довольно молода и любима в турецком дворе, а также обладала большим влиянием в турецких кругах, хорошей партией для императора. Отказ Маро был безоговорочным, так как она обещала себе, что, как только ей удастся уйти из гарема султана, она посвятит всю свою оставшуюся жизнь благотворительности, оставаясь в безбрачии. В 1454 году подобное предложение поступило и от чешского правителя, которого, однако, ждала та же участь, что и его предшественника.

Ее отец умер в 1456 году, а в 1457 году скончалась ее мать. Тогда-то в семье Маро и сложились довольно напряженные отношения, так как семья разделилась на тех, кто надеялся на мирное сосуществование, пусть временное, с турками, в то время как другие надеялись на помощь Запада. Маро даже не присутствовала на похоронах своей матери, пытаясь избежать нежелательных встреч с западниками. Она уехала в Адрианополь с дядей Фомой Kaтакузиносом и с братом Григорием, который впоследствии, скорее всего, стал монахом в Афонском монастыре Хиландар. Стефан, вероятно, переехал в православную сегодня Албанию и там женился на дочери губернатора Ангелине.

У него родились трое детей, которые были канонизированы. Старший сын, принц Георгий Валахский, стал монахом и архиепископом сербов, приняв имя Максимус. Он заключил мир с Молдавией и Валахией после Богдана Радулу. Мехмед воспринял возвращение Maрo с радостью. Ее сопровождала ее племянница Кралица, дочь архиепископа Лазаря, которую Мехмед II сразу же взял себе в супруги.

Езова была отдана Маро Мехмедом II. Езова, Езиова, Eзевай, Eзиови, Нисва, сегодняшние Дафни – это был известный город, где находился престол епископа. Епископом в эту эпоху был один из основателей монастыря св. Иоанна Крестителя в городе Серрес отец Иоаникиос, в храме монастыря сохранилась его могила, из-за болезней он был вынужден оставить епископство. Он происходил из богатой семьи города Серрес и еще молодым принял иночество на Афоне.

Маро, окруженная сербскими чиновниками и духовенством, вела дипломатические переговоры с разного рода представителями других стран, как независимая госпожа. В 1469 году с разрешения султана ее сестра княгиня Екатерина переехала в Eзова после насильственной смерти ее мужа Улдериху. В 1456 году в Белграде она тщетно пыталась оказать сопротивление Габсбургам (австрийцам). Две сестры сыграли огромную роль, выступая посредниками в войне между венецианцами и турками (1463-1479 гг.), особенно в период с 1470 по 1475 гг. Во всем, что касалось дипломатических поручений, обе стороны доверились сестрам. В 1471 году Маро лично сопровождала посла Венеции на состоявшейся в Константинополе встрече, хотя она нечасто туда ездила.

На церковную политику Маро продолжала влиять, пользуясь добрым именем Бранкович в Османском государстве. С 1457 года она взяла на себя круг обязанностей семьи, к которым относилась очень серьезно после династии Неманидон. Ее приемный сын Мехмед уважал Maро, называл ее матерью, хотя она было ему мачехой. Султан считал ее полноправным членом семьи. Поэтому Маро и могла занимать такие высокие и ответственные посты, а в силу этого исполнять роль покровителя всей Православной Церкви на территории Османской империи.

Три раза ей удалось уговорить султана определить на Патриарший престол Константинополя достойных кандидатов. В 1467 году – Дионисия I из Филиппуполи, добродетельнейшего человека, который являлся духовником митрополита Эфесского – Святого Марка Эфесского. Дионисий I после шестилетнего патриаршества ушел на покой, удалившись в Икосифинский монастырь Панагу, где и был канонизирован. В 1475 году благодаря ей на Вселенский престол взошел Рафаил I (Сербский), а в 1486 году – Нифонт II из Пелопоннесса. В марте 1459 года он купил в Салониках церковь Малой Святой Софии, эта покупка подтверждается письмом Мехмеда II. В 1469 году благодаря личному вмешательству султана Нифонт II получил разрешение на перевозку мощей святого Иоанна Рыльского из Тырново в Рила.

В 1479 году она вместе с Фаик-пашой стала совладелицей большого озера недалеко от города Серрес. Храму Святого Феодора в Серрес она подарила великолепную икону, содержащую частицу Честного и Животворящего Креста Господня, о чем свидетельствует древний кодекс Митрополии, передача которого, по всей вероятности, состоялась во время ее визита к ссыльной императрице Трапезунды – ее тете Елене.

Усадьба Маро в Eзова была не просто сердцем встреч общественных деятелей, но и в духовном плане – культурным центром на турецкой территории. Маро открыла школу агиографии и копирования рукописей. В 1480 году именно по ее указанию была переписана секретарем Владиславом “Шестидневная книга”. Она построила храм и башню в честь Святого Георгия, останки которого сохранились по сей день.

Хаммер называет город “Яссовон на Стримоне на дальнем Афоне”. Маро, продолжая работу своего отца, многое сделала для Святого Афона, особенно для монастырей Хиландар и Святого Павла. Ей удалось добиться того, чтобы деньги должников Дубровника принимали ее любимые святогорцы, которые часто бывали в Езова во время ее пребывания в городе.

На Афоне хранятся семь известных турецких деловых бумаг, имеющих отношение к Маро, а также большое количество непереведенных и неупорядоченных турецких документов. В монастыре Хиландар хранятся четыре документа султана, а в монастыре Св. Павла еще три. В монастыре Святого Павла есть две деловые бумаги, в которых говорится о собственности Маро, которая состояла из земли, животных, одежды, текстиля, серебряных и золотых монет, ценных предметов. Из нее три пятых она отдала монастырю Хиландар, а две – монастырю святого Павла.

Самая давняя деловая бумага относится к 01.03.1469. Тогда сгорел монастырь Эсфигмен, и Маро купила участок с башней и мельницей в местности Провлакас, сразу же передав его во владение монастыря Святого Павла, чтобы собственность не покидала Святой Афон. Вот что говорится в документе: “Я, Маро, госпожа из Eзова, желаю купить … ” В письме от 13.04.1479 Маро так именует себя: «Султана императора Мурада Благочестивого Kтзарина, Маро, дочь деспота Георгия». Она подписывалась, используя печать своего отца, которая была на его кольце.

В 1466 году она подарила большие площади Eзовских земель и Moравицы афонским монастырям, населенным сербами и греками, – Хиландарскому и Святого Павла. Первой – три пятых из этих земель, а второй – две пятых. В Хиландарском монастыре хранятся четыре деловые бумаги, касающиеся связанных с Маро дарственных на имущество и земельных неурядиц.

Крупнейшим даром архонтессы Маро Святому Афону считается не недвижимость, а преподнесение монастырю Святого Павла Святых Даров волхвов, т.е даров мудрецов, пришедших с Востока, чтобы поклониться младенцу Иисусу. Действительно, среди драгоценных реликвий, хранящихся на Афоне, – святых мощей, икон, священных сосудов и облачений – главенствующее место занимают Святые Дары волхвов: золото, ладан и смирна.

Золото в виде двадцати восьми золотых гравированных пластин. Ладан и смирна соединены в 70 небольших шариков темного цвета. Для большей безопасности они распределены по различным футлярам и оберегаются в хранилищах монастыря.

Согласно священной традиции, они хранились в Иерусалимской церкви до 400 года, пока император Аркадий не привез их в Константинополь. Они оставались там до падения франков – до 1204 года, когда, по соображениям безопасности, были переданы на хранение временной столице Империи – Никее в Вифинии. Спустя 60 лет, во времена правления императора Михаила Палеолога, они были возвращены в Константинополь, где оставались до его падения.

Приняв эти реликвии с благоговением, Маро привезла их лично, чтобы передать монастырю Святого Павла, новым владельцем которого был ее отец. Герасим Смирнакис. Говорят, что на дороге, ведущей от пристани к монастырю, есть часовня, где Маро оставила привезенные ею Святые Дары, так как Божественный голос напомнил ее, что Афон недоступен для женщин.

Маро также подарила монастырю Святого Павла поместья Каламарья в Халкидики, где десять Афонских монастырей имели свои участки. Этимологически название местности восходит к имени дворянки Доброй Марии (Кали Мария), отсюда и Каламарья.

Открытое вмешательство Маро в политику вызвало некоторое недовольство. Так, например, упоминается, что Омар-бей пытался организовать покушение на нее в Езова. Вокруг этого дела возникло множество рассказов, которые еще раз доказывают наличие мощного потенциала у этой женщины, а также глубину ее православной веры, проявлявшейся везде и во всем. Таким образом, Маро противостояла туркам, выступавшим против христиан.

Eзова упоминается как место ее добровольного изгнания, ведь всегда так бывает, что благочестие и патриотизм чаще всего подвергаются преследованию. К концу своей жизни, под влиянием благочестивых религиозных чувств, она подарила монастырю Святого Павла 16000 акров земли в Eзова, башню, храм, здания, леса и часть рыбного хозяйства. Чтобы обеспечить навсегда заветные монастыри Святого Афона и после своей смерти, она усыновила в 1481 году воеводу Владимира Влаху IV (1482-1496 гг.). Тогда монастыри Хиландар и Святого Павла перешли под покровительство всех последующих воевод, которые должны были, один за другим, быть признаны Блистательной Портой.

После смерти Маро 14 сентября 1487 года в Eзова обосновались монахи монастыря Святого Павла, которые позже возвели вторую башню. Между двумя башнями находилась могила Маро. Приключения этой земли в последующие века были бесчисленными. Сегодня монастырю уже ничего не принадлежит из этих земель.

В заключение мы хотим дать хронологическую канву жизни Маро: в 1418-1435 гг. Маро живет во дворе своего отца в Сербии; в 1435-1451 гг. она находится, в основном, в Эдирне (Андриануполи) в качестве жены султана Мурада II; В 1451-1457 гг. она возвращается в Сербию; в 1457-1487 гг. она остается в Eзова, и ее отношения со Святым Афоном расширяются.

Ее жизненный путь являет нам все трудности коренных изменений этого периода, когда балканские государства, один за другим, рушились из-за внутренних усобиц и давления со стороны турецких завоевателей. Маро, пребывая в гареме, не принимает ислам, до конца своих дней остается православной и заботится о Православной Церкви мужественно, умно и бесстрашно. Ее память остается светлой, она простирается дальше мифов и фантазии, что ярко впоследствии отражается в поэзии и фольклоре. Она становится символом верной православной христианки: щедрой, любящей монашество, Святой Афон и Христа. Честная, глубоко верующая, она стоит перед вопросом: оставаться с венграми или сойтись с турками? В этот решающий час, жертвуя собой, она следует по второму пути, который считала менее опасным на тот момент. И, кажется, она не ошиблась. Под покровительством турок ей было легче защитить христианство. Ее поведение и ее труд доказывают, что она была храброй и сильной личностью, которая знала, как нужно добиваться своей цели.

Жизнь Маро была посвящена помощи христианам на Балканах, а также благоустройству церквей и монастырей Святого Афона, поэтому память о ней будет вечной. Останки мощей в Eзова напоминают нам о предприимчивой дворянке, которая любила православие, мир и свободу.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Самый большой храм Афона может обрушиться при первом землетрясении

Игумен афонского монастыря Дохиар пожаловался на безразличие местных властей

Постное письмо № 13. Монахи и поэты

Неделя Григория Паламы – это не частный монашеский праздник, а торжество всей Церкви

В интернете появился сайт для виртуальных путешествий на Афон

Теперь «совершить паломничество» к священному месту могут и женщины

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: