Святые без храмов

|

В церковном и около Интернете, в журналах, на выступлениях и в официальных документах: новомученики, новомученики, новомученики…

О том, что надо помнить священников, замученных в советские годы, о том, что надо составлять  и служить им службы, о том, что надо писать им иконы, о том, что надо продолжать исторические исследования… И вообще, о том, что надо всячески почитать и популяризировать подвиг этих сотен тысяч христиан, отдавших свои жизни за веру – в самом недавнем нашем российском прошлом.

О необходимости этой писано уже многажды. И о том, что тема новомучеников не самая популярная в практическом православном благочестии – тоже… Неудобные они, эти новомученики. Слишком мало похожи на былинных героев, и слишком сильно – на обычных людей. Слишком близко время, когда они жили. Отсюда – слишком не укладываются они в привычные стереотипы (и мифы) святости.

В церковной жизни сосуществуют как бы две реальности. В одной, практической, жизненной – актуальности новомучеников отведено одно из последних мест. В вербальной, на уровне слов – декларируется важность и интерес к этой теме.

Способов сблизить эти две реальности не так много. Одна из сильнейших возможностей закрепить в церковном сознании память о них – посвятить новому святому храм. Так фиксируется внимание на святом, на его подвиге и на обстоятельствах его жития не только для прихода, но и еще для множества людей, как церковных, так и нецерковных.

В современном открытом информационном пространстве имя святого начинает фигурировать на картах, дорожных указателях, в справочниках, в Интернете… Вместе с именем в информационное пространство прямо и косвенно вводится и контекст, сопровождавший жизнь святого: обстоятельства подвига, исторический фон и его церковная оценка, причина канонизации… Это мог бы быть эффективный путь.

В Москве реализуется «программа 200» – это двести новых православных храмов. Представьте, если вдруг на карте столицы в течение года-двух появляется двести имен епископов и священников, пострадавших во время последних гонений на веру.

Такое массированное предъявление городу и стране темы новых мучеников неизбежно бы побудило интерес к проблеме взаимоотношений советского государства и Православной Церкви, навсегда бы закрепило и в церковной памяти и самих новомучеников, и их значимость.

Уточню: эффективным было бы персональное посвящение храма. Не собору новомучеников, а именно отдельным святым…

Сколько неожиданной информации, требующей осмысления и выработки оценки, могли бы получить, например, школьники в рамках программы «Основ православной культуры» или «Духовного краеведения» или просто «Москвоведения», если бы в соседнем со школой дворе был бы построен новый с иголочки храм святителя и исповедника Афанасия (Сахарова)? Или архиепископа Илариона (Троицкого)? Или митрополита Петра (Полянского)?

Но «программа 200» развивается по иному направлению. Из двухсот храмов опубликована информация о шестидесяти шести. Из них известно посвящение 58-ми. Из них только восемь посвящено новомученикам.

Два – Собору новомучеников (т.е. всем пострадавшим во время советских гонений православным христианам сразу), два – святым Царственным мученикам, и четыре – отдельным святым: священномученику Владимиру, митрополиту Киевскому, преподобномученику Никанору Перервинскому, преподобномученице великой княгине Елизавете, страстотерпцу царю Николаю…  Еще один храм тоже соотносит нас с эпохой – праведного Алексея (Мечёва).

Ситуацию еще можно исправить, развернуть ее в сторону памяти о гонениях прошлого столетия –осталось еще 142 храма…

Эти двести храмов – уникальный шанс исполнить долг перед теми, кому мы обязаны сегодняшней возможностью быть православными. Вероятно, другой такой шанс выпадет Церкви не скоро – с учетом надвигающегося экономического кризиса и предполагаемых трудностей финансирования…

Для того, чтобы память новомучеников не осталась уделом книжных червей и студентов, сдающих «Новейшую историю Русской Церкви», для этого придется рвать стереотипы, в том числе и в отношении посвящения храмов – как отказывались от стереотипного соглашательства с НКВД новомученики.

Но, может быть, церковное сознание и не готово к разрыву стереотипа. Посвятить новый храм святителю Николаю – это благочестивый, но стереотип – в Москве таких храмов около сорока. А посвятить его никому не известному протоиерею Николаю Порецкому, московскому священнику, погибшему в ссылке в Архангельской области – для этого нужна, видимо, некоторая смелость.

Предположу, что для проявления таких инициатив есть несколько препятствий. Одна – бытовая и печально приземленная. Сколько людей – а, соответственно, и финансов – соберет престольный праздник Покрова? Вероятно, немало. Насколько популярным будет престольный праздник в храме, например, в честь мученика Стефана Наливайко?.. Вопрос, скорее, риторический.

photosight.ru. Фото: Alexey Danilin

photosight.ru. Фото: Alexey Danilin

Ну и главное, но не последнее. Неудобны новомученики в обществе, где постепенно романтизируется «светлое советское прошлое», где воспоминания о «вожде народов» в большей степени ассоциируются не с кровавой ценой экономических успехов, а со «стабильностью» и высокими показателями выплавки стали на душу населения. Диссидентство ныне не в почете, однако пострадавшее в советское время духовенство было определенно инакомыслящим относительно «генеральной линии»…

Православная Церковь в прошлые два десятилетия помимо самого подвига канонизации новомучеников совершила еще один – нравственный – подвиг: в лике святых было равно прославлено репрессированное духовенство из признанной властями официальной Церкви, так и «непоминающие» – не признавшие митрополита (впоследствии, патриарха) Сергия (Страгородского) епископы и священники.

Таким подходом Церковь встала над политикой, поднялась над земным и временным, подтвердила христианский приоритет духовного.

Если Церковь сегодня не справится, пойдет на поводу у общества, которое ностальгирует по советским «хлебу и зрелищам», – то настоящее церковное поколение не получит храмов, посвященных тем, кто сохранил для нас в советское время православную веру.

Читайте также:

Мучеников нельзя не любить

Почитаем ли мы новомучеников?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Принято решение об общецерковном прославлении 28 украинских и 2 белорусских святых

Каждому из них будет составлена отдельная служба, написаны иконы и опубликованы жития

Глава Русской Церкви откроет памятники трем Святым Патриархам

Торжественное открытие и освящение памятников состоится в рамках юбилейного Архиерейского Собора

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: