Схиархимандрит Иоаким (Парр) о молитве, духовной жизни в миру и вере в “безбожной Америке” (+Видео)

Как научиться молиться? Что нужно, чтобы начать жить духовной жизнью? Какие помехи встречаются на этом пути? Как выбрать будущего супруга, чтобы не пожалеть об этом? Как воспитать детей, чтобы они хотели быть рядом с тобой всю жизнь? Об этом и многом другом – схиархимандрит Иоаким (Парр).

Меня сегодня попросили говорить на тему молитвы и жизни духовной с акцентом на семейных людей, живущих в миру. В духовной жизни, в основном, нет никакой разницы между теми, кто живет в миру, и теми, кто в монастыре. Духовная жизнь — та же самая, только выражается по-разному.

При попытке обсудить эту тему всегда существует проблема непонимания, когда вы не уверены, что каждый из собеседников понимает, о чем говорит. Поэтому прежде всего я бы хотел дать несколько определений.

Молитва как осознанное понимание присутствия Божия

Молитва. Мы только что закончили богослужение, вечерню и акафистный молебен, и мы называем это молитвой. Что это означает? Я дам простое определение. Молитва — это осознанное понимание присутствия Божия. Мы не вызываем Бога, Господь Бог уже присутствует здесь. Что позволит нашему уму присоединиться Богу? Молитва.

То, что мы делали сегодня — это была формальная структурированная деятельность, направленная на то, чтобы удержать наш ум присоединенным к Богу. Если же  ум находился в разных местах, был занят многими вещами – значит,  в этот момент мы не совершали молитву.

Господь Иисус Христос говорит нам, что самая великая заповедь — это любить Господа Бога своего всем своим помышлением, всем своим сердцем, всей своей душою и всей своей силой. Это означает, что когда мы совершаем молитву, наш ум полностью вовлечен в познание Бога. Это трудно.

Духовная жизнь — это жизнь в Духе Святом, вместе с Ним и согласно Ему. Для многих из нас это означает, что мы не живем жизнью духовной, мы не молимся. Как мы можем понять, что значит молиться? Что делает наш ум полностью занятым?

Любовь — это единственное, что может нас привязать к чему-то, кроме как к себе. Но поскольку мы любим только себя, нам очень трудно думать о чем-то и присоединяться к чему-либо, кроме самих себя. За исключением вторичных вещей, приносящих нам удовольствие, за которыми, опять же, стоит забота лишь о себе.

Позвольте мне предложить вам несколько идей, которые помогут вам понять, что есть молитва. Я постараюсь наиболее доступно рассказать вам, как молиться, а вы попробуете сделать это.

Ум — для молитвы

Молитва — это цель деятельности ума. Ваш интеллект, ваш ум были созданы только для одной цели — для молитвы. Молитва — это полное познание Бога, не себя и не чего-то другого. Вам был дан ум и интеллект для того, чтобы понимать, видеть и иметь взаимоотношения с Богом. Любые фантазии, спекуляции, рассуждения и любопытство — все эти виды деятельности ума отводят человека от молитвы. Они служат цели личного удовлетворения. Высшая форма деятельности ума — это не изучение, не обдумывание, не умственный труд и творчество, а молитва.

Молитва – это освобождение от сложностей жизни. Она собирает воедино наш рассеянный, мечущийся не находящий удовлетворения ум. Господь Бог полностью удовлетворяет наш ум и делает его единым с Собой. Вот это и есть молитва.

Она заставляет наш ум и все чувства оглохнуть, замолчать и онеметь. Молитва — это единение человека с Богом. Молитва — это способность к самовосстановлению ума и привлечения его к Богу.

Я сегодня приводил некоторые сравнения, чтобы вы могли понять получить представление о молитве. В словах о свойствах молитвы одно предложение меня особо затронуло. Всё, что отсоединяет ум от осознанного присутствия Бога, является навязанным. Это меня очень сильно поразило. У нас так много разных вещей, которые постоянно отодвигают нас от Бога. И мы думаем, что это нормально, даже считаем, что это хорошо. Мы говорим о развлечениях, о расслаблении, об отвлечении. Это содержание наших мыслей говорит об ущербности наших целей.

Все, что отводит вас от познания Бога, – от лукавого. Хороши те вещи, которые нас приводят к познанию Бога. Мы об этом поговорим, а сейчас я просто даю вам идеи и пытаюсь научить практике молитвы. Совершение молитвы удерживает страсти. Практика молитвы освободит вас от контроля чувств, восстановит ваш ум для настоящих взаимоотношений человека с Богом. Единение Бога и человека становится возможным через молитву.

Я понимаю, что сложно удержать это в голове, столько в ней плавает разных мыслей. Я бы хотел дать вам основу для разговора обо всем, что делает молитву возможной. Давайте начнем с того, почему молитва так трудна.

Молитва в тюрьме себялюбия

Молитва трудна в связи с грехопадением Адамовым. Человеческий ум, наш интеллект с грехопадения Адамова был захвачен, стал заложником, попал в тюрьму себялюбия. Мы одержимы любовью к себе и доставлением себе удовольствий. Мы не можем молиться. Мы не можем иметь взаимоотношений ни с кем, кроме себя.

Все наши отношения строятся вокруг поиска наибольшей пользы: кто мне даст больше? И никогда вокруг того, как мне сделать доброе и приятное другому. Мы всегда ищем, прежде всего, хорошего для себя. После грехопадения мы перестали стремиться к Богу, стали чувственными. Мы отвлечены и захвачены творением, но не Творцом. Мы не можем видеть Творца из-за нашего восхищения творением. В связи с грехопадением Адамовым наша жизнь наполнилась страстями. Страсти всегда действуют как чувственные помехи для молитвы.

Приведу самый простой пример таких помех, совершенно безобидных: еда, сон, комфорт. Все это необходимо. Но когда ими злоупотребляют, они усиливают любовь к себе и уничтожают взаимоотношения с Богом. Мы одержимы чувствами, делая приятное только себе. Замыкаясь на себе, мы исключаем из своей жизни соединение с Богом.

Я провел достаточно времени с русскими семьями, чтобы знать, как живет средний класс в России. Но в Америке по субботам и воскресеньям, когда семья находится дома, обычно отец и сыновья предпочитают проводить время перед телевизором, смотря разные спортивные игры. И они бы не хотели, чтобы их кто-либо беспокоил, потому что они отработали целую неделю, и теперь хотят расслабиться и почувствовать себя комфортно. Все человеческое общение отбрасывается, и самоудовлетворение становится занятием всего выходного дня.

Супруга всю субботу и воскресенье пытается оттащить своих мужа и сына от телевизора, чтобы они уделили ей свое внимание, чтобы она могла почувствовать себя желанной, важной, нужной. И никто не думает о Боге, не имеет общения с Ним, каждый озабочен только любовью к себе.

Нелюбовь и восемь браков

Страсти, от желания элементарного комфорта — до жадности, злобы, гнева, осуждения, убийства, похоти, являются себялюбием. Единственное, что делает молитву возможной, это любовь. Но не любовь к себе, а любовь к ближнему.

Когда вы слышите, как вам говорят: «Любишь ли ты меня?» — убегайте от такого. Бегите! Они хотят вами владеть. Они говорят о себе, а не о вас. Любовь — это всегда желание отдавать, а не получать. Как возможно любить, отдавая? И как можно любить, не получая?

Мы, как живые существа, уже любимы полностью. И ничто и никто не может нас любить больше, чем мы уже любимы Господом Богом, Который любит нас всецело. Господь Бог — это вся любовь. Никто не может нам дать больше, даже мы сами себе.

Как мы можем любить? Мы должны любить, потому что нас уже любят. Вы любите, потому что Я возлюбил вас первый. А кого вы любите, если любите Бога? Господь Бог говорит: «Если вы любите Меня — любите друг друга». Вот таким образом мы любим.

Не нужно бегать и искать кого то, кто сделает вас цельным, кто любил бы Вас таким, каким вы хотите быть. Это уже сделано. Вы просто об этом не знаете, вы просто не замечаете этого, потому что вы любите себя. Господь Бог говорит: «Если любите Меня — любите и друг друга». Вот куда идет любовь ваша. В связи с тем, что я люблю Бога, я люблю вас. А каждый, кто любит другого, не должен им владеть.

Почему мы не любим друг друга? Потому что мы не любим Бога или любим себя. А когда любишь себя, ты не можешь себя реализовать. И ты становишься одержимым постоянным получением того, что, кажется, ты ищешь для себя.

Я знаю людей, которые имели восемь браков. Для меня непонятно, как можно иметь и два, а восемь… Я говорю этому бедному творению: «Чего же ты ищешь?» — «Чтобы меня любили». — «Но ты уже любим, так о чем ты говоришь? Господь Бог уже тебя любит». И ответ был такой: «Этого недостаточно, я хочу большего». Я сказал ему: «Больше не бывает, и сейчас у тебя нет вообще ничего». Они не понимают.

Учиться любви через благодарность

Давайте поговорим о любви. Как любить? Как мы говорили в самом начале разговора, мы должны любить Бога больше всего. Вот это именно то, для чего мы были созданы. Единственна цель нашей жизни — быть единым с Богом. Когда ты строишь эту связь, всё остальное вокруг работает. Когда ты ее не имеешь — ничего не срабатывает.

Когда ты любишь Бога — тогда ты и начинаешь совершать молитву. А когда ты начинаешь совершать молитву, любя Бога — тогда ты любишь и ближнего. А когда любишь ближнего — тебе опять легко продолжать любить Бога, и во всем появляется смысл.

Как добиться этого? Через благодарность. Мы можем научиться любви только через благодарность. Что такое благодарность? Благодарность возникает тогда, когда ты кому-то что-то должен. Когда делают что-либо для вас, но вы не имеете никакой возможности отплатить за это. И вот это неимение возможности вернуть долг смиряет вас, оно заставляет вас понимать, что вы не можете отблагодарить.

Благодарность к Богу в понимании, что мы и всё, что мы имеем, — от Него. И поэтому мы благодарны Ему со смирением. Не с гордостью, но со смирением. А когда мы смиренны, тогда мы можем любить. Без этого мы горды и любим только себя.

Приручить медведя

Вот мы сейчас закончили с определениями в подходе к молитве. Это примерно так же, как на просьбу «Я хочу поиграть в футбол» говорить: «Давай, я объясню тебе, что такое футбол, расскажу все правила и какие есть известные футболисты». Ты скажешь: «Хорошо. А когда я буду играть?» А тебе говорят: «Позволь, я сначала объясню». — «Я слышал уже достаточно, позволь мне поиграть». «Хорошо, теперь иди сам и играй» – «Но ты должен мне показать, я понимаю принципы, но не знаю, как это сделать».

Позвольте мне начать. Некто мне сказал: «Я страдаю. Я пытаюсь молиться, и я теряю рассудок. Простите меня, я подошел к священнику и сказал ему: „Я хочу помолиться“. Он мне дал целый канон и молитвенные правила, которые ломают мою спину. Я не могу этого делать. Мне нужно совершить большое количество усилий, прочесть все эти каноны перед Причастием, утренние молитвы, вечерние молитвы. И я чувствую, что мне на спину положили большой камень. Что я делаю? Я отбрасываю этот камень и падаю в сторону с переломанной спиной». Звучит знакомо? Нет?

И он мне сказал: «Что мне делать?» Я ему сказал: «Ты знаешь молитву Господню?» Он говорит: «Конечно». «Ты знаешь молитву Пресвятая Богородице, спаси нас?» — «Конечно». Я говорю: «Вот, уже хорошо». Мы – те, кто любит себя и кто не знает, что значит молиться. Мы внутри как дикие звери. У нас внутри демон большой любви к себе, который рвет нас на части, когда мы собираемся помолиться.

Представь, что ты пошел в лес и построил там маленький домик. Как только ты собираешься переехать, тот человек, который продал тебе землю, говорит: «Кстати, тут в нескольких метрах от тебя живет громадный медведь, и он убьет тебя, если ты не будешь внимателен». И ты начинаешь соображать: а что же мне делать? Мне что, уезжать, я ж только дом построил? Или мне попытаться избегать этого медведя, или убить его? Или приручить?

Человек принимает решение приручить медведя. Ты понимаешь, насколько близко ты можешь к нему приблизиться, чтобы он тебя просто не уничтожил. Невозможно подойти, погладить его и сказать: «Я твой друг», — он сразу руку отъест. Берешь еду, подходишь на безопасное расстояние, бросаешь еду и убегаешь прежде, чем он может тебя поймать. И делаешь это много раз, постепенно ближе и ближе к нему подбираясь.

Приходит время — и ты начинаешь его кормить всё больше и больше, а он приближается к тебе все ближе. И он начинает тебе доверять, потому что он оценил еду и понял, что ты являешься ее источником. Он тебе доверяет. И он к тебе приходит поесть, желая большего, даже когда ты его не приглашаешь. Вот так нужно учить людей молитве.

Нужно начинать с маленьких трех молитв. Когда мне люди говорят, что «я должен больше», я отвечаю: «С этих начни, но каждый день. Позже накормим тебя больше». И когда ты почувствуешь, насколько сладок и благ Господь, ты захочешь большего, и тебе давать будут больше. Придет время — и тебе не нужно больше давать, ты будешь просить, потому что ты это вкусил и увидел, что Господь Бог сладок и благ.

Вот как мы начинаем. Не сами по себе, но с тем, кто может помочь, сказать, сколько тебе получать до того момента, когда ты сам будешь определять норму. Но когда мы наполнены гордостью и любовью к себе, мы хотим сами получать эту молитву. Обычно такого человека хватает на день или два, а дальше он просто ломается.

Я предлагаю тем, кто имеет борение по этому поводу, попытаться быть тихими. Это очень трудно. Найдите такое место, неважно когда, среди дня, где вы можете быть один. Если в ванной комнате никого нет — закройтесь там. Господь Бог везде. И скажите: «Господи, я хочу вкусить и увидеть, как Ты благ, накорми меня» — и Он накормит.

Начните с одной молитвы и попытайтесь эту молитву сделать от всего сердца: «Господи, я хочу увидеть Твое лице». Он скажет: «Посмотри вокруг, вот, Я здесь». Это изменит ваше сердце. «Господи, научи меня любить» — вот это молитва. И только после этого возьмите свой ум и поместите его в Бога: «Наполни меня, Господи, я не хочу ничего, кроме Тебя, потому что нет ничего, кроме Тебя, и я — ничего без Тебя». Это молитва.

“Все эти каноны перед Причастием”

Все имеющиеся формальные молитвы очень важны, потому что они написаны людьми, которые начали с того, что сказали: «Господи, я хочу любить Тебя. Господи, я хочу увидеть Твое лицо. Господи, позволь мне увидеть Тебя, как благ Ты». И из тех малых молитв они научились молить Бога, а потом написали эти прекрасные молитвы о совершенно великом знании и великом путешествии, которое они проделали с Богом. Мы используем эти молитвы, когда хотим, чтобы наши ум и сердце были в Боге.

Иногда некто любит кого-то так сильно, что хочет высказать силу этой любви. Но вы не являетесь великим поэтом и не всегда умеете говорить правильные слова. Поэтому мы находим кого-то, кто имеет талант говорить прекрасным языком. И мы пишем тому, кого мы любим, словами того, который любил. Вот что такое наши молитвы. Но они не заменяют вашего сердца. Без желания, без ума в Боге они становятся камнем, который вас раздавливает и крушит.

Провести остаток жизни, хотя бы одну минуту в день пребывая с умом полностью в Боге, гораздо лучше, чем провести сто лет со словами и без знания Бога. Это не означает, что нам нужно остановиться в словах. Если мы делаем всё, что в жизни можем делать, жизнь этого стоит. Но многие даже к этому не стремятся, потому что не могут переступить через болезнь болезней — любовь к себе.

Не полюбив Бога, невозможно молиться. И вы не будете спасены до того момента, пока не перестанете любить себя, но полюбите Бога и ближних. Когда вы это делаете, вы можете совершать молитву. Трудность в молитве существует потому, что вы любите себя.

Единственное препятствие для спасения

Я сейчас брошу в вас небольшую «бомбу», а потом позволю вам задавать вопросы. Всегда это говорю с болью, но я думаю, вам это важно услышать. Вами всеми двигает какая-то причина. В большинстве случаев, а может, и во всех, эта причина хороша. Я надеюсь, что многие в этом храме борются, желают быть спасенными и быть с Богом. Но может быть, один в этой церкви, если не больше, не увидит Царствия Божия и не будет спасен. И это будет по вашему выбору. Никто вас не остановит, вы остановите сами себя.

Всё, в чем вы нуждаетесь для спасения, есть прямо в этом храме. Но некоторые никогда этим не воспользуются и никогда не увидят лица Божия. Пробудитесь, не позволяйте себе остаться за пределами Царства Небесного.

Вы — именно тот единственный, который будет вам в этом препятствовать. Никто другой. Вы начинаете служить Богу всем своим существом только в том случае, когда ваш ум не будет захвачен сумасшествием осуждения, похотливыми мыслями, фантазиями, пустой потерей времени, музыкой и другими способами отвлечения от Бога. Мы не посвящаем Богу весь наш ум, поэтому мы не любим Его, а любим себя. Наше сердце не наполнено любовью к ближнему, а наполнено злобой и осуждением.

Очистите свое сердце, наполните его Богом и любовью к ближнему. Господь Бог знает, что в нашей душе, все наши страсти, весь этот мусор. Господь Бог может освободить нас от этого. И это самая прекрасная вещь, которую мы можем совершить через любовь. Молитва — это ответ на любовь, но мы должны перестать любить себя.

Иногда очень трудно любить Бога, Которого мы не видим. Господь Бог дал нам решение этой проблемы: люби ближнего, которого ты видишь — и тогда ты будешь любить Меня, и что ты сделал меньшим всем братьям — ты сделал для Меня. Я бы хотел, чтобы мы все увидели лицо Божие. Давайте посмотрим вокруг.

Ответы на вопросы

— Как быть подвижником духовной жизни и при этом избежать опасности впасть в прелесть?

— Если вы захотите посетить Манаус, вы, прежде всего, должны знать, что это за место и где оно находится. Манаус — это город в Бразилии, примерно в тысяче километров от истока реки Амазонка. Если вы решите туда поехать, вам нужно иметь на это денежные средства, транспорт, вы должны знать, как туда добраться. Если вы хотите добиться успеха в этом предприятии, было бы мудро найти карту или кого- то, кто там уже был, и узнать, что вас ожидает. В противном случае вы потратите очень много времени и энергии впустую, потеряете средства, а может и вообще никогда туда не доберетесь.

То же самое и в духовной жизни: если вы хотите куда-то добраться, прежде вы должны узнать, что есть духовная жизнь. Мы должны знать, куда мы идем и что мы делаем, мы должны найти того, кто там уже был — духовного руководителя. Если вы придете к духовному отцу и скажете: «Отец, можешь научить меня молитве?» — и он скажет: «Возьми и почитай эту книгу» — вы должны достать свою записную книжку и вычеркнуть его имя из списка духовников. Затем пойти к следующему и сказать: «Отец, я хочу научиться молитве». А он скажет: «Почитай вот это», — и вы тоже его вычеркиваете из своей записной книжки. Идите к следующему: «Отец, я хочу научиться молитве». — «Приди, я тебе покажу», — поиск окончен, оставайтесь с ним, учитесь молитве, и делайте то, что он говорит — и вы попадете в Манаус.

— Почему отцы говорят, что детальное изучение догматики изгоняет слезы и разрушает молитву?

— Интеллект, схоластический подход и изучение философии могут, конечно, вам многое дать в понимании Бога. Но они не дадут вам знание Бога. Вы не узнаете Бога через академические исследования, вы узнаете Бога через встречу с Духом Святым, которая происходит из молитвы. Неважно, сколь много вы учитесь, вы не приобретете дара Духа Святого, если вы не любите Бога. Следуйте Его заповедям и живите согласно Духа Свята.

Это не означает, что изучение и академические исследования не могут обогатить ваш опыт, но они не дадут вам этого опыта. Я могу сказать вам всё о кофе — где он растет, как его правильно пожарить и заварить, какого он вкуса. Но и после того, как вы прочитали об этом, вы ничего не знаете о кофе, пока вы его не попьете. Как только вы попили кофе — всё то, что вы изучали, имеет для вас смысл. Но вся эта информация о кофе не значит ничего в отношении опыта пития кофе. Изучение и учеба — это не молитва и не жизнь духовная. Молитва —  это и есть духовная жизнь.

— Как научиться понимать богослужебные тексты, и можно ли дать к этому пошаговую инструкцию?

— До того момента, пока вы не вкусите, как благ Господь, пока не получите опыта молитвы, литургические богослужения и тексты могут только помочь вам приобрести желание быть с Богом, если вы будете очень внимательно слушать. Но нужно сделать шаг, позволить отпустить себя и войти через ум к Богу. Если нет — понимание ничего не значит, хотя и остается чем-то самим по себе прекрасным.

— Как получить дар слез при молитве, и нужно ли это?»

— Я рад, что этот вопрос задан. Не знаю, кто его задает, но такого типа вопрос говорит мне о том, что его автор никогда не совершал молитвы. Когда ты любишь кого-то, ты никогда ему не говоришь: «А что ты мне дашь? Если я тебя люблю, что я из этого получаю?». Если ты любишь кого-то, всё, что ты можешь делать, это любить. Это всё. Ты не говоришь ему: «Я тебя люблю, а что дальше?»

Любовь — это всё. И в любви вы получите всё. Мы не любим для того, чтобы получать. Вы сначала любите, а потом получаете. Мы не молимся о том, чтобы получить слезы. Мы молимся для того, чтобы быть с Богом, и Господь Бог сделает с вами так, как Он пожелает. И даст всё, в чем вы нуждаетесь, что бы это ни было.

— Не хочется вечером молиться, как настроить себя на вечернюю молитву?

— Вы не хотите молиться вечером, потому что вы говорите молитву, а не молитесь. Поэтому это становится грузом. Нет у вас желания быть с Тем, Кого вы любите. Потому что тот, кого вы любите, это вы сам. У вас нет желания молиться, потому что вы устали и хотите комфорта. Поэтому молитва будет только поводом уйти от себя. Вам бы не хотелось уходить от себя, потому что пришло время о себе позаботиться. Сколько было сделано в течение дня для других, на работе, поэтому у меня нет времени, я очень устал.

Помните, что мы думали, что мы кого-то любили? Неважно, чем мы занимались целый день, но нам так сильно хотелось видеть этого человека! Нам было без разницы, спали мы или нет. Мы готовы были стоять в снегу, даже замерзая до смерти, но разговаривать с ним, потому что мы не хотели покидать его. Мы должны были вставать рано утром, и нам было безразлично, чувствуем мы себя хорошо или нет, потому что мы любили.

Вы будете способны к молитве, если вы будете любить Бога. Вы будете бежать домой, чтобы быть с Ним, вместо того, чтобы вздыхать перед молитвой: «Опять мне нужно начинать». Этого бы не было, если бы вы думали о Нем целый день, но вы думали весь день о себе. Бог должен быть тем, о Ком нужно думать прежде, чем мы найдем свободное время для себя.

— Можно ли заменить формальное молитвенное правило и чем?

— Можно ли заменить молитвенное правило? Конечно! Должны ли вы? Нет. Вы можете делать все, что вы хотите. Господь Бог не заставляет вас ничего делать. У нас есть молитвенное правило, потому что мы эволюционировали. У нас есть правило молитвенное, потому что мы, как то дикое животное — до того момента, пока на нас не будет седло или узда, мы бежим туда, куда мы хотим, не можем остепениться и понять, для чего мы созданы. Поэтому Господь говорит: «Возьмите на себе иго Мое». Иго — это как то, что надевается буйволу на шею, чтобы можно было его контролировать. Возьмите — наденьте хомут, но это Мое иго, оно сладкое, и оно легкое.

— Как вы посоветуете молитвенно готовиться к Святому Причастию?

— Нужно следовать директивам Церкви, говоря, что любовь всегда выше закона. Поэтому, если вы находитесь в постоянной молитве, вам не нужно молитвенное правило. Вам не нужно совершать молитвы перед Святым Причастием.

Единственная причина, по которой мы совершаем пост и молитвенное правило, это то, что мы не имеем взаимоотношений с Богом, мы не с Ним. Поэтому нам нужно удалить из себя весь духовный мусор, который мы насобирали, отключить все влечения, все потакания страстям. Мы должны это вычистить, чтобы вернуться к тому, для чего мы созданы.

Если бы у вас был дом, и вы бы два года там не наводили порядок — не подметали бы полы, не пылесосили, не мыли бы посуду, вымыть этот дом в один день было бы невозможно. Может быть, и за неделю невозможно. Но если вы поддерживаете порядок ежедневно, вы можете вычистить все в полчаса. Тем, кто имеет «грязные дома», нужно очень много молитвенных правил. Очистите свой дом, и тогда у вас не будет длинного молитвенного правила.

— Расскажите о практике ночных молитв в монастырях и о возможности применения этой практики для мирян.

— Молитва есть молитва. Неважно, где вы ее совершаете и неважно, кто это делает. Конечно, если это не литургическая молитва. Литургическая молитва — это прославление Бога всей Церковью, которая совершается иерархическим путем через епископа, где мы все вместе молимся ко Христу и приносим жертву. Вся Церковь совершает молитву. Это в некотором роде отличается от нашей частной молитвы.

Как нам можно молиться? Молитва не должна быть лимитирована временем, она вне времени. Святой апостол Павел говорит нам: «Мы должны молиться непрестанно». Что он подразумевает? Он подразумевает, что ваш ум всегда должен находиться в Боге. Поэтому ночные бдения, молитвы ночами – это прекрасная помощь в обучении молитве. Они являются прекрасным средством для того, чтобы познать Бога.

Если мы имеем непрестанную молитву, мы имеем ее везде. Это не означает, что мы при этом ничего не делаем. Это означает, что наш ум, наша душа — в Боге. Он говорит: «Если любите Меня, любите и служите друг другу». Это не означает, что вы целый день сидите, запершись в комнате. Это означает, что вы должны служить другим по любви. Любовью Христовой вас Господь Бог обязует служить.

Если вы любите Бога, вы ничего не можете делать, кроме того, чтобы служить ближнему, потому что Он сказал, что это именно то, чего Он хочет: «Если вы любите Меня, служите друг другу». Если вы говорите: «Нет, я просто хочу Тебя любить». Он говорит: «Нет, ты не любишь».

Тебе кажется, что ты контролируешь ситуацию, но ты за пределами всякого контроля. Единственная личность, которая может все контролировать — Господь. Единственная настоящая свобода — это послушание. Почему это единственная настоящая свобода? Потому что послушание говорит «нет» собственной неправильной воле и убивает гордость. После этого человек становится совершенно свободным. Если мы имеем такую собственную волю, которую контролировать невозможно, мы горды, потеряны и несвободны.

— Расскажите об особенности молитвы в храме. Молиться ли Иисусовой молитвой или вникать в богослужебные тексты?

— Вы любите кого-либо. Вы приходите к ним в дом провести вечер с ними, потому что вы хотите быть к ним ближе. Они говорят с вами, а вы сидите и на них смотрите. Они говорят: «Что с тобой? Я с тобой рядом, здесь, я присутствую». А вы ведете себя так, будто вы не с ними. Когда вы с ними, вы им отвечаете.

Когда вы приходите на богослужение, вы любите Бога и отвечаете на богослужение о Нем, а не о себе. «Вот эта часть богослужения мне нравится» — это о себе. Но все иначе, когда сердце поет вместе с Богом, когда рассудок и душа живы в тех словах, которые используются для прославления Бога. Это примерно так же, как Матерь Божия воспела: «Возрадуется дух Мой о Бозе, Спасе Моем». Вот, что мы должны делать.

— Как не отвлекаться из-за мыслей и любопытства во время богослужения?

— Когда вы любите, ничего не существует, кроме того, что или кого вы любите. С печалью я могу сказать: мы отвлекаемся от молитвы, потому что до сумасшествия влюблены в себя. Вы не можете забрать себя от себя любимого к Богу. Господь Бог пытается выкрасть вас от вас, а вы этому противитесь. Вы не хотите отвлекаться от любви к себе, поэтому вы не можете молиться на богослужении.

— Как быть тогда, когда любовь к людям больше, чем любовь к Богу? Как это преодолеть? Как возлюбить Бога больше, чем близких и самого себя?

— Если вы любите кого-либо или что-либо, включая себя, больше, чем любите Бога, вы не любите никого, кроме себя. Невозможно любить человека больше Бога, поэтому вы не любите ни того человека, ни Бога. Вы любите себя, потому что вы любите то, что этот человек может вам дать. Но это опять забота о себе, а не о них.

На самом деле все заканчивается тем, что не любишь никого. Когда ты любишь себя, ты не любишь никого, даже себя. Потому что все наше «я» должно быть только о Боге. Если вы не любите ту причину, по которой вы были созданы, если вы не любите цель своего существования или бытия, которой является Бог, то в настоящем вы ненавидите себя, потому что вы уничтожаете себя.

Это примерно, как люди, которые имеют разные зависимости — наркотики, алкоголь, сексуальные связи, тщеславие, деньги — неважно, чем бы это ни было. Эти люди уничтожены зависимостями, они не могут функционировать, потому что эти зависимости забирают их полную свободу, способность говорить «да» настоящему. Они не могут жить без зависимости. Они отказались от своей свободы быть людьми, и они стали рабами страстей. Всякий раз, когда вместо того, чтобы любить Бога, мы любим Его творение, мы уподобляемся зависимым.

— Как понять, что влечение или некая влюбленность завершились, и пришла любовь? Это об отношениях двух молодых людей. Что значат взаимоотношения?

— Единственная цель пищи — это питание. Но какое удовольствие от пищи? Это вкус и сытость. Когда мы ошибочно ставим вкус целью пищи вместо питания, мы злоупотребляем пищей, и пища нас уничтожает.

Мы едим те вещи, которые не являются питательными. Мы едим больше, чем можем, разрушая свое тело. Та пища, которая должна вас питать, убивает вас. Если мы говорим: «Я к кому-то имею влечение» — это сразу означает, что мы думаем о себе. Я нахожу вас привлекательной, и это означает, что я что-то в вас желаю для себя.

С самого начала это не работает. Я должен желать только того, для чего я был создан — спасения. Мы хотим видеть то, что нам кажется хорошим.

Я был на рынке, выбирал фрукты, которые, как мне казалось, были вкусными. Мне один мужчина говорит: «Почему ты вон те не возьмешь?» Он видел, что я старый, но он был еще старше меня. Я говорю: «Ты посмотри, там птицы поклевывали и какие-то следы насекомых». Он говорит: «Птицы клюют только сладкие». А ты берешь с виду совершенные, но никто их не хотел». Я начал брать те, на которые он указал, и убедился, что он прав.

Я выбирал именно то, что, мне казалось, принесет удовольствие. И я забыл главную цель. Вы должны искать в жизни кого-то, кто будет любить Бога больше, чем вас. Вы должны искать кого-то в жизни, чтобы с ним вы любили Бога больше, чем его. Как говорит наше таинство венчания: «Двое становятся едины во плоти». И это единое объединяется с Богом.

Цель вашего существования — единение с Богом, а не единение друг со другом. Цель пищи — это питание, а не вкус. Поэтому мы должны искать того, с кем разделим жизнь,  среди тех, кто знает, для чего жизнь, и кто хочет нашей помощи в реализации этой цели — жизни вместе с Богом. А жизнь — это и есть Бог. В противном случае, какой смысл во всем этом? Для чего вступать в брак, если ты попадаешь в ад?

Я слышу от многих, что они испытывают некую адскую жизнь уже здесь. Вы должны искать Бога и любить Бога больше, чем того человека, которого вы ищете. Тогда вы начнете уже здесь испытывать рай, прежде чем вы туда попадете. Может быть я и не ответил на вопрос, но это лучшее, что я могу сказать.

— Какую пользу приносит молитва Иисусова? И как моему начальнику начать ею заниматься?

— Иисусова молитва — это очень мощная молитва и очень мощное лекарство. Но только потому, что это мощное лекарство, оно может не подходить для того состояния, в котором вы находитесь. Я могу взять совершенное лекарство, но если я буду давать в неправильных дозах или в неправильное время, оно может вас не вылечить, а убить. Поэтому вам нужен доктор, который знает ваше состояние и может вам выписать правильную дозировку, чтобы вы стали здоровым, и не умерли.

Я видел многих людей, которые были потеряны в прелести и иллюзиях, творя молитву Иисусову. Не потому, что Иисусова молитва опасна, а потому что они еще не знали, что значит молитва. Они пошли позвать медведя прежде чем его приручили, и медведь откусил им руку.

Молитва – не академическое действие. Молитва — это взаимоотношения.

Позвольте мне рассказать нечто важное для оживления ваших семей. Последние три года или около того у нашего монастыря в Нью-Йорке есть прекрасный сосед. Он и его супруга состоят в браке 30 лет. У них 8 детей и 6 внуков. Один из наших монахов знал обоих — супруга и супругу, когда они учились в школе. Я не помню, как они повстречались, скорее всего, на рынке. Отец семейства работает на грузовиках, ездит по всей стране. Они не православные, они католики. Это прекрасная семья.

Первый раз, когда я их встретил, — монах пригласил их на всенощное бдение на воскресную службу. Причем он сначала пригласил, а потом мне сказал: «Могу ли я их пригласить?» Я говорю: «Ты думаешь, что лучшее представление Православия — это богослужение? Представляешь, богослужение длинное, мы стоим. Католические службы короткие, и они сидят. Я думаю, для него это будет очень много». Как типичный монах, он говорит: «Отец, я же его уже пригласил». Я говорю: «Вот хорошо, ты благословение получил».

Этот мужчина пришел со своим 16-летним сыном. Я не знал, кто они были. Они были в церкви. В конце монах его привел, чтобы мне представить. Я сразу сказал сыну, мальчику: «Разве богослужение тебе не показалось длинным?» И он сказал: «Нормально». Я ему сказал: «Мы же стоим все время, разве ты не устал?» Он говорит: «Я в порядке». Я спросил отца: «Какими средствами можно заставить 16-летнего парня прийти в церковь и простоять 3 часа, причем на том богослужении, о котором он ничего не знает?»

Сейчас послушайте внимательно. Мальчик сказал: «Это моя суббота с моим отцом». Я говорю: «Что ты имеешь в виду?» Он сказал: «Каждый из нас восьмерых получает одну субботу в два месяца с нашим отцом. В этот день, что бы ни делал наш отец, мы идем с ним. Неважно, что он делает, главное, что мы пребываем с ним».

Я подумал: можете ли вы представить, что ваши дети могут сказать это о вас? «Неважно, что делает мой отец, работает или что-то, — самое главное, что я рядом с ним. Я так сильно люблю его! Это мой день, чтобы быть с ним».

Позже он приехал вновь, я разговаривал с ним о фермерстве, о котором мы ничего не знаем. Он приехал кое-что о ферме рассказать. Мы иногда инструмент ломаем, ибо не знаем, как делать все правильно, поэтому просим соседей нам помочь. Мы городские парни. Он пришел что-то нам отремонтировать.

Я сказал ему: «Как ты заставляешь своих детей ходить в церковь и молиться?» Он говорит: «Что ты имеешь в виду?» Я говорю: «Что ты им говоришь?» — «Я не говорю ничего. Мы — семья, мы молимся. Я никогда не прошу, мы просто это делаем» — сказал он мне. Я говорю: «Вы молитесь каждый день?» Он мне отвечает: «Конечно!» Я говорю: «Ты по воскресеньям в церковь ходишь?» — «Мы все ходим». «А как, — говорю — те дети, которые уже в брак вступили и ушли из семьи?» -«Они приходят в воскресенье, все в храме со своими детьми». Я воскликнул: «Это удивительно!» Он говорит: «Почему?»

После этого я спросил: «Как ты поддерживаешь вот эту молитву в семье?» Представьте, он — водитель грузовика. Иногда он отсутствует4-5 дней. Я думаю, иногда он по 12 часов в день, 5 дней в неделю проводит за пределами семьи в дороге. Когда он возвращается домой, это примерно в 20 или 25 километрах от католической церкви. Церковь открыта 24 часа в сутки. Люди там записываются в очередь, чтобы совершать молитвы час или полтора, днем и ночью.

Если он уходит на работу в 4–30 утра, то он приезжает в церковь в 2 часа утра, чтобы совершить молитву, прежде чем идти на работу. Я был под большими впечатлениями от такого уровня духовной жизни. Он не говорил о молитве детям. Он молился с ними, он молился за них, они молились с ним. Вот как они научились молиться.

Молитва была для отца чем-то важным, поэтому это стало важным для семьи. Они на Рождество приехали к нам в монастырь, потому что они праздновали 25-го декабря. После богослужения они пришли на ужин и оставались все это время с нами. Мы разговаривали. Я подшучивал над супругой. Знаете, женщины хотят всем управлять. Они руководят дома, руководят везде и говорят каждому, что делать.

Я пошутил, сказав ей: «Кто у вас главный в доме — Вы или Антоний?» Она говорит: «Господь. А мой муж в послушании Богу, а я в послушании ему». Вот ответ. Теперь вы знаете, как правильно.

Вы хотите знать, что у вас дома не так? Их старший сын, которому уже 27, в одну из суббот пришел к нам со своим отцом, который помогал нам. Я говорю: «У тебя своих трое детей. Тебе разве нечего делать с ними?» Он отвечает: «Это моя суббота с моим отцом». Я говорю: «Ты все еще приходишь?» — «Я буду приходить весь остаток жизни».

Не понравилось ли бы вам, когда бы ваш сын сказал так? Это произойдет, если мы проведем свою жизнь с Богом. Мы не проводим свою жизнь с Богом, не находимся в послушании Богу, поэтому не понимаем этого. Все, к чему мы ни прикасаемся, приходит в беспорядок. Наши дети — в оппозиции к нам, наши семьи разваливаются. Наркотики, алкоголь, сломанные браки… Потому что не Господь Бог главенствует, а мы. Поменяйте свой ориентир и начнете испытывать рай на земле.

— Имеет ли значение читать молитвы вслух или про себя?

— Когда вы любите людей, иногда находится время поговорить, а иногда — время побыть в тишине, но всегда в это время вы любите.

— Вопрос о воле Божьей. Вот человек в молитве часто находится в присутствии Бога, но не знает Его воли, не понимает Его язык. Как познать волю Божью в общении с Ним?

— Воля Божья для нас была открыта совершенно ясно. Иисус Христос пришел показать нам путь: «Я пришел не исполнить Свою волю, но волю Отца, пославшего Меня». Желание Бога для нас — чтобы мы Его любили всем нашим помышлением, всей нашей душою, всей нашей силой, и любили ближнего своего как самого себя.

Иисус Христос сказал: «Если вы любите Меня, исполните мои заповеди. Если вы любите Меня, служите друг другу». Какая еще ясность вам нужна? Не делайте ничего, отделяющего вас от Бога. Вот в чем воля Божья.

Наш отец великий Венедикт Нурсийский, основатель западного монашества, сказал: «Не предпочитайте ничего любви Божией». Поэтому ищите Бога всем своим сердцем, всей своей душою, всем помышлением, тогда все будет получаться. Это Его воля. И это постоянная работа. Доктор ли вы, или подметаете улицу — неважно, но если вы не любите Бога, вы впустую потратили свою жизнь. Если же вы любите Бога, будьте хоть официантом. Работа врача-нейрохирурга и работа дворника равно почетны, если совершаются с любовью к Богу.

Потому что те дары, которые вы имеете, не ваши. Бог дал вам их, для того чтобы прославлять Его и служить друг другу. Они не для вашей славы. Если вы используете их, чтобы творить свою волю, вы воруете.

Представим, что я владею банком, а вы приходите работать на меня и вместо того, чтобы считать деньги, потому что вы кассир, выходите с этими деньгами через дверь. Срабатывает тревога, и вам говорят: «Что вы сделали?» -«Я считал, что это мои деньги».

Дары — это Божьи дары. Если вы берете их для себя, вы — вор. Вы должны их отдавать каждому и прославлять при этом Бога. Посмотрите, в каком мы беспорядке. Мы пытаемся выглядеть как павлины. Мы думаем, что мы кто-то, вместо того чтобы думать: «Господь дал нам все». Пробудитесь!

— Как часто нужно исповедоваться и причащаться?

— Я думаю, что каждый сам решает для себя. Я расскажу, как часто я это делаю. Я делаю это настолько часто, насколько это возможно. Если у меня есть возможность посещать богослужение ежедневно, я делаю это ежедневно. Мы совершаем в монастыре литургию 4–5 раз в неделю, и причащается каждый. Это очевидно, и никогда этого не бывает достаточно.

— Как правильно выбрать мужа?

— Я надеюсь, что этот вопрос был написан, прежде чем услышали, то, что я уже сказал. Приходящим ко мне молодым людям, которые говорят, что хотят вступить в брак, я говорю, что они должны внимательно посмотреть на человека, с которым они вступают в брак. Я говорю женщине: «Если этот мужчина не показывает тебе Иисуса Христа, и ты не видишь в нем Иисуса Христа, беги от него, как от ада, иначе ты там откажешься». А мужчине я говорю: «Посмотри на эту женщину. Ищешь ли ты в ней все качества Матери Божией? Если нет, ты в большой беде».

В нашем приходе был мужчина. Он говорит: «Отец, ты знаешь, что не так с женщинами православными?» Я говорю: «Я боюсь сказать. Они все ищут святого мужа в кожаной куртке. Они хотят, чтобы он был святым и волнующим. Они хотят, чтобы он был благочестив и прекрасен. Они хотят, чтобы он любил Бога и их мог волновать. Только женщина может быть такой сумасшедшей”.

— Как бороться с нападением демона, если он нападает, а ты парализован и не можешь даже двигаться? Что нужно при этом делать?

— Если мы охраняем себя молитвой, имеем ум настроенным на Бога, ни один демон близко не подойдет. Но поскольку с утра до вечера мы наполняем свой ум мусором — осуждением, жадностью, похотью, гневом и так далее, и после этого ложимся спать, все эти монстры нас ожидают.

— Как бороться с депрессией?

— Вы уже, наверное, догадываетесь, что я хочу сказать. Депрессия происходит от любви к себе. Одержимость и занятость собой вводит вас в депрессию. Могли бы вы представить себе, что вы были созданы для Бога и для того, чтобы любить каждого, и чтобы это стало причиной депрессии? Это примерно как оголодать до смерти, прийти в самый лучший ресторан Москвы и смотреть через витрину, не имея возможности ничего съесть. Любить себя — жить впустую. Не любите себя, любите Бога и ближнего — и вы никогда не впадете в депрессию. Просто, но трудно.

— В Евангелии сказано: «Возлюби ближнего как самого себя». Что это означает? Как тогда останавливать любовь у себя?

— Любите ближнего так же, как вы любите себя. Там не сказано: ты должен любить себя и любить ближнего. Если вы возьмете текст Евангелия, оно наполнено словами «люби ближнего», «люби Бога». Там нет ни одной строки, где написано «полюби себя» и живи для того, чтобы любить себя.

Что означает эта евангельская цитата? Тот уровень энергии, постоянного внимания и занятости, посвященный себе, включая ваше спасение, вы должны направить и посвятить любви к ближнему. Потому что вы имеете всю энергию и способности для этого, просто неправильно ориентированные.

Люди мне задают при этом вопрос: что подразумевает Господь, говоря: «люби врага»? Что Он говорит? Никто не является вашим врагом. Вы не можете любить и иметь врага. Если вы любите, никто не является врагом. Почему мы имеем войны? Мы не любим людей, мы любим себя. Почему существуют социальные заболевания? По той же причине.

— Что значит покаяние?

— Покаяние — это радикальное изменение направления жизни. Если идешь на север, радикальное изменение — это пойти не на восток или на запад, а пойти на юг. Радикальное изменение направления вашей жизни — это переход с ориентира на себя к ориентиру на Бога. Вот, что значит покаяние.

Все грехи имеют корнем или стеблем то, что мы смотрим на себя. Ум сосредоточен на себе, а не на Боге — и ты потерян. Покаяние — это не забивание себя до смерти. Покаяние — это не голодание до смерти. Покаяние — это отказ позволять чему-либо забирать себя от Бога. Ни своему телу, ни своей нужде в пище, ни своему желанию удовольствий или комфорта. Мы должны убрать это в сторону. Что бы нам не потребовалось, мы должны не потерять ни одного момента с Богом.

Помните, когда мы по молодости бегали либо за парнем, либо за девушкой и готовы были оставить ради них все? Вот это только маленький кусочек того, что есть любовь настоящая. Жизнь не имеет никакого смысла, когда вы не с тем, кого вы любите. Вы не можете даже понять, что можно не спать, что можно провести ночь в молитве. Трудно понять, трудно понести или воспринять пост.

Можно не понять, что можно жить целомудренной жизнью, потому что это вас отделит от того, кого вы любите. А кого вы любите? Вот, они здесь. Когда вы любите, многое возможно, все возможно.

— Какие правила вы считаете лучшими для общения с детьми для воспитания, и не является ли собственный пример самым лучшим воспитателем?

— Единственный путь для того, чтобы что-то сделать для другого живого существа, является ли он младенцем, взрослым человеком или старым, знакомым или незнакомым, это любовь. Вы, как родитель, ответственны перед Богом за ваше чадо. Вам дано это чадо Богом для того, чтобы научить его любить Бога и любить ближнего. Если вы это проваливаете, вы за это будете отвечать.

Нужно ли ходить в школу? Вы стали ближе к Богу, ходя в школу? Означает ли это то, что не нужно ходить в школу? Нет. Это означает, что если вы ходите в школу, вы должны понимать, что означает быть человеком, что такое любовь. В противном случае это учреждение научит вас тому, что жизнью не является. И вы не найдете Бога, потому что вы обретете этот мир. Это то, что мы делаем с нашими детьми — бросаем их в помойку и ожидаем, чтобы они оттуда вылезли чистыми.

Вы бы никогда не поместили вашу 16-летнюю дочь в тюрьму с 5 тысячами мужчин без всякой охраны. Вы даже не будете рассматривать это, потому что они нападут на ее тело. Вы берете своих драгоценных чад и отправляете их в эти безбожные школы, откуда они возвращаются уничтоженными. Что с вами не так? Начните со своей собственной школы.

Не беспокойтесь, станут ли ваши дети богатыми. Беспокойтесь, станут ли они людьми.

— Как начать день, чтобы полюбить Бога? Дайте практический совет.

— Вопрос уже задавали, поэтому мы уже об этом говорили. Во-первых, нет ничего практичного в любви. Любовь совершенно не практична. Практичность в том, чтобы сохранять себя. Любовь — это отдавать себя полностью. Любовь и практичность вместе не идут. Что практичного в том, чтобы сидеть рядом с больным ребенком, когда нужно утром идти на работу? Ничего практичного. Это любовь. Что практичного в том, что Христос умер за нас на кресте? Ничего практичного — это любовь. Вы не находите любовь, потому что вы слишком практичны. Как проснуться и начать день с помышлением о Боге? Нужно лечь с помышлением о Боге.

— У многих дети, поэтому расскажите о трудностях подростка на пути к Богу. Расскажите, как это было в Вашей жизни — о подростковых трудностях.

— Слава Богу, что мои папа и мама не здесь. Будучи ребенком, я был абсолютно убежден в том, что никто во всем мире не знает столько, сколько я. Поэтому я всегда знал, что я хотел делать. Я всегда хотел делать не то, что нужно, а то, что я хочу. До того момента, пока хорошая политика моих родителей и прекрасный священник не показали мне ад и испугали меня. А когда я увидел рай, я больше не боялся. Я выучил очень быстро — есть только Господь, и больше ничего.

Глуп тот, кто позволяет чему-либо и кому-либо становиться между ним и Богом. Нет ничего, кроме Бога. Когда вы ищете что-либо еще, вы этого никогда не находите. Когда вы возвращаетесь к Богу, все изменяется. В вашем доме и куда бы вы ни поехали, вы всегда любимы, поэтому должны любить каждого. И всегда, когда любишь, получается и находится все. Люди за вас всегда молятся, поэтому становится легко молиться.

Беспокоясь о себе, вы теряете Бога. Забудьте о себе. Послужите другим, и вы найдете и обретете те вещи, которые когда-то казались невозможными. Если вы хотите быть любимы, любите кого-то другого, вот так это работает. Если вы хотите стать богатыми, отдайте все, тогда получите любовь. Нет ничего лучшего.

Когда мы путешествуем, каждый мне всегда что-то дарит, а мне ничего не надо. Я принимаю любовь. Если я возьму все, что мне дарят, мне нужно будет снарядить морской контейнер домой. Монахи имеют Бога. Что вы можете мне еще дать? Позвольте мне кое-что дать вам.

— Тут записка — больше благодарность, скорее всего. Спаси Господи за Вашу любовь, всегда легче чему-то учиться, имея перед собой пример. Кто-то, может, подразумевает, что были примеры из своей жизни?

— Любовь — это не идея, любовь — это опыт и взаимоотношения. Взаимоотношения с Богом предложены Им каждому из нас. Если они есть, мы можем иметь взаимоотношения с собой и с другими.

Я, может, расскажу вам что-то веселое и смешное. Один раз я пожаловался своему духовному отцу на то, что люди мне хотят давать деньги. Я не люблю быть обязанным. Он говорит: «Ты такой гордый. Представь, если люди тебе что-то дают, а ты берешь, то они счастливы». Он меня пригласил на приходское собрание. Он говорил о людях, которые дают церкви, о работе, которую нужно сделать. Он говорил: «Придите и отдайте себя. Придите, проведите время, позаботьтесь. Сделайте это». Он сказал: «Я никогда не прошу у вас деньги, но у меня появилась очень плохая привычка — я ем каждый день. Если вы их приносите — я от них не отказываюсь, но я никогда не прошу».

Когда мы пытаемся достучаться до людей, всегда должен быть баланс — можешь ли ты сказать кому-то «нет», если кто-то в этом проявляет любовь. Если человек понимает, что дар — это знак того, что я люблю вас, тогда это хорошо. Когда они отдают и ожидают что-то взамен, это не любовь.

Как научиться любить? Как кто-либо может вас научить? Как вы учитесь говорить? Как вы учитесь ходить? Как вы учитесь ездить на лошади? Вы пытаетесь. Постепенно будет получаться все легче и легче. В особенности, если вы ничего от них не ищете.

Если я хочу служить вам, я должен сказать: «Что я могу сделать, чтобы вам помочь?» — «Хорошо бы, чтобы вы почистили мой подвал и помыли мою машину». Вы расстраиваетесь: «Я что, слуга?» Вы спросили, в чем они нуждаются, и вам сказали. В противном случае вы хотите делать то, что делает счастливыми вас, а не их. Это не служение.

— Всегда ли нужно подставлять правую щеку, и есть ли исключения из этого?

— Всегда есть исключения. Вы хотите любви или не хотите? Господь Бог сказал: «Я — путь, Я — всякая правда и истина, Я — жизнь». Он сказал вам, что делать, а мы говорим: «Подожди, Ты разве это подразумеваешь? Почему не сделать так, как я хочу?» Мы спорим с Богом, когда Он приходит к нам, и говорим: «Ты не понимаешь». Он все понимает. Это вы — те, кто не понимает. Вторую щеку подставьте, и еще раз подставьте, и еще раз.

— Как помочь любящим родителям отпустить своего ребенка, когда он решил создать свою семью?

— Это многоуровневый вопрос. Прежде всего, ребенок, который вам говорит это, уже ушел, мы просто этого не поняли. Какой смысл его удерживать физически с собой? Вы не дали детям чувства привязанности и любви, потому что вы их любили для себя. Они сказали: «Нам этого недостаточно» — и ушли. Они ищут чего-то, потому что вы их не научили, что Господь Бог — это все. Если все имеешь, никуда не уходишь. Если ты уходишь, значит, ты этого не имеешь либо об этом не знаешь.

— Давно читаю утренние и вечерние молитвы, но мысли все время отвлекают. Что мне делать, когда невозможно молиться правильно утренними и вечерними молитвами?

— Мы все испытываем трудности, делая что-либо, что-то идет вопреки нашим планам. Мое предложение таково: не иметь повестку дня для жизни, кроме повестки дня Бога. Допустим, вы собираетесь совершить утренние молитвы, но чувствуете, что обязаны или должны. Вы хотите их совершить только для того, чтобы сделать больше того, что вы по-настоящему желаете. Какой смысл? Вы просто говорите слова.

То, что человек говорит: «Господи, Господи» — не означает того, что он войдет в Царство Божие. Только потому, что вы читаете молитвы не из сердца своего, Господь Бог их не слышит, вы впустую тратите время. Это примерно так же, как быть на работе до 10 вечера, думая, что вам заплатят, а договора с начальником не было. То есть вам даже зарплату там не начислят, и вы впустую потратили время. Какой смысл?

— Чей перевод с русского на английский язык лучше выбрать для чтения Священного Писания? Можно ли читать современные облегченные для понимания переводы?

— Я думаю, что самый близкий к православному канону перевод на английский Святого Писания, не самый аккуратный, но, я думаю, самый близкий, это версия короля Иакова. Потому что там даже указывается, в чем разница в канонах. Перевод с греческого и латинского является более близким к оригиналу. Вы можете читать современную версию короля Иакова, английский язык там старый, но он самый аккуратный. Это не ужасный английский, а очень поэтический английский. Это перевод XVII века.

— Когда ты достигаешь уровня того, что ты больше не раздражаешься людьми, что это означает? Означает ли это, что ты их любишь? Или ты все еще в гордости?

— На этот вопрос нелегко ответить. Для того чтобы стать бесстрастным, ни на что не отвечать эмоционально, требуется стать смиренным. Смирение говорит о том, что вы победили все страсти. Если вы чувствуете, что дошли до этого, я бы хотел вам сообщить, что вы полны гордости и прелести. Это не так легко.

Господь Сам был бесстрастным, Сам был свободен от греха и всех страстей. И Матерь Божья, и некоторые богословы говорят, что Иоанн Креститель. И были некоторые, которые не дошли до этого состояния, но были очень близко. Требуется громаднейшая постоянная молитва, для того чтобы убить собственную волю и любовь к себе. Когда человек может смиряться с тем, что не достиг своей мечты. Если вы не знаете, как быть с этим, я вам расскажу о своем откровении.

Существуют два плана пути вашей жизни: Божий и ваш. Подумайте, какой из них сработает? Ваш будет работать тогда, когда ваши планы являются также и Божьими. Вы всегда будете расстроены, будете уничтожены, если вы планируете то, чем вы не должны стать.

— Что для вас значит Россия?

— Я всегда наслаждаюсь пребыванием в России. Я даже не знаю, как это объяснить, но я чувствую себя дома. Я не говорю на вашем языке, но мы говорим на одном языке. Я не смотрю на границы и на национальности. Это для меня не имеет никакого смысла.

Если мы все — дети Божии, то у нас есть один Отец, и мы одна семья, и нет границ. Как вы можете быть православным и быть американцем? Или быть русским и быть православным? Это невозможно.

Так получилось, что ты стал православным в Америке. Ты не русский, но ты православный. Все, что мы делим вместе — это православие, это то, что мы дети Божии. Страна не важна. Но так случилось, что я многое у вас люблю и наслаждаюсь этим здесь – общением с людьми, не архитектурой. Я люблю Россию только потому, что люблю вас, и потому что люблю Бога. Я никогда не планировал приезжать сюда.

Мы поехали на Валаам. Я спросил владыку, могу ли я привезти одного монаха и провести некоторое время в большом традиционном монастыре России. В связи с тем, что именно валаамские монахи принесли православие в Америку, я подумал: «Будет логично нам туда поехать». Он сказал: «Конечно, приезжайте».

Мы приехали. Я разговорился с одним из священников. Он сказал: «Ты откуда родом?» -«Я из Нью-Йорка». — «Америка?» — «Да». — «Ты что, монах?» — «Я пытаюсь быть им». — «Из Нью-Йорка?» — «Да». — «Как это возможно? Америка — такая безбожная страна! Вы такие материалисты!» И подобные вещи. Я выслушал вопросы, начал отвечать на них, но был немного удивлен. Он сказал: «Мы можем немного поговорить?» Я говорю: «Конечно». Пошли, поговорили. Две минуты превратились в два с половиной часа.

Он спросил: «А с братьями поговоришь?» — «О чем?» — «Только о том, что сказал мне». — «Я что, пришел сюда учить? Я пришел сюда учиться. Ты говори» — вот так это все началось. Кто-то это записывал. Сейчас вы попали со мной на встречу по вине Валаама, а не по моей.

Я благодарю вас. Помолитесь за нас. Если вы хотите написать мне, есть электронная почта. Вы можете писать по-русски, по-английски. Хотел бы вас слышать иногда.

Пойдите и измените Москву, начните с ваших собственных семей, чтобы ваши дети могли проводить с вами день. Чтобы вы могли проводить день с вашими родителями, проводите свою жизнь с Богом. Любите Бога, и никогда не будете расстроены. Спасибо!

Схиархимандрит Иоаким (Парр) родился в США в семье католиков, в молодости принял монашеский постриг, занимался миссионерской деятельностью. Под влиянием восточных святых отцов, в том числе и под влиянием примера святителя-миссионера Иоанна Шанхайского принял Православие. Несколько лет жил на Святой Горе Афон.

По благословению священноначалия приехал в Нью-Йорк, где занимался организацией помощи бедным. Им был организован Дом Милосердия, создана община, некоторые члены которой также посвятили себя монашеской жизни. На основе общины Дома милосердия был создан монастырь во имя святой преподобной Марии Египетской, который был позднее принят в состав Патриарших приходов в США Московского Патриархата.

Видео: optina-msk.ru

Читайте также:

Что такое послушание? (Видео)

Епископ Пантелеимон (Шатов): Как научиться любить ближнего? (+ ВИДЕО)

Митрополит Николай Месогейский: Моя жизнь полна поиска

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Ты никогда не проиграешь, если будешь собой

Признак духовного успеха – когда человека не волнует мнение окружающих

Мы – Церковь людей, ждущих указаний

Ты пытаешься быть со Христом? Так иди ко Христу всякий раз, когда желаешь

Вознестись или пресмыкаться?

«Рожденный ползать» – символ стабильности