Святой

|
-Куда? – из расточающего заунывные звуки русского шансона автомобиля выглянул мужчина лет шестидесяти.

Я назвала адрес своего храма и добавила:

-Тысячу разменяете?

Он заломил какую-то неприличную цену, я спорить не стала.

Вообще-то в храм на такси ездить — пижонство, но сегодня я выскочила из дома, когда, судя по всему, в церкви собирались начать читать часы, а на метро ехать почти час.

-На работу? – спросил водитель.

-В церковь.

Посмотрел удивленно:

-Праздник какой-то?

-Воскресенье.

-А почему именно туда?

-Крестилась там, всю жизнь хожу.

-Здорово, – водитель замолчал, а потом вдруг внезапно добавил:

-А у меня дед был священником. В тридцать седьмом забрали — так в лагерях где-то в Мордовии и сгинул.

-Значит, в роду у вас святой мученик. А как его звали? Может, прославили уже? – заинтересовалась я.

-Валериан. Валериан Коломбов. В Пензенской губернии служил. Тринадцать человек детей — мой отец, самый младший, 20-го года — матушка чуть не каждый год рожала, так и померла уже к тому времени. Деда забрали-то, он нестарый еще был.

Я в начале 90-х, когда стали архивы открывать, даже смог выпросить дело почитать. Так стояли надо мной, следили, чтоб не переписал ни слова и в другие дела не залез…

Знаете, за что его? Когда коллективизацию проводили, он на рынке мужикам стал объяснять: «Гиблое это дело, скотину только заморят». Поп — он ведь сам такой же мужик, землю знает.

Ну и пришли за ним… «Контрреволюционная пропаганда среди населения». Так самое обидное, все так и оказалось, как он сказал — зимой вся скотина передохла.

-А дети пострадали?

-Да нет, они же взрослые были. Да и тогда как говорили – «Сын за отца не отвечает». Кто учителем стал, кто художником, кто инженером… Они талантливые были — дед стихи писал, рисовал хорошо. И дети в него пошли.

Помолчали. Я представила себе этого крепкого, деловитого попа — революцию пережил, детей на ноги поставил, продолжал служить в Советской России, видимо, уважением пользовался, раз уж рискнул публично спорить… Так и вижу стоящего посреди рыночной суеты (там, в Пензенской губернии, эта суета была, видно, та же, что полвека спустя, что сейчас) в темном пальто, а может, даже в подряснике, втолковывающего безумным красным прожектерам, что толку от их прожектов — никакого. Потом в голове щелкает слайд — приходят за ним за полночь, а он, ни слова не говоря — чего там, все понятно, двадцать лет уже новая власть, все кого-то забирает, забирает… – уходит и пропадает в лагере навеки.

… А может, и не за полночь, а посреди бела дня, может, не крепкий и не деловитый, а тихонький, не вписанный в новую жизнь…

Конечно, он не воспринимал себя никаким мучеником, да и сложно сказать, могли ли его канонизировать — вроде, не за веру пострадал, а просто за то, что оказался умным человеком среди глупцов.

Священномученик Василий (Карпов)

-Да нет, вряд ли святой, – сомневается водитель. – Сколько их таких, ни за что пострадавших, неужели всех святыми признали…

…После службы торопливо заглядываю в интернет. Яндекс священномученика Валериана (Коломбова) не знает. Зато Господь знает. К убиенному священнику Валериану хочется обращаться за помощью.

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Сколько, действительно, их таких на Российской земле, в XX веке и раньше, пострадавших от безбожной власти или просто от мира сего, противостоящих ему до самой смерти? — Один в поле воин, да и не один он, а целая армия, племя — собор. Представляете, целый народ — живущий по правде? Народ, Богом носимый и Бога миру несущий.

Митрополит Нестор (Анисимов)

Соборе святых русских, полче Божественный, молитеся ко Господу о земном отечестве вашем!

Мемориал Новомученикам в Донском монастыре.

Уже ради одного только знакомства с представителем этого великого племени стоило приехать на воскресную литургию на такси.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Святой Патриарх Тихон: Без лукавства и святошества

Светский стиль общения Патриарха Тихона, его склонность к юмору подчас даже раздражали консервативное монашество

Политике не место там, где боль и кровь

Почему даже неверующие жертвы репрессий – наши небесные заступники

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: