Тайга и тундра вокруг храмов в Москве? Священники против

Идея сделать ландшафтный парк в самом центре города, причем в его исторической части, выглядит странно. Для таких парков и инновационных решений достаточно места за пределами Третьего транспортного кольца.

У самых стен Кремля – в древнем Зарядье – исторически жили купцы и мастеровые, а теперь планируется построить парк. Однако Зарядье – это еще и пять старинных храмов: четыре на улице Варварка и храм Зачатия праведной Анны на набережной Москвы-реки.

В советское время был разрушен храм святителя Николая у пристани (храм Николы Мокрого), а еще до революции за ветхостью были разобраны другие храмы. Планы реконструкции Зарядья – тема ожесточенных дискуссий. Может ли тундра или березовая роща начинаться у стен храма XVII века в центре Москвы? Может, – считают победители конкурса на создание парка «Зарядье» в бюро DillerScolfidio. С ними не согласен настоятель храмов Патриаршего Подворья в Зарядье протоиерей Вячеслав Шестаков.

– В ноябре определен победитель конкурса проектов реконструкции Зарядья. У стен Знаменского собора стоит забор – за ним что-то происходит?

– Нет, пока ничего не происходит. Сделали только выставочный зал этого проекта.

– Проект реконструкции Зарядья не угрожает тем храмам, которые находятся в вашем попечении?

– Я пока не могу ответить на этот вопрос. Проект еще не разработан и не утвержден, я его не видел, я видел пока только техническое задание на его разработку.

– Но судя по описанию победившего в конкурсе проекта, там будет тайга и тундра, и начинаться они будут прямо у стен Знаменского храма.

– Да, они хотят сделать именно так, но мы отстаиваем другую позицию. Мы настаиваем, что комплекс храмов патриаршего подворья должен рассматриваться и восприниматься отдельно. Мы против использования храмов в качестве декорации парка.

Я бы предпочел воспринимать храмы как сакральное пространство, оно всегда притягивает людей своей неизвестностью. Сейчас мы находимся на территории бывшего Знаменского монастыря. Зачем сажать парковые деревья внутри церковной ограды? У нас здесь и сейчас и яблони растут, и соловьи поют – даже когда гостиницу «Россия» разбирали, они не разлетелись. Мы для всех открыты: люди приходят, фотографируют, кто-то заходит в храмы, молится, записочки передает, свечки ставит. Кто-то отдыхает в беседке, кто-то здесь гуляет.

– Другие варианты реконструкции Зарядья были еще хуже?

– Парк, конечно, лучше, чем некоторые другие озвученные варианты. Например, когда-то предлагали устроить в Зарядье концертные площадки – перенести концерты с Васильевского спуска сюда. Слава Богу, эта мысль не прижилась. Мы неоднократно указывали на неуместность здесь концертной площадки, это было услышано. Мы уже пережили время существования с гостиницей «Россия». Мы здесь молимся, крестим, венчаем, отпеваем, а за окнами сигналы автобусов, музыка, крики, огромное количество людей, техники, гул, шум. Не хотелось бы к такому возвращаться.

– Концерты и с Васильевского спуска должны быть прекрасно слышны в Зарядье?

– Они прекрасно слышны. Нас спасает то, что храмов несколько, и в дни концертов (обычно это бывает в субботу вечером) мы служим не в храме мученицы Варвары, а в храме великомученика Георгия. Он в другом конце улицы, между ним и Васильевским спуском еще целый ряд сооружений, которые останавливают звук.

 

– Восстановление ограды Знаменского монастыря проектом, насколько я знаю, не предусмотрено.

– В 2010 году усилиями «Моспроекта-2» была разработана концепция по архитектурному оформлению вдоль улицы Варварка. Там, где исторически располагалась территория Знаменского монастыря, планировалась стена, а остальные храмы обнесены прозрачной оградой. Этот документ с подписями и печатями был передан главному архитектору Москвы Сергею Кузнецову. Я просил, чтобы нас не оставляли в неведении о тех решениях, которые будут предложены. В техническом задании парка «Зарядье» я увидел, что территория проектирования ограничена границей наших храмов.

– Т.е. церковная территория не должна пострадать?

– Проектировщики должны учитывать, что мы имеем землеотвод, эта земля считается церковной. Следует добавить, что имеется понятие «охранная территория памятников». Знаменский собор имеет с южной стороны охранную территорию в несколько десятков метров. Ее статус ограничивает сферу деятельности проектных и строительных организаций. Мы об этом напоминаем всякий раз, когда это необходимо.

– Одна из основных претензий к проекту – это полное игнорирование археологического наследия.

– Да.

– На вашей территории сокрыто что-то, что хотелось бы раскрыть и экспонировать?

– На нашей территории очень тяжело что-то копать и экспонировать. Вся территория подворья уже давно перерыта. Здесь проходят большие городские коллекторы, теплосети, линии электрокабеля и подобные сети. Копать здесь нельзя.

– Сохранился ли под нынешней поверхностью фундамент монастырской стены?

– Монастырская стена здесь была только с востока. Мы не копали, и я не могу сказать, сохранились ли фундаменты в советское время. Существующие проекты не предусматривают такого исследования.

– Проект парка с его дорогами и зонами не предполагает опоры на ту планировку, которая была в Зарядье исторически.

– Конечно, на мой взгляд, было бы интересно восстановить планировку Зарядья. Это один из древнейших районов города Москвы, торговый район. Здесь был мытный двор, рынки. Люди могли бы вспоминать, что здесь был Кривой переулок, Большой Знаменский переулок, Мокринский переулок, бывшая улица Великая.

Человек читает историческую литературу, приходит на место, а его нет. В центре города отсутствует городская планировка. Где эта улица проходила? Никто уже и не вспомнит. Ни по каким ориентирам этого не узнаешь. Из-за отсутствия на земле видимых ориентиров трудно представить историю нашего государства и нашей столицы. Это было бы интересно, но насколько это реально – мне трудно сказать.

Вообще идея сделать ландшафтный парк в самом центре города, причем в его исторической части, выглядит странно. Для таких парков и инновационных решений достаточно места за пределами Третьего транспортного кольца.

– Планов восстановления всей исторической застройки точно не было и в помине.

– Действительно, судя по фотографиям Зарядья 1920-х годов, эта застройка была очень ветхой. Мы не можем ее восстановить, но могло бы иметь место и другое решение парка, не в том виде, в каком планируется сейчас.

– Сотрудничаете ли вы с объединением «Архнадзор» в деле защиты Зарядья?

– Я знаком с несколькими представителями руководства «Архнадзора», мы поддерживали предлагавшийся ими вариант застройки Зарядья. Наши позиции близки, мы не очень много работаем вместе, но знакомы и сотрудничаем. Например, именно представители «Архнадзора» познакомили нас с Сергеем Кузнецовым, главным архитектором Москвы.

– Как вы относитесь к идее уже сейчас сделать улицу Варварка пешеходной?

– Я думаю, что это преждевременно, потому что в таком случае мы будем отрезаны от всех путей подъезда к храму и окажемся «на острове». Я озвучивал эту проблему еще бывшему управделами Президента. Храмов у нас много, хозяйство большое, рядом два музея, которые тоже требуют доступа автотранспорта (хотя Английский двор и закрыт на реставрацию), и это учтено в проекте парка. А пока подъезда через парк нет, это преждевременно.

Нужно решать проблему комплексно, при проектировании всей территории. Какой смысл торопиться? Даст Бог, у нас в следующем году начнется реставрация (проекты реставрации на все храмы подготовлены и отправлены на экспертизу, мы надеемся согласовать их в этом году), и за два-три года мы приведем храмы в порядок – хотя бы фасадную их часть. Тогда, к открытию парка и отреставрированных храмов, можно будет сделать и Варварку пешеходной.

– Под гостиницей «Россия», как говорят эксперты, сохранился фундамент храма Николы Мокрого. Проект парка не предполагает даже сохранения или музеефикации этого фундамента, не то что восстановления храма. С вашей точки зрения, имеет ли смысл восстанавливать этот храм?

– Мы в любом случае за восстановление храмов! Тем более, что он дожил до ХХ века и был разрушен уже при советской власти. В Зарядье были и другие храмы, которые были разобраны раньше. Если бы такая возможность появилась, то хорошо было бы восстановить храм святителя Николая.

Пространство Зарядья как бы духовно обрамлено: с одной стороны храмы вдоль улицы Варварка, на другой стороне Храм зачатия праведной Анны, что в Углу. Храм Николы Мокрого со своей стороны тоже хорошо вписался бы в ландшафт этой территории. По крайней мере, это было бы свидетельством того, что Россия возрастает и укрепляется прежде всего через духовность. Это было бы символично.

– У вас есть доступ на территорию будущего парка? Удавалось ли увидеть место, где стоял храм Николы Мокрого?

– Нет, не удавалось. Это не наша земля, доступа у нас туда нет, нам состояние площадки не показывали. Дело в том, что фундаменты храма Николы Мокрого остаются под стилобатом гостиницы «Россия». Так утверждал глава компании «СТ Девелопмент»Шалва Чигиринский, первым занимавшийся проектированием застройки этого места (я знаю об этом со слов архитектора компании).

Поэтому, говорил Шалва Павлович, восстановить храм на его историческом месте не представляется возможным, – ведь стилобат по его проекту сохранялся. На ровной площадке стилобата они собирались построить здания, гостиницы, улицы, переулки, площадь, концертные залы. Если бы они и заложили в проект храм Николы Мокрого, это получилось бы не на историческом месте, а рядом, и это был бы уже другой храм – новодел. Если и можно говорить о его воссоздании, то это должно быть воссоздание на старом фундаменте.

– Стилобат гостиницы «Россия» для строительства парка до сих пор не разобрали?

– Нет, с юга не разобрали. Его начали было разбирать, но от ударов гидромолота сотрясалась земля, и нам пришлось потребовать остановить эту работу, потому что мы побоялись за судьбу нашего храма Зачатия праведной Анны. Потом прекратилось финансирование этих работ, и на несколько лет настало затишье. Что именно планируется сделать для демонтажа стилобата сейчас – я не знаю, хотя вижу, что потихоньку работы идут.

– Есть опасность, что он не поддается более щадящим для окружающей застройки технологиям разбора?

– Я думаю, что поддается, просто разбить гидравлическим молотом – быстрее. У нас был аналогичный случай, когда разбирали советский пандус вокруг Знаменского собора. Сначала они взяли большой груз – подъемный механизм поднимал его и резко сбрасывал на пандус.

В результате закачался не только Знаменский собор, но и братский корпус. Нам пришлось в срочном порядке остановить это разрушение. Две недели они думали, что делать, и в результате алмазным тросом распилили пандус на части, погрузили их краном и увезли. Какой метод применять в случае разбора стилобата, пусть сами решают, лишь бы храм не качался: все-таки XVII век.

– Получается, что проектировщики в 1960-е и в 2010-е одинаково бережны по отношению к среде?

– Да. Век сменился, а сознание людей не поменялось. Ведь идеи сначала рождаются в голове у людей, а потом воплощаются в жизнь. Значит, в головах мало что поменялось. Но мы не боимся стройки. Переживем. Мы пережили и более сложные периоды, когда разбирали гостиницу. Тогда вся территория, включая храмы, была, как снегом, засыпана слоем пыли толщиной в несколько миллиметров.

Мы пережили укрепление фундаментов храмов: работала техника, многотонные грузовики привозили цемент и песок, работа шла в три смены, а мы служили, даже расписание не менялось. Работа велась одновременно в храме Зачатия праведной Анны, в Знаменском соборе и в храме Максима Исповедника, а мы могли служить только в двух – в храме Георгия Победоносца и в храме великомученицы Варвары.

Остальные полностью освободили, всю утварь нужно было где-то сложить. Эта колоссальная операция продолжалась в течение года. Так что строительства парка мы теперь не боимся.

– С вашей точки зрения, парк станет аттракционом для туристов или местом прогулок для людей, которые здесь живут?

– Здесь люди не живут! В Зарядье нет людей, и в Китай-городе тоже сейчас никто не живет: он лишен жилых зданий, всё занимают государственные административные учреждения, есть разве что некоторое количество торговых помещений. Скорее всего, в парке Зарядья будут гулять туристы, которые будут заезжать сначала на Красную площадь, а потом будут заходить сюда.

– Может, они заметят здесь что-то очень важное?

– Не так важно, что они заметят, главное, что мы потеряем. Мы же должны это делать не для китайских туристов, а для себя, для наших детей, внуков, правнуков, которые придут и смогут увидеть, каким было Зарядье.

Фото: Анна Гальперина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Куда исчез храм в Мольгино?

История о том, как российская система охраны памятников не спасла храм в деревне Мольгино Смоленской области.

Храм в Филях может исчезнуть на наших глазах

К гибели уникального храма, если ничего не предпринять, приведут застройка прилегающей территории и его неопределенный правовой…

В фонд «Подари жизнь» подбросили коробки с патронами

В коробках были обнаружены 77 винтовых патронов к нарезному длинноствольному огнестрельному оружию

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: