Схимонах Иларион: Только Господь знает сердце человека

Перед вами интервью о сути христианства, о честности перед собой и о том, что ответы на все вопросы даны в Евангелии. Это жесткий текст. Вероятно, кому-то он покажется невместимым. Но он ясен и правдив. Либо мы играем в христианство с какой-то целью (со всеми вытекающими мифическими проблемами «выгорания» и т.п.), либо просто любим Христа, и тогда единственная наша проблема – стяжание послушания, смирения, любви, совершенствование собственной души.

Наш собеседник – афонский схимонах Иларион (Михаил) из кельи Святого Харалампия (Неа скити), ученик старца Харалампия и духовный внук старца Иосифа Исихаста. Подвижник наших дней, живущий непрестанно встречей со Христом. Он говорит о любви к Богу с любовью к нам.

Старец Харалампий

– Как Вы попали на Афон и узнали старца Харалампия?

– Когда я учился в школе, к нам на Кипр приезжал со Святой Горы нынешний игумен Ватопеда Ефрем (тогда студент богословия Василий) и рассказывал о старцах. В 1980 году я впервые оказался на Афоне и там встречал Пасху. Мы посетили монастырь Дионисиу, познакомились со старцем Харалампием. После я бывал на Афоне студентом богословского факультета Салоник. А приехав однажды на праздник святого Харалампия в монастырь Дионисиу, остался навсегда. Не окончив университета, я поступил в послушание к старцу Харалампию и был его послушником 19 лет.

– Расскажите, пожалуйста, о Вашем Геронде*!

– Геронда родился в 1910 или 1911 г. Он происходил из Трапезунда. Потом его семья переехала в Грецию и поселилась в городе Драма. Там Геронда работал. Он не женился. И в сорокалетнем возрасте пришел на Святую Гору.

Еще когда в Греции шла война, Геронду схватили болгары. И чудом его спас святой Георгий, которому он взмолился: «Святой Георгий! Спаси меня! Я стану монахом». Вечером пришел юный воин и освободил его. Это был святой Георгий. Так Геронда решил стать монахом.

Старец Иосиф Исихаст

Старец Иосиф Исихаст

На Святой Горе Геронда направился к своему дяде и крестному, монаху Арсению. Тот жил у старца Иосифа Исихаста. Старец Иосиф имел дар прозорливости. Он понял, что Геронда должен стать монахом. И сказал ему: «Либо оставайся на Святой Горе сейчас, и будешь монахом. Либо больше ты сюда не вернешься». Геронда возразил: «Но мне нужно уладить некоторые дела в миру». «Ничего тебе не нужно, – повторил старец Иосиф, – или ты остаешься, или нет». Когда Геронда передал отцу Арсению слова, сказанные старцем Иосифом, тот ему посоветовал: «Сделай то, что сказал тебе старец. Если «да» – да, если «нет» – нет». Так Геронда остался на Афоне. Через год его постригли в монахи, а после рукоположили во священника.

Геронда был великим подвижником и молитвенником, вел очень строгую жизнь. Благодаря своей физической силе он выполнял самые тяжелые работы. В то время они жили в пещерах Малой Святой Анны.

Старец Арсений

Старец Арсений

Из пещер Малой Святой Анны братство перебралось в Новый скит (их было пятеро, места не хватало, условия жизни были слишком суровыми, а климат тяжело переносимым). Они обосновались на окраине скита, в имевших относительную независимость аскитириях ради того, чтобы не иметь множества попечений.

Старец Иосиф с отцом Ефремом Филофейским поселились в келье «Евангелисмос». Старец Харалампий со старцем Арсением – немного ниже, в каливе «Продрому». А Иосиф Ватопедский – в келье, которая располагалась еще ниже. Днем они собирались, чтобы вкусить пищу вместе. После того, как старец Иосиф почил в 1959 году, отцы Ефрем, Харалампий и Иосиф стали жить отдельно друг от друга.

Старец Харалампий

Старец Харалампий

Сперва Геронда остался вместе со старцем Арсением. А в 1967 году к нему в Неа скити пришли 5 монахов. Оттуда они перешли в Кариес, в русскую келью святого Николая «Буразери». Вокруг Геронды собралось 27 монахов. Когда его пригласили быть игуменом монастыря Ксенофонту, он ушел туда, но спустя 6 месяцев вернулся. Затем его пригласили быть игуменом Дионисиу. Он отправился туда в 1979 году, стал игуменом и был им вплоть до 1989 года. Потом, оставив обязанности игумена, он жил в монастыре, выполняя различные послушания. Преставился Геронда в 2001 году.

Великими добродетелями старца Харалампия были милость, любовь, смирение, послушание. На них строилась вся его жизнь. Святогорские монахи до сих пор помнят его милость и любовь по отношению ко всем. Никогда ты не ощущал себя с ним, как с игуменом. Он не был высокообразованным человеком, не окончил университета, однако его слова были просвещены от Господа.

Сохранилось множество примеров послушания старца Харалампия! Однажды, когда он еще жил со старцем Иосифом (в пещерах, высоко над морем), с берега закричал лодочник, что у него есть для них мешок. Был полдень, братья кушали. Старец Иосиф спросил: «Кто принесет мешок?» Никто не ответил. Тогда Геронда вызвался: «Я пойду!»

Он положил земной поклон перед старцем Иосифом и отправился за мешком. Спуск к морю занимал час времени, и значительно больше требовалось для подъема вверх. Старец Иосиф благословил: «Остановите трапезу до тех пор, пока отец Харалампий не вернется!» Геронда спустился к морю, взвалил на себя мешок, который весил около 60 кг. Он был просто неподъемным!

Пока Геронда поднимался, старец Иосиф тянул четку и творил за него молитву. С высокой скалы он наблюдал, как Геронда тащил мешок. И когда тот останавливался, старец Иосиф понимал, что ноша слишком тяжела. Он видел, с каким трудом его послушник вновь взваливал на свои плечи мешок. Постепенно Геронда стал чувствовать, что мешок становился все легче и легче. И вскоре он ощущал, что несет пушинку. Это произошло благодаря его послушанию старцу и молитве старца за него.

Как-то старец Иосиф послал его одного в пещеру над их кельями: «Иди туда наверх, в пещеру, и оставайся, пока я не позову тебя обратно!» 24 часа он продержал Геронду в пещере. Именно там Господь даровал Геронде молитву.

Однажды в Буразери пришел некий человек по имени Йоргос, из Тибета. Йоргоса взяли на Тибет маленьким ребенком, и он жил там до 18-летнего возраста. Он прошел все степени посвящения, которые даются на Тибете, кроме последней (ее получают те, кто старше 20 лет). И вот Йоргос отправился путешествовать в Англию. Там в одном доме он встретил православного священника и спросил его, во что тот верит и какую силу имеет его вера.

Йоргос предложил ему: «Сейчас я покажу тебе мою силу. Что ты хочешь?» «Апельсиновый сок», – ответил священник. Йоргос хлопнул в ладони, произнес заклинание, призвал злого духа. И вдруг батюшка видит: открывается холодильник, из него выплывает стакан с фантой, становится на поднос и затем перемещается на стол. «Вот это да!» – удивился батюшка. Тогда Йоргос говорит: «Теперь ты покажи мне свою силу». Батюшка снял свой крест и положил его на стол со словами: «Подними мой крест».

Йоргос кричал, хлопал в ладони – тщетно! Он понял, что священник имеет большую силу и попросил рассказать о христианской вере. Священник же посоветовал: «Поезжай-ка ты на Святую Гору Афон». Йоргос отправился на Афон. Пришел он к Геронде в Буразери. Старец топором рубил дрова. Завидев его, Йоргос сказал: «Сейчас я покажу тебе, как я рублю дрова». Он поставил 6–7 полешек одно на другое и расколол их на щепки ладонью. «Слушай, в тебе сидит бес», – определил Геронда. Йоргос исповедался старцу, и тот дал ему четки, чтобы он вечером молился по ним. Лишь только Йоргос вечером взял в руки четки, бесы стали избивать его. Долго он не выдержал и ушел.

Геронда говорил: когда молишься о таких людях, на тебя обрушиваются бесы. Как-то раз один брат пошел помолиться о человеке, в котором сидел бес, и бес дал ему пощечину. Брат испугался и упал. Кельи Геронды и этого монаха находились рядом. Геронда, услышав звук пощечины, шум, открыл дверь, чтобы посмотреть, что происходит. «Что стряслось?», – спросил он. «Я молился по четкам, и меня ударил бес». Старец сказал: «В следующий раз не делай этого! Лучше я помолюсь за того человека». Когда Геронда стал о нем молиться, он видел перед собой и псов, и петухов (такие обличья принимали бесы!), но его молитва была сильной, и они не могли приблизиться к нему.

– Но современный, «просвещенный», мир не верит в существование бесов!

– Если он не верит, то пускай не слушает это.

…В последние годы своей жизни Геронда был прост, как малое дитя. Когда в последний раз я пришел к нему на исповедь, он спросил меня: «А ты сотворил какое-нибудь чудо?» Я ответил: «Геронда, мне совсем немножко осталось, вот еще чуть-чуть, и сотворю! А ты, Геронда?» – «И мне, – говорит, – еще немножко осталось, и сотворю!» Мы смеялись, как дети. Старец Харалампий сказал: «Господь дарует тебе особую благодать! Когда я умру, то возьму тебя с собой» – «Нет, Геронда, я тебя прошу, я так хотел бы еще немного пожить!» И мы опять смеялись.

Он спрашивал меня: «А узрим ли мы лик Господа?» И это после таких подвигов, которые он исполнил! Он был таким смиренным, что не считал себя достойным увидеть лик Божий. «Пойдем ли мы в рай?», – сомневался он. А я раз ему предложил: «Послушай, как мы поступим! Когда ты умрешь, ты скажи: «Я ничего не знаю. Отведите меня туда, где мой старец Иосиф!» А я когда умру, скажу: «Я ничего не знаю. Отведите меня туда, где мой старец Харалампий». И так мы попадем в вечные обители». Геронда обрадовался: «Да! Как же я до этого не додумался!»**

Уроки духовной жизни

– Большинство из нас не видели святых. Что отличает человека святого?

– Святого человека отличает смирение и любовь. Когда ты находишься с ним рядом, то в своей душе ты ощущаешь необычайное спокойствие. Но при этом и ты должен быть готов воспринять и понять такого человека.

– Как научиться смирению?

– Смирению нельзя научиться. Смирение – это дар от Бога. Твое смирение, Александра, это не смирение, а театр. Подлинное смирение – это осознавать, что ты что-то знаешь и умеешь и при этом понимать: «Это все не мое. Это все от Бога. И все дарования – от Бога».

«Всяк дар совершен свыше есть». Всем Господь дает свой дар в зависимости от подвига, который они совершают в своей жизни. Мы должны иметь любовь и смирение внутри себя. И ощущать себя, как мытарь, как хананеянка, как апостол Петр. Помните, как хананеянка сказала: «Псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф. 15, 27)? То, что мы делаем, нужно делать не для того, чтобы попасть а рай или стяжать добродетели, но из любви ко Христу.

– А если мы теряем любовь ко Христу?

– Значит, это была не настоящая любовь. Та любовь, которая теряется, это любовь ради выгоды: я приглашаю тебя в гости, чтобы и ты пригласил меня в гости. Я сделаю тебе подарок, потому что и ты сделал мне подарок.

Евангелие призывает нас дать тому, кто в ответ не даст ничего, накрыть на стол тому, кто в ответ на стол нам не накроет. Это любовь.

Все остальное есть мирское общение ради приятного времяпрепровождения.

– В России сегодня те, кто пришел в Церковь 15-20 лет тому назад, порой чувствуют в своем сердце охлаждение к вере, «выгорание». Бывает и так, что соблазнившись происходящим в церковных стенах, они из Церкви уходят. Отчего это происходит?

– От того, что было положено неверное начало. Прежде всего, мы должны читать Евангелие, а не книги о старцах и подобную благочестивую литературу. Знать, что говорит Христос. Посмотрите на икону Христа, Который держит раскрытое Евангелие! Там написано: «Аз есмь путь, и истина, и жизнь». Следовательно, это для нас главное, а не человеки. Давайте смотреть на то, что нам говорит Христос, а не на то, что делают люди. В таком случае мы не станем соблазняться поступками других и уходить из Церкви.

– А ведь именно «поступки других» часто отчуждают нас от Церкви!

– Причина не в «поступках». А в том, что мы не верим во Христа и не любим Его. Иначе разве мы уйдем от Него?! Ты любишь Христа, а значит и каждого человека, видя в нем образ Божий. Если ты веришь во Христа, то какие бы поступки людей ты ни увидел в Церкви, ты не соблазнишься ими.

– Но все же как часто и самые хорошие люди соблазняются!

– Одно дело хороший человек. Другое дело – хороший христианин. Если ты хороший человек, это еще не означает, что ты – хороший христианин. Но если ты хороший христианин, то это точно означает, что ты – хороший человек. Мы, люди, называем других людей «хорошими». А что по этому поводу скажет Христос?! Кто знает сердце каждого? Кто может определить, что этот человек хороший, а тот – плохой?

Вот пример, чтобы ты поняла. Апостол Петр отрекся от Христа трижды. После Воскресения Христос явился ему и сказал: «Симоне Ионин, любиши ли Мя?» – «Ей, Господи, Ты веси, яко люблю Тя». И во второй раз спросил его Господь: «Симоне Ионин, любиши ли Мя?» – «Ей, Господи, Ты веси, яко люблю Тя». И в третий раз (потому что Петр отрекся трижды). Но что произошло на самом деле? Петр отрекся от Христа на словах из-за страха. А его сердце любило Господа. Поэтому когда Господь в третий раз спросил Петра: «Любиши ли Мя?» Тот ответил Ему: «Господи, Ты вся веси. Ты веси, яко люблю Тя!» Только Ты знаешь (даже я сам этого не знаю!), как я люблю Тебя и что внутри моего сердца.

Поэтому не стоит разделять людей на хороших и плохих, порицать кого-либо или восхвалять. Один Господь знает сердце человека.

– Уже около полугода православные в России обсуждают провокацию в храме Христа Спасителя, проведенную панк-группой Pussy Riot. Высказывались прямо противоположные мнения о том, как мы, православные, должны отнестись к солисткам этой панк-группы. Что думаете Вы?***

– Мы всегда считаем, что разбираемся лучше, чем другие. Но откуда знают те, кто обвиняет Церковь в бездействии, какие действия, не афишируя их, она предпринимает, чтобы смягчить их наказание (ведь Евангелие учит: «То, что делаете, делайте втайне»)? В храме Христа Спасителя была охрана, так? Охрана имела должностное предписание – поддерживать порядок в церкви. Поэтому нарушивших порядок взяли. Теперь, если Церковь публично призовет отпустить их, то зачем тогда вообще нужна охрана? Пускай каждый заходит в храм и творит все, что ему заблагорассудится?!

Существуют законы, которым мы должны подчиняться. А будет ли наказание увеличено или сокращено, зависит от причин, повлекших за собой всю ситуацию. Поэтому если кто-то хочет помочь солисткам панк-группы, пускай он молится, чтобы Господь просветил судей, и произошло то, что должно произойти согласно с волей Божией. Это единственный способ, которым христианин (если он верит в Бога) может выразить свой протест, свое несогласие с чем-то.

Христиане – не хулиганы, которые выходят на дороги с транспарантами, и кричат, и протестуют. Священное Писание показывает нам способ христианского свидетельства – молитву. Молитва имеет силу.

Когда апостол Петр был в темнице, собрались христиане. Они молились (Деяния 12, 5)****. Петр вышел на свободу. Так и мы, если хотим кому-то помочь, то будем молиться, и Господь покажет Свою волю. Все остальное, что бы мы ни делали, означает, что мы не верим в Бога.

– Молитва, и особенно Иисусова молитва, это искусство из искусств. Расскажите, как Геронда учил Вас молиться?

– Геронда учил, что, когда мы молимся, в нашем воображении не должны возникать картины, и ум должен быть всецело погружен в молитву. «Для этого, – он говорил, – нужно на одном дыхании трижды спокойно произнести: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». Легкий вздох, и дважды: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». Потом снова три раза и два раза и т.д. Таким образом ум не успевает рисовать картины, и молитва бывает чистой.

– В статье «Об истинном и ложном в духовной жизни» профессора МДА А.И. Осипова содержится критика книги монаха Иосифа Дионисиатиса «Наставник молитвы Иисусовой. Жизнеописание старца Харалампия Дионисиатского». Опыт молитвенного делания старца Харалампия назван уклонением от святоотеческой традиции, так как «старец Харалампий требовал произносить молитву «быстро-быстро» и в качестве назидания говорил о собственном «достижении»: «На один вдох-выдох я могу произнести 100–200 молитв»». Это действительно так?

– Это неправда. Геронда говорил, что когда ум человека чист, то молитва буквально «бежит». Геронда определял количество прочитанных четок для новоначальных монахов, чтобы увидеть, на самом ли деле они долго молились или спали.

Существуют разные способы произнесения Иисусовой молитвы. Но у всех есть одно общее: мы должны молиться со смирением. Если у тебя есть смирение, то как бы ты ни молился, ты встретишь Христа, потому что молитва обозначает встречу со Христом.

–А если смирения у тебя нет?

–То Христа ты не встретишь.

Кто может сказать, что он смиренный! О другом мы можем сказать, что он смиренный. Но сам о себе человек не может сказать этого. Чем ближе человек подходит к Богу, тем сильнее он чувствует, что он не смиренный. Приближаясь ко Христу, он все яснее видит, что удаляется от Него.

– Значит, «все плохо», думаю я, слушая Вас?!

– А ты думала: все хорошо? Ты, Александра, может быть, думала, что и с тобой все в порядке? И пришла ко мне с мыслью, что я сейчас буду вручать тебе дипломы и медали, приговаривая: «Ах, какая хорошая Александра»?! Или ты пришла, чтобы я помог тебе стать лучше?

– Вы говорите, что все и любовь, и смирение – дары от Бога. Тогда что же зависит от человека?

– Как мы получим эти дары. Ты идешь на работу, ты должен сделать что-то, чтобы тебе заплатили зарплату. Так и тут: для того, чтобы Господь дал нам эти дары, мы тоже должны что-то сделать. Спроси: как стяжать любовь? Если ты все время будешь сидеть в кресле, как ты получишь этот дар? Нет, я должен дать тебе пощечину, а ты – подставить мне другую щеку.

Я должен тебя обидеть прилюдно, а ты ответить: «Какие правильные слова Вы сказали обо мне! Я ведь и в самом деле такая!» Если я скажу тебе: «Ты эгоистка, такая-сякая!», ты не должна бежать от меня, а оставаться рядом. И радоваться: «Как верно отец Иларион увидел: ведь и на самом деле мое смирение – не смирение вовсе, а театр!»

То, что я тебе говорю, я говорю не от себя. Это не мои слова, а слова отцов Церкви. Пришел к авве Макарию монах, чтобы узнать, правильным ли путем он идет? Отец Макарий спросил: «Расскажи мне, что ты делаешь!» – «Я пощусь, вкушаю раз в два дня» – «Да, но и бесы никогда не едят», – говорит ему авва Макарий, – а еще что ты делаешь?» «Я не сплю по три дня» – «Да, но и бесы вообще не спят». Монах начал волноваться. – «А еще что ты делаешь?» – «Я выучил Священное Писание наизусть». – «Ничего ты не сделал! Ты просто сотрясаешь воздух. А что еще»? – «Больше ничего!»

Тогда авва Макарий спросил: «А когда тебя поносят, ты чувствуешь себя так, как будто тебя хвалят?» – «Нет», – говорит монах. – «А когда с тобой поступают несправедливо, ты чувствуешь себя так, словно никакой несправедливости не происходит?» Тот отвечает: «Нет!» – «А когда ты видишь чужого, ты чувствуешь его родным человеком по крови, словно перед тобой мать, отец или брат?» – «Нет!» – «Вот это первое, чему ты должен научиться».

Понятно, как можно стяжать любовь, смирение, другие добродетели? Начало очень тяжелое. Когда тебя обижают, не реагируй, не нервничай, не держи зла и потихоньку станешь легче воспринимать колкости! Старайся относиться ко мне с любовью, несмотря на мои «шпильки»! Ведь невозможно по мановению волшебной палочки стяжать добродетель любви. Мы должны жить так, как жил Христос. И только тогда сможем уподобиться Ему.

________________________________________________________________________

* Там, где в тексте, упоминается Геронда (Старец), имеется в виду старец Харалампий.

** Подробнее о старце Харалампии можно прочесть в замечательной книге: Старец Ефрем Филофейский. Моя жизнь со старцем Иосифом. Ахтырский Свято-Троицкий монастырь, 2012. С.430–448.

*** Интервью было записано в июле, до вынесения приговора, однако поскольку дебаты продолжаются, ответ отца Илариона кажется актуальным и по сей день.

**** «Итак, Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу».

Фото Елизаветы Натариди, Александры Никифоровой, из открытых интернет-источников.

Читайте также:

Молитва Иисусова — духовный океан, орошающий всю землю

О смирении и достоинстве

Что значит считать себя хуже всех?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему в людях нет веры?

Вы — материалисты. Вам нужны факты. Так вот: ликующая Церковь Святых — разве это не факт,…

Христианин в секулярном обществе

Не удивительно, что окpужающий нас миp антиклеpикален; но антиклеpикализм pастет и внутpи цеpквей.

Женись на ней, она церковная! – Но я же ее не люблю!

Радуйтесь своей семье! Радуйтесь тому, что она у вас есть, потому что вам оказана большая честь