Так чего мы хотим добиться?

|

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/04/11-IMG_2072-1-300.jpg

Когда толпа избивает до полусмерти совершенно случайных людей, это недопустимо. Никаких оправданий этому быть не может. Вообще никаких. И фанаты, и националисты тут не прославились — они опозорились. Но, не говоря ни о каких оправданиях (их нет и не может быть) можно говорить о причинах происшедшего.

Можно рассматривать причины с политической точки зрения — и указать на то, что государство явно перестало справляться со своей основной функцией — преследованием преступников и осуществлением правосудия. Такова реальность — у нас один из высочайших уровней умышленных убийств в мире. Ослабление государство дошло до того, что любая решительная, сплоченная и финасово состоятельная группа может обеспечить себе безнаказанность. Группа не обязательно этническая, Цапки были вполне себе русские, и могли бы и дальше править, если бы совсем не зарвались — просто этнические группы более заметны.

То обстоятельство, что ряд участников драки, в которой был убит Егор Свиридов, были практически тут же отпущены на свободу, было воспринято на фоне общего ощущения, что государство не работает, как должно.

Дальше произошло то, что обычно происходит при неорганизованных массовых выступлениях — развитие событий определялось наиболее бессмысленной, неуправляемой, отмороженной и склонной к насилию частью участников. Это отчасти политический вопрос — есть ли у людей возможность к мирной самоорганизации и законному отстаиванию своих интересов — но во многом уже вопрос мировоззренческий. Это вопрос о том, чего, собственно, вы хотите добиться и как вы хотите этого добиться. Более того, это вопрос о том, чего вы вообще хотите от этой жизни.

Дело в том, возможны два подхода к жизни — в наше время их называют «реактивным» и «проактивным», хотя сами эти подходы и выбор между ними существовали всегда, как об этом упоминал Святейший Патриарх Кирилл в одном из своих выступлений. «Реактивный» подход связан с полуавтоматичекими, необдуманными реакциями, когда человек водим страстями и эмоциями, которые вызваны внешними раздражителями и внутренними комплексами, и просто не задумывается над тем, зачем он совершает те или иные поступки. В тяжелой форме мы видим этот подход у человека, который совершил преступление и не может ответить на вопрос зачем он его совершил. Он не задумывался, он плыл по течению — по течению, заданного компанией, толпой, собственными страстями.

Проактивный подход, напротив, предполагает, что у человека есть осознанные ценности, исходя из которых он ставит себе цели, а потом действует обдуманно, чтобы этих целей добиться. Безобразия на Манежной — демонстрация именно реактивного подхода. Вполне разумные и обоснованные требования — преступники не должны уходить от наказания — оказались поглощены чисто эмоциональными реакциями, вызванными унижением и страхом.

Проявления этнической ненависти — именно такая реакция. Напуганный человек ищет спрятаться в тень чего-то большого и желательно страшного, присоединиться к стае, и побить кого-нибудь — не очень важно, кого — ногами, чтобы убедить себя в том, что он — не жертва, он сам агрессор.

Но проблему невозможно свести к ее этническому компоненту. Если, как некоторые предлагают, отделить Северный Кавказ от России, это абсолютно ничего не изменит; члены соответствующих группировок будут формально иностранцами, ну, если им будет нужно, приобретут гражданство, и все. Более того, если завтра все представители северокавказских народов куда-нибудь исчезнут, это не решит проблемы — кущевский Вова Беспредел вполне себе русоволосый славянин, и там, где государство не исполняет своих обязанностей ловить и сажать разбойников, разбойники обязательно будут.

Восстановление российской государственности требует не криков и избиений случайных людей — оно требует серьезного анализа ситуации, выдвижения обдуманных требований, организованных действий. Но кроме всего этого, оно требует восстановления культуры, то есть определенной системы представлений о добре и зле, правильном и неправильном, уместном и неуместном.

Оно требует признания некоторых нравственных очевидностей — например того, что избивать толпой случайных людей в метро есть тяжкий грех; а публично одобрять такие поступки — есть пример вопиющего одичания. Что мы требуем не того, чтобы наша стая растерзала их стаю, а правосудия, одинакового для всех. И если бы собравшиеся на манежной кричали не «@#%^% Кавказ, @#%^%!” а «Правосудие для всех!» а потом бы мирно разошлись, им было бы чем гордиться. А пока гордиться нечем, увы.

В ситуации, когда страсти кипят, очень важно остановиться и подумать о том, каковы наши ценности, чего мы хотим от жизни, каковы наши цели и как мы их хотим добиться. И — более всего — искать Божией правды и Божиего водительства. Мы назвались Христианами не для того, чтобы следовать за толпой, а для того, чтобы следовать за Христом.

Читайте также:

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
«Любое проявление зла должно лишь усиливать желание проявлять любовь»

Как скандал вокруг «Матильды» помог псевдохристианству выйти в публичное пространство

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!