Тайна Патриарха


Протодиакон Александр Агейкин. Фото: Юлия Маковейчук

Три года назад преставился ко Господу Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Многие его помнят не только как «Великого Господина», но и как отца. Своими воспоминаниями о почившем Предстоятеле поделился протодиакон храма Христа Спасителя Александр Агейкин.

Корабль после бури

Сразу хочу оговорить, что ни в коей мере нельзя сравнивать покойного Патриарха и нынешнего. Нет у Господа двух одинаковых людей, не может быть двух одинаковых святителей у Церкви — у каждого свое служение.

Церковь часто сравнивают с кораблем, идущим по житейскому морю, и каждый кормчий — предстоятель — ведет этот корабль по-своему: одному предстоит идти по бушующему морю, другому — по участку, полному рифов и скрытых опасностей, третьему — по открытому океану.

Эпохи Святейшего Патриарха Алексия и Святейшего Патриарха Кирилла — это совсем разные промежутки пути, поэтому сравнивать их просто даже неэтично.

Вечная память Святейшему Патриарху Алексию! Ему пришлось вести церковный корабль после бури, страшного шторма, весь израненный, с изорванными парусами, сломанными реями и мачтами… И благодаря бережным трудам и отношению своего кормчего корабль церковный уже на плаву становился все прекраснее.

Святейший Патриарх Алексий II. Фото: Патриархия.ru

Пять лет в Кремлевских соборах

Я начинал свое служение в Переделкино — сначала устроился после университета работать простым сторожем, потом был рукоположен во диаконы.

Через полгода после хиротонии, в 1996, я стал служить в кремлевских соборах и служил в них в течение пяти лет на всех патриарших службах. Когда в 1999 году я еще в качестве студента Свято-Тихоновского института ездил на миссионерский фестиваль в Лесосибирск, один тамошний диакон (теперь он уже священник) спросил меня: «А вы хоть раз с Патриархом служили?» – «Конечно, служил», – я даже удивился вопросу. – «А сколько?» – «Не знаю, не считал… Раз пятьсот, наверное». – «Да что вы! – поразился он. – Я бы умер после первой же службы от страха и трепета».

Я задумался. Быть рядом с патриархом — это ответственно, трепетно и почетно. Дается это не по нашим заслугам, а привлекает нас святительская любовь.

Храм Христа Спасителя: восстановленный патриаршим попечением

Мы беседуем в храме Христа Спасителя, восстановленном и построенном, как и многие другие храмы и обители нашей земли, его трудами и попечением. Нет ни одного уголка в этом соборе, который бы он не знал. Обошел его весь, даже поднимался под своды, чтобы посмотреть, как работают художники.

Каждый клирик храма Христа Спасителя поставлен сюда именно нашим блаженно почившим первым после восстановления настоятелем — Святейшим Патриархом Алексием. Каждого из нас (пять священников и четыре диакона) он сам подбирал, относился к своим клирикам очень трепетно. Он хорошо знал клир Москвы (процентов восемьдесят прошло через возложение его рук) и, отметив для себя по одному ему известному критерию какого-нибудь священника или диакона, переводил его в свой кафедральный собор.

Патриаршее богослужение в храме Христа Спасителя

Думаю, в веках запомнят Святейшего Патриарха Алексия как восстановителя и возродителя храма Христа Спасителя.

Трепетное отношение к возрождению святынь Святейший пронес все девятнадцать лет своего служения.

Отец монахиням

Патриарх Алексий никого не обделял своей любовью — ни клириков, ни облеченных властью, ни простых мирян. Но особенно чутко он относился к женскому монашеству. На это теплое отношение повлияло то, что начало служения Патриарха проходило в Пюхтицкой обители.

Святейший Патриарх Алексий в Пюхтицком монастыре

Мужчины еще могут сами за себя постоять, говорил он, а женские монастыри надо опекать. Всегда он вставал на сторону беззащитных монахинь, относился к ним как отец.

Тайная молитва

Святейший Патриарх Алексий читает Великий Покаянный канон в храме Христа Спасителя

Каждая встреча с Патриархом — памятная. Одна особенно запомнилась.

Не помню уже год, когда Святейший себя особенно плохо чувствовал. Врачи не рекомендовали ему служить. И Великим постом он, как ребенок, убегал из Переделкино к нам на службы: тайком стоял и молился в алтаре.

И никто из мирян не знал, что сейчас с ними молится Предстоятель. Мы, клирики, тоже бережно относились к этой его тайне.

Светильник для всех

Тяжело пришлось переживать смерть Святейшего. Сутками я находился здесь, в храме, у его гроба, занимался последованием отпевания, совершением панихид. Был глубоко благодарен тем, кто приходил сюда проститься со своим Патриархом. Это неравнодушие людей, их молитвы — показали, что все его труды были не напрасны. Он жил и трудился ради Церкви Божией и своих людей — и они пришли к нему с благодарностью.

Прощание со Святейшим Патриархом Алексием в храме Христа Спасителя 8 декабря 2008 г. Источник: Патриархия.ru

Прощание со Святейшим Патриархом Алексием в храме Христа Спасителя 8 декабря 2008 г. Источник: Патриархия.ru

Помню эту тихую скорбную очередь. Не было ни суеты, ни давки, никто не пытался пролезть первым, нескончаемым потоком из разных городов России шли люди… Для всех он был любвеобильным отцом, для всех в его молитвах находилось место.

Я не встречал ни одного человека, который бы как-то отрицательно охарактеризовал Святейшего Патриарха Алексия. Поначалу в прессе появлялись какие-то небольшие критические заметки в его адрес, но они не нашли никакой поддержки. Туман этот быстро сошел на нет — ведь Патриарх Алексий, подобно евангельскому светильнику, который нельзя прятать, был на виду, светил всем одинаково, как заповедано Евангелием. И тепло от него тоже шло одинаковое.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
А вдруг мой дедушка палач – истории о генетической памяти (+видео)

Семейный клуб Бурмистровых: все ли нужно знать о своей семье и что делать с этим знанием

Память о войне: источник патриотизма или объект манипуляций?

История воспитывает патриотизм, если не уродовать ее идеологией

Почему я не ходил с “Бессмертным полком”

Мы живем так, будто наши мертвые умерли. А они живы