Таинства Церкви: сложные и актуальные практические вопросы

|

В последний день богословской конференции, после доклада митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла о Таинствах Церкви, состоялась дискуссия, посвященная практическим аспектам совершения Таинств. Началась она с краткого изложения результатов работы по секциям, в ходе которой были сформулированы основные актуальные вопросы и сложности.

Предлагаем прослушать сообщения, сделанные по результатам заседения секций. Скачать файл mp3

Прослушать он-лайн: 






Таинства Крещения и Миропомазания


Протоиерей Ростислав Снегирев рассказал об итогах работы секций, посвященных Таинствам Крещения и Миропомазания. Основные вопросы, сформировавшиеся в результате работы секции, были следующие:

Вопрос первый и, очевидно, самый болезненный – вопрос об оглашении. Необходимо ли оглашение? По отношению к кому: к детям или взрослым? Какие могут быть исключения из правила об оглашении? По каким стандартам его проводить, ведь на различных приходах, где оглашение существует, практика различна: некоторые его продолжают до года, некоторые ограничиваются беседой перед Таинством Крещения.

Отец Ростислав отметил, что издаются различные пособия по оглашению, в связи с этим возникают вопросы, нужны ли они, применять ли их и кто должен их утверждать? Отсюда вытекает следующий вопрос, насколько применимы эти правила не только по отношению к одному человеку, который собирается принять Крещение, но и к данному приходу. Ведь есть приходы, куда люди приезжают из деревень. Им, чтобы приехать и совершить Крещение, нужно выбрать один день. Наоборот, в многоштатных больших приходах   Крещение – это довольно-таки отделенное от всего остального круга служб богослужение, большое количество крещаемых.

Еще один вопрос, на который обратил внимание о.Ростислав – вопрос административный – должно ли оглашение быть административно введено со стороны священноначалия как обязательная часть подготовки перед Крщением? О. Ростислав напомнил, что в процессе дискуссии на секции по этому вопросы высказывались самые противоположные мнения, начиная с того, что нужно прещениями пригрозить тем, кто не будет совершать оглашения, и наоборот до того, что нужно оставить оглашение на усмотрение каждого священника, как это и существует сейчас.

Второй основной вопрос секции о.Ростислав сформулировал как   вопрос о совершении Крещальной Литургии. По его словам, в течение конференции и ранее подчеркивалось, что Таинства Крещения и Миропомазания всегда завершались приобщением Святых Таин Христовых, как все этапы вхождения в Церковь Христову, как преддверие Царствия Божия. Нужно ли совершать эту Литургию? Если да, то по какому чину? Насколько это обязательно для крещаемых? Если основная часть крещаемых – младенцы, то не отпадает ли смысл в ней вообще? Как это организовать на приходе: ведь есть храмы, где литургия служится раз в неделю, есть большие храмы, где сложно служить отдельную Литургию.   Стоит ли это административно вводить в обязательном порядке сверху?

И самый последний обсуждаемый вопрос, о котором рассказал о.Ростислав, связан с погружением при Крещении:   несмотря на неоднократное предписание крещения погружением, это требование редко соблюдается, следовательно, встают вопросы о необходимости и обязательности крещения погружением. Как это организовать на приходе, особенно если бедный приход? А если, наоборот, приход большой и крестятся десятки человек в воскресный день, насколько реально, даже гигиенически, организовать Крещение в такой большой купели для взрослых.

Отец Ростислав подчеркнул, что эти краткие вопросы необходимо обсуждать, особенно в свете того, что прошло уже 20 лет от начала возрождения Православия в России. Закончились массовые крещения 90-х годов и теперь уже можно поговорить о самой сущности дела, и представить крещение не как массовую требу, но как Таинство Божие, вводящее в Церковь Христову.

Вопрос о приеме инославных в Православие


Протоиерей Николай Балашов, секретарь по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата,   представил основные вопросы по поводу чина приема инославных в Православие.

О.Николай Балашов, во-первых, отметил, что вопрос об отношении к Таинствам, совершенным вне канонических границ Церкви, нельзя отнести к числу неизученных, неразработанных православных богословием: этот вопрос поднимался в трудах священномученника Иллариона Троицкого, митрополита Антония Храповицкого, митрополита и впоследствии Святейшего Патриарха Сергия, о.Николая Афанасьева, о. Георгия Флоровского. о.Владислава Цыпина, о.Сергия Говоруна («Из истории богословских споров 18 века. О проблеме латинского Крещения»); краткий синопсис и анализ различных взглядов в этой области, выполненный высокопреосвященнейшим Владыкой Митрополитом Филаретом в приложении к докладу юбилейного Архиерейского Собора РПЦ 2000 г. («Вопрос о границах Церкви в русском православном богословии») .

Доклад митрополита Филарета, по словам о.Николая, в котором были классифицированы 4 подхода к вопросу о принятии инославных в лоно Православной Церкви, послужил для Собора введением для принятия важного документа «Основные принципы отношения к инославию», хотя в этом фундаментальном тексте проблема признания Таинств вне канонических церковных границ затронута только косвенно.

О.Николай подчеркнул, что интерес к теме не уменьшался и последующее время как в научной среде, так и в Интернет-дискуссиях, однако в кратком выступлении в рамках круглого стола невозможно, да и не нужно возвращаться к сопоставлению сильных и слабых сторон различных существующих концепций, равно как и анализировать несомненно присутствующие внутренние противоречия во многовековой канонической традиции и практике, которые были уже убедительно выявлены различными авторами.

О. Николай процитировал известного богослова о. Николая Афанасьева писавшего: «Православная Церковь и до сегодняшнего дня остается при практике, не обусловленной богословским учением, или при учении, не оправдывающем практику», а также о том, что Церковь не последовательна по отношению к собственному учению в вопросе приема еретиков и схизматиков, что связано с неполным выяснением до сего времени крупнейшего экклезеологического вопроса о границах Церкви.

Докладчик отметил, что со времени написания в 1949 году процитированных выше слов, ситуация только лишь осложнилась: «Если в то время хотя бы можно было говорить о единстве практики в Русской Церкви, которое досталось от синодального периода, когда Святейшим Синодом были ясно установлены правила чиноприема инославных христиан по 1, 2 и 3 чину. Внутри Русской Церкви существовало единство практики, несмотря на существенные расхождения с практикой других поместных Церквей», то теперь ситуация сложнее. Так, Русская Православная Церковь за рубежом, единство с которой было восстановлено в этом году, принимает всех инославных через Таинство Крещения.

«А затем в самой России, и на каноническом пространстве Московского Патриархата, в наших храмах и епархиях в настоящее время существует различная практика приема инославных и приема из различных расколов. Причем иногда эти особенности практики довольно убедительно могут объясняться особенностями церковной ситуации в том или ином регионе. Например, есть особенности на Украине, особенно западной Украине, в отношении чиноприема от католиков». Отец Николай рассказал о случае, произошедшем   на Украине, когда католический священник,   пожелавший присоединиться к Православной Церкви, был принят через Таинство Крещения, а затем был возведен по всем ступеням священства (Католические священники принимаются в Православную Церковь в том сане, в котором они были в католической Церкви – прим.ред.), что было мотивировано тем, что на линии фронта практика такова.

Далее о.Николай сформулировал основные вопросы, возникающие в связи с принятием в Православие инославных: «Как мы относимся к Крещению, совершенному, например, женщинами-священницами, будь то в лютеранской Церкви, в англиканской Церкви? Принять или не принять действительность Крещения, совершенного пастырем, который является открыто практикующим гомосексуалистом и считает это нормой христианской жизни? Отношение к епископальной Церкви в США, с которой Русская Православная Церковь прервала все официальные отношения, также как и с Церковью Швеции, означает ли, что необходимо пересмотреть существующую, официально никогда не изменявшуюся практику чиноприема от протестантских Церквей, к которым эти две организации относятся? <…>   Как относится, например, к вопросу о признании крещенными или некрещеными членов македонской православной Церкви, после того, как сербская православная Церковь на Архиерейском Соборе весной 2006 г. в противоположность своей прежней практике объявила, что отныне все Таинства, которые совершены в македонской православной Церкви, признаются недействительными. Как, скажем, быть священникам наших зарубежных приходов, когда к ним обращаются православные македонцы? <…> Как мы предполагали бы относиться к Крещениям и прочим Таинствам, совершенным внутри различных украинских расколов в перспективе так желанного для нас воссоединения тех чад Церкви, которые по неразумию, а иногда по упорству, все еще пребывают в этих раскольнических организациях».

О. Николай выразил надежду на то, что   для уяснения церковного учения и практики в отношении этих вопросов будет принято общее решение, однако «этому решению в идеале принятому Архиерейским Собором РПЦ, может быть даже и в следующем году, должна предшествовать тщательнейшая работа группы богословов и опытных священнослужителей, которые подготовили бы проект соответствующих практических решений».

Таинство Евхаристии


Результаты работы секции, посвященной Евхаристии, представил священник Николай Лосский: «Мои проблемы относятся главным образом к проповеди по отношению к Евхаристии. Первый вопрос, который я хотел бы предложить, это обучать будущих священников катехизировать общину, чтобы внушить смысл понятия исповеди и ее отношения к Евхаристии. Это вопрос, который и у вас, и у нас, на Западе, очень важен.

Второй вопрос – как внушать людям понятие о том, что они должны быть сознательными членами Церкви как тела Иисуса Христа<…>. С этим связан, как мне кажется, очень важный вопрос: что такое церковное сознание, как нужно понимать понятие о сознании? Связано с этим – как понимать, что значат слова апостола Павла: «Не я живу, а Иисус Христос во мне»»?

Затем о.Николай обратил внимание на необходимость просвещения и подготовки будущих пастырей, а также подчеркнул, что «по поводу исповеди надо задуматься о том, что существуют люди, которые считают, что исповедь и психотерапия – одно и то же. В этом контексте такое явление, которое называется младостарчество, тоже трудный и опасный вопрос.

В конце концов, я хочу предложить после того, что мы слышали сегодня, вопрос о том, как нужно понимать в Евхаристии время и вечность, встречу этих двух понятий».

Таинство Покаяния


Об основных вопросах, возникших в ходе работы секции, посвященной Таинству Покаяния, рассказал профессор, протоиерей Максим Козлов:

«Безусловно, звучала проблема о соединении Таинства Покаяния с Таинством Евхаристии, в особенности в отношении случаев частого Причащения. В каком смысле это соединение – норма, ныне действующая в нашей Церкви, остается действующей или нет. Если нет, то о каких категориях верующих можно говорить о возможности причащения без обязательной исповеди всякий раз. Какие тут могут быть практические, пастырские и канонические рекомендации?»

Следующим вопросом, о котором рассказал о.Максим, был вопрос о мере приготовления к принятию Святых Христовых Таин, исходя из практики значительно более частого, чем в синодальную эпоху, причащения: «Во всех даже официальных канонических источниках зафиксирована синодальная практика, подразумевающейся едва ли ни недельное говение, ныне, как правило, редуцированное до двух-трех дней. Но, тем не менее, встает вопрос об оправданности трех канонов, воздержания от определенных родов пищи. Как это соединить с каноническим запрещением поста в субботу в случае воскресного Причастия?»

О.Максим остановился и на вопросе об утреннем и вечернем молитвенным правиле: «Когда, кем оно было введено и утверждено, как норма, рекомендованная для повсеместного употребления. Если мы обратимся к Домострою, то мы увидим, что патриархальная русская семья читает вечерню и утреню».

Особое внимание о.Максим обратил на проблему рекомендации воздержания от Причастия в двунадесятые праздники. Что тогда должно означать приготовление к исповеди, к Причастию при более частом причащении?

О. Максим отметил, что «в католической Церкви после Второго Ватиканского Собора приготовление к Причастию фактически редуцировалось, оно фактически отсутствует. Понимая, что мы не можем и не должны, вероятно, удерживать синодальную практику, в какие пределы мы должны приставить нормы для сегодняшнего человека?»

Следующим вопросом стал вопрос   об общей исповеди. «Что считать здесь неприемлемым? Что понимать под общей исповедью? Этот термин   сейчас неадекватно широко употребляется. Под общей исповедью понимают сейчас и ситуации, когда священнослужитель запрещает человеку говорить что-либо, кроме имени, но и, под общей исповедью понимается та беседа перед исповедью, глубочайшие и прекрасные образцы которой мы знаем у подвижников благочестия нашего времени. Вспомним приснопамятного отца Иоанна Крестьянкина, общие исповеди которого переворачивали души паломников Псково-Печерского монастыря. Нужно детализировать это понятие и определить область дозволенного и недозволенного».

«Также, поднимался вопрос о самом понимании и разъяснении верующим, часто приступающим у Таинству Покаяния, какое внутреннее расположение они должны иметь», – продолжил о.Максим. – «Мы, конечно,   критикуем схоластику, это не раз звучало на конференции, хотя, в принципе, мы должны понимать, что есть разделение между исповедью как метанойи, которую человек может пережить несколько раз в жизни и исповедью как откровением помыслов, которая как норма может иметь место, если человек причащается два-три раза в месяц, но тогда она не может быть той баней, омывающей душу, если человек не достиг святости отца Иоанна Кронштадского. А люди часто терзаются от того, что они не испытывают в себе глубокого сокрушения. Не пора ли им сказать, что вымучивание его в себе есть некая ложная ориентация и что достаточно иметь осуждения себя умом и принуждение себя волей к исправлению?

О. Максим особо подчеркнул   проблему времени совершения Таинства Покаяния, обратив внимание на необходимость регламентации времени исповеди хотя бы в отношении времени совершения Евхаристического Канона и других главнейших частей: «Как бы ни трудной казалась она на сегодня, но человек, который исповедуются во время чтения Евангелия или во время Херувимской Песни, не утрачивает ли он чего-то самого главного на Божественной Литургии? Не пора ли и здесь иметь некую каноническую норму?»

Участниками секции был поднят вопрос о степени подробности исповеди: «Все знают огромное количество брошюр, которые издаются: 1147 вопросов на исповеди, которые переписываются людьми буквально. Хочется сказать иной этим людям, которые переписали ее: зачем извели столько бумаги, пожалейте дерево, которое ушло на эту бумагу! Не пора ли сказать, что такого рода подробность замутняет покаяние, а не возбуждает его».

Важным вопросом видится момент поведения священника во время исповеди, который также нуждается в регламентации, отметил о.Максим, однако, он подчеркнул, что «нужно иметь в виду и другую сторону, чтобы не развилась определенного рода теология непослушания, когда священник мыслится неким инструментарием для произнесения молитвы, а человек сам ложно и завышено толкует те или иные цитаты из Святителя Игнатия, считает, что он своей головой по книжкам живет и учится, от священника уже давно ничего и не ожидает в принципе. Важно соблюсти баланс между критикой младостарчества и теологией непослушания, которая тоже озвучивается нередко».

Особенное внимание, как подчеркнул докладчик,   должно быть уделено мерам епитемийных уставов применительно к современной эпохе: «О.Владислав Цыпин говорил в своем докладе о нашем великом Каноническом Кодексе, который на 95% не применим к жизни современной Церкви, потому что мы читаем эти каноны и живем по совершенно другим епитемийным правилам. Каким? Которые восходят к синодальной эпохе, которые восходят к Иоанну Постнику или которые даются от ветра головы своея молодыми священнослужителем? Возможно, и здесь необходимы конкретные меры применения епитимийных уставов к практики жизни современной Церкви?».

Нужна оценка и такому явлению, как частая исповедь перед причастием, когда человек «три раза поисповедовался перед Причастием: вечером, утром перед Литургией и потом, если смутишься, перед Чашей. Может быть, здесь тоже нужно строго регламентировать возможность многократной исповеди перед однократным причащением за определенный хронологический промежуток времени?» – так был сформулирован еще один острый вопрос совершения Таинства Исповеди.

Далее речь пошла о детской исповеди: «От синодальной эпохи нам досталось указание о том, что 7 лет есть возраст начала детской исповеди. Какие у нас есть на сегодня к этому основания? Многие опытные священнослужители свидетельствуют, насколько физический возраст детей сегодня превосходит их духовное взросление. И о том, что начинаемая в 7-8 лет исповедь ведет к страшному формализму, который отучает детей от понимания того, что есть Таинство Покаяния. Не время ли сказать, что 7 лет – не более чем условная граница, что для большинства детей исповедь должна начинаться, вероятно, позднее и что, более того, если это невозможно сделать для взрослых, то для детей-то уж точно необходимо отменить обязательную исповедь перед всяким причастием, для того, чтобы она у них не формализовалась, не превращалась в списки, наговариваемые родителями, которые потом зачитываются перед аналоем».

По словам о.Максима, нужно, вероятно, ограничить степень интенсивности вопросов в отношении грехов против седьмой заповеди, поскольку многие молодые люди узнают о своеобразных явлениях, связанных с грехами против седьмой заповеди, из вопросов, которые им задаются на исповеди, следовательно, необходимо указание о том, что священник не имеет права спрашивать определенного рода категории грехов.

О.Максим завершил свой доклад шутковй: «Книги с перечислением грехов хорошо издавать, но покупать нужно только те, которые можешь представить себе иллюстрированными».

Таинство Священства


Преосвященный Серафим, епископ Бобруйский и Быховский, представил результаты секции о Таинстве Священства. По его словам, все проблемы, связанные с этим Таинством, сводятся к подготовке священника, поскольку   Церковь остается на сегодняшний день единственной организацией, где можно устроиться работать учителем, наставником и руководителем сотен и даже тысяч людей без всякого специального образования. Владыка подчеркнул, что сегодня нет проблем поступления в многочисленные семинарии России, Белоруссии и Украины, что   необходимо вернуться к синодальному решению, о невозможности рукоположения в священство без специального богословского духовного образования.

Владыка также отметил, что священник, заканчивая семинарию, Академию, защищая диссертацию, погружается в приходские проблемы, и нуждается в специальной подготовке, регулярном «повышении квалификации».

Третий вопрос, о котором рассказал Владыка – это вопрос о возможности для священника сегодня работать в светской сфере, как возможность прожить священнику малообеспеченного прихода, а также, о тех сферах, в которых священник может работать.  

Таинство Брака


Протоиерей Владимир Воробьев, рассказывая о работе секции, посвященной Браку, подчеркнул, что Таинство Брака в церковной жизни довольно часто подвергается профанации: когда венчающиеся не готовы к Таинству и не живут церковной жизнью, вследствие чего происходит большое количество разводов, в том числе и в православной среде. По замечанию о.Владимира, требуется не только работа с теми, кто приходит к венчанию, необходимо воцерковление будущих супругов перед совершением Таинства, и необходимо разноплановая работа с молодежью.

Среди других актуальных вопросов были выделены вопросы смешанных браков и проблема развода, а также церковного подтверждения расторжения брака.

В связи с темой брака, по мысли о.Владимира, стоит вопрос об отношении Церкви к проблеме современной семьи, о научении молодежи правильному пониманию и устроению семьи, повышению престижа материнства, свидетельством о грехе чадоубийства – аборта.

Таинство Соборования


Последним было заслушано сообщение о работе секции, посвященной Таинству Соборования, с докладом выступил  Архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий.

Владыка напомнил, что таинство Елеосвящения применяется в трех жизненных ситуациях: «Это общее массовое соборование, соборование больных и умирающих. Если говорить о соборовании больных, особенно в больнице, когда священнику приходится соборовать несколько человек, то возникает вопрос о необходимости краткого чина Елеосвящения, поскольку по всем правилам оно занимает полтора часа, полтора часа непрерывного чтения. Можно подумать, как может священник пойти пособоровать еще одного, второго и третьего больного, находящегося в другом корпусе, в другой палате», поэтому, по мнению Владыки, нужно вести речь о выработке сокращенного чина соборования, тем более, что сокращения чинопоследования Таинства имели место: сокращенный чин указывается в требнике свт. Петра Моглиы.

На секции высказывались предложения о составлении практического наставления для священника, совершающего Таинство Соборования, в котором нужно указать рекомендации при общем соборовании, дать пояснения о количестве священников, о смысле помазания, об употреблении елея – насколько оправданно, когда после соборования елей раздается мирянам.

Владыка подчеркнул важность вопроса о соборовании умирающих и опасность связывать прощение грехов и елеопомазание: «Скорее, здесь нужно обращать внимание на то, что чин соборования содержит много покаянных моментов, призывающих осознать человека немощь свою и стяжать покаянный дух кротости».

На секции поднимался вопрос о проведении соборования детей, больных детей, возрасте и продолжительности богослужения, а также вопрос о частоте соборования: «Больной, конечно, нуждается в утешении, и действие Соборования сказывается благотворно на его душевном и телесном состоянии. Но здесь следует говорить о необходимости больному не так часто собороваться, а исповедоваться, причаститься, читать молитвы о болящих», отметил Владыка. Также на секции говорилось о том, что нельзя Соборование связывать по необходимости с Крещением и Евхаристией. Важно для исцеления больного, для сугубой благодати врачующей, чтобы у больного появился покаянный настрой, молитва и упование на милость Божию, – отметил Владыка Димитрий. 

Подготовили Анна Данилова и Евгения Суконкина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: