Святой земляк

Фотография сщмч. Онуфрия

Для малоцерковного человека почитание новомучеников, пострадавших в годы сталинских репрессий, — формальность. Что-то вроде «посмертной реабилитации». Содержание у этой «формальности» появляется, если подвиг мученика обретает личное измерение: в Старом Осколе так почитают святого Онуфрия, епископа Осколького. Здесь до сих пор живы прихожане, знакомые со святым. Цел и дом, в подвале которого в течение 40 лет действовал подпольный монастырь.

Польский епископ для русской глубинки

Ежегодно пожилые прихожанки из Старого Оскола отправляются в паломничества по «онуфриевским местам». Школьники пишут о нем выпускные сочинения, а краеведы — монографии. Епископ Онуфрий (Гагалюк) — священномученик, расстрелянный в 1938 году в одном из дальневосточных лагерей. Его местное почитание церковные власти благословили еще в 1994 году, вслед за Харьковской епархией УПЦ МП, канонизировавшей владыку на год раньше. Священномученик Онуфрий прожил в Старом Осколе всего четыре года, а родился в восточной Польше, входившей тогда в состав Российской империи. Выпускник Петербургской академии, кандидат богословия, после Октябрьской революции не раз был арестован, сидел в тюрьме и отбывал ссылку. В 1923-м был хиротонисан во епископа Елизаветградского (Украина). В 1929-м получил направление в Оскол — здесь он ненадолго займет вакантную архипастырскую кафедру, но в 1933-м его арестуют и он под конвоем покинет город. Выпущенный из тюрьмы и в 1934 году ставший архиепископом Курским, владыка снова будет арестован. По обвинению в контрреволюционной деятельности его осудят на десять лет лагерей, в 1938-м приговор будет пересмотрен в сторону «ужесточения» — расстрела, и 1 июня 1938 года в Благовещенске владыка Онуфрий примет мученическую кончину. «Виновным себя не признаю» — написано в личном деле священномученика Онуфрия.

«Решение епархиального руководства и чаяния прихожан совпали, — рассказывает отец Владимир Русин, настоятель пригородного Свято-Покровского храма. — О владыке Онуфрии у нас помнили всегда и, по-моему, уже при жизни относились к нему как к святому. Наши прихожане почитают его и как пастыря, и как мученика. Заметьте, что канонизировали его, когда живы были еще многие люди, помнившие святителя лично».

. Отец Владимир Русин (на фото в центре) — коренной осколец, выпускник режиссерского отделения Орловского института культуры, после вуза около семи лет работал корреспондентом городской газеты. Сегодня он главный историк и специалист по новомученикам в области. Одна из его прихожанок обнаружила на чердаке своего дома старые фотографии со священниками, служившими когда-то в городе. Для о. Владимира это — новый материал для расследования

В гостях у святого

В центре Старого Оскола до сих пор сохранился дом, в котором жил священномученик, сегодня здесь ежедневно собираются пожилые прихожанки, вахтами читают псалтырь, — неприметный полутораэтажный домик с высоким цоколем с советских времен остается настоящим духовным центром города. Во дворе дома, где жил Онуфрий, — старый вишневый сад, в «бельэтаж» ведет рассохшаяся деревянная лестница. Все апартаменты — несколько небольших светлых комнат, спальня, письменный стол, кровать и сундук (на нем епископ спал, когда приезжали гости). Через стену комната поменьше, с белоснежной русской печью в углу; здесь вместе с малолетней племянницей жила хозяйка дома Александра Никитична Давыдова. Она сама пригласила владыку поселиться у нее, отдав епископу большие по размерам комнаты под приемную и кабинет. Православному архиерею найти квартиру в советском Осколе было непросто, и приглашение Александры Никитичны по тем временам было не гостеприимством, а мужеством. Уже после канонизации священномученика Онуфрия племянница Александры Давыдовой подарит теткин дом Белгородской епархии и в глубокой старости будет вспоминать, как оскольский епископ разговаривал с ней через стенку: «Еще не спишь? Завтра на службу!»

Дом (с серой крышей) сщмч. Онуфрия

После ареста владыки в 1933 году хозяйка приютила у себя дома старую мать епископа и его бывшую келейницу монахиню Аркадию. В двух комнатах под низкими сводами в течение долгих лет (около сорока!) под полом хозяйской «горницы» существовал подпольный монастырь. Монахини в каменной печи пекли просфоры на весь город и молились. В конце восьмидесятых их дом стал особым местом для церковных горожан — поговорить с монахинями, помочь им по хозяйству приходили десятки людей. Юрий Коненко — один из них. Сейчас Юрий — постоянный прихожанин Ильинского храма, по профессии крановщик. Впервые он побывал здесь, как и многие, в самом начале девяностых: молодого парня позвали поколоть дрова — так и «остался». Во дворе дома, вспоминает он, всегда было много соседских детей, они прибегали сюда посмотреть на старые вещи, поиграть в саду, монахини не прогоняли их и по возможности что-то рассказывали: «В этом доме жил святой человек!» — последняя из монахинь матушка Фомаида еще помнила владыку. Помнила она и епископские богослужения, ближе к аресту практически за каждым из них владыка совершал священнические хиротонии. Помнила монашеские постриги, совершаемые владыкой келейно, прямо на «квартире». (На первом этаже, где до сих пор цела печь для просфор, монашеский постриг принял будущий Саратовский епископ Вениамин (Иванов), репрессированный и расстрелянный в конце тридцатых). Вспоминала мать Фомаида, как останавливались здесь во время войны и беженцы, и жены расстрелянных священников, и просто нуждающиеся люди. Женщины, которые помнят рассказы пожилой монахини, теперь в большинстве сами «бабушки». Они — хранительницы памяти о любимом пастыре, живая цепочка от владыки к нам.

. Комната в подвале дома сщмч. Онуфрия, где после его ареста в 1933 г. действовал подпольный монастырь. В печи монахини пекли просфоры. Сейчас в доме все как при жизни владыки: приходят люди, звучит молитва

Теперь вместе с инициативной группой прихожанок из разных храмов они следят за порядком в бывшем епископском доме. Здесь остались личные вещи святителя: ряса, кровать, стол.

Первого июня по новому стилю, когда чтится память священномученика Онуфрия, а также в дни памяти Собора Российских новомучеников и исповедников многие из горожан заходят в бывший дом владыки.

Икона сщмч. Онуфрия в храме Покрова Пресвятой Богородиц в Кунье

Почти девяностолетняя Ирина Федоровна — последняя, кто помнит владыку Онуфрия лично. Несколько раз исповедовалась у него, будучи еще совсем ребенком: «Все его очень любили, он был совсем не строгий, любезный и очень внимательный». Последний раз была «у Онуфрия» около года назад. «Раньше бывала чаще, — объясняет она. — Особенно после войны, когда голодали, мы все помогали монахиням, приносили продукты, но и позже я частенько туда заходила». В прошлом году в епископском доме появилась новая икона: «На ней владыка Онуфрий как живой!» — деловито замечает Ирина Федоровна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: