Митрополит Антоний Сурожский и его тайны

|

Эта статья о тайне митрополита Антония Сурожского, поиске собственных талантов, невероятных подарках и о том, что нужно делать, чтобы тебя нашел Господь.

Рассказывает протоиерей Сергий Овсянников, настоятель храма святителя Николая в Амстердаме.

Сначала православный храм в честь святителя Николая находился в старой часовне на Утрехтсестраат. Помещение было настолько маленьким, что у входящих туда людей возникал шок – они сразу же оказывались перед иконостасом лицом и душой к Богу. Но через 15 лет часовня стала слишком мала для выросшего прихода, и понадобилось новое строение. После долгих поисков в 1995 году было куплено здание церкви «Иммануил». Прихожане вспоминают местную печку – некоторые принимали ее тепло за «духовную теплоту» храма.

Приход святителя Николая продолжал расти и в 2006 году переехал в просторное здание бывшего монастыря капуцинов – храм «Тихелкерк», построенный 100 лет назад. Храм расположен в Йордане – старинном и очень живописном районе Амстердама, где раньше жил мастеровой люд, а теперь поселились художники и артисты.

Здесь средневековые улочки, обрамленные удивительной архитектуры зданиями и зеленью садов, пересекаются со множеством небольших каналов. На каналах тоже живут люди: сплошь и рядом красуются колоритные баржи – вонботы (woonboot), которые так и называются «жилье на воде». Велосипеды, цветочные горшки и разная нехитрая утварь выставлены на обозрение многочисленных туристов, посещающих Йордан как место наиболее романтических прогулок в столице Нидерландов.

Лебедей на каналах местные жители кормят прямо от дверей своих домов. А рядом с храмом святителя Николая каждое воскресенье гуляет цапля – она прилетает к Литургии и ждет, когда прихожане ее покормят.

Почти семейная история

Приход святителя Николая в Амстердаме появился в 1974 году благодаря митрополиту Антонию, который в то время был экзархом Западной Европы. Владыка уже известным проповедником приезжал в Голландию, люди к нему тянулись. В их числе – два слависта, студенты Амстердамского университета, муж и жена Алевейн и Татьяна.

Свадьба Алевейна и Татьяны

Свадьба Алевейна и Татьяны

Татьяна была родом из Одессы и попала в Голландию во время войны. После их знакомства с владыкой Антонием Алевейн принял православие и крестился с именем Алексий. Чуть позже он стал регентом, потом дьяконом, в священники его рукоположил митрополит Антоний, по его же благословению Алексий и Татьяна основали приход.

Алевейн и Татьяна

Алевейн и Татьяна

Община в Амстердаме – дело и плод души владыки Антония. Очень маленький, как и все православные приходы Европы того времени, он состоял от силы из 7-10 человек. Если собиралось 30 прихожан, это считалось чем-то невиданным – очень большой церковной общиной.

Митрополит Антоний Сурожский, в миру Андрей Борисович Блум (19.06.1914-04.08.2003) – епископ Русской Православной Церкви, философ, проповедник, автор многочисленных книг и статей на разных языках о духовной жизни и православной духовности.

Сын эмигрантов из России, в 14 лет обратился ко Христу. Окончил биологический и медицинский факультеты Сорбонны. В 1939 году тайно принял монашество перед отправкой на фронт хирургом французской армии. Участник французского Сопротивления, врач в антифашистском подполье.

Митрополит Антоний Сурожский: Как нам жить по-христиански? (+аудио)

После войны продолжал медицинскую практику до 1948 года, когда митрополит Серафим (Лукьянов, тогда экзарх Московского Патриарха) призвал его к священству, рукоположил (27 октября во иеродиакона, 14 ноября во иеромонаха) и направил на пастырское служение в Англию.

В январе 1953 года был удостоен сана игумена, к Пасхе 1956-го – архимандрита. 30 ноября 1957 года хиротонисан во епископа Сергиевского, викария Западно-Европейского экзархата Московского Патриархата с местопребыванием в Лондоне.

В 1962 году возведен в сан архиепископа с поручением окормления русских православных приходов в Великобритании и Ирландии во главе учрежденной 10 октября 1962 года Сурожской епархии РПЦ в Великобритании. Его проповеди привлекли в лоно Православной Церкви сотни англичан.

Митрополит Антоний Сурожский. Крещен я был, но был ли обращен?

3 декабря 1965 года возведен в сан митрополита и назначен Патриаршим экзархом Западной Европы.

Крещение Алевейна Фоогда (митрополит Антоний Сурожский)

Крещение Алевейна Фоогда (митрополит Антоний Сурожский)

Уже 25 лет служит на приходе святителя Николая Мирликийского в столице Голландии протоиерей Сергий Овсянников. Рукоположил его во священники митрополит Антоний Сурожский, оказавший огромное влияние на жизнь всей этой церковной общины.

Протоиерей Сергий Овсянников

Протоиерей Сергий Овсянников

– Как вы, уроженец Питера, оказались в Голландии?

– Приход в Амстердаме начинался с семи человек, причем это были голландцы, сербы и только двое русских – Татьяна Филипповна и дочь матушки Татьяны и отца Алексия Алена, которая стала впоследствии моей женой.

Отец Алексий и Татьяна Филипповна

Отец Алексий и Татьяна Филипповна

Когда отец Алексий из регентов стал священником, приходу понадобился руководитель хора. И его дочь Алена поехала в Ленинград учиться регентскому делу, где мы с ней и познакомились. Конечно, к тому времени я уже знал про владыку Антония, потому что нам передавали его книги – так называемый «тамиздат». А мы были тогда довольно активными участниками церковной жизни – и явной, и подпольной.

В 70-е годы «в подземелье» жизни было значительно больше, чем на поверхности.

Свадьба Сергея и Алены

Свадьба Сергея и Алены

В 1986 году я окончил Ленинградскую духовную академию, и мы с Аленой поженились. В 87-м был рукоположен во диаконы, и служить меня направили в деревню Вырица, куда я постоянно ездил из Ленинграда. Тогда Серафима Вырицкого еще почти никто не знал, известность он приобрел позднее. Лишь немногие приезжали на его могилу.

И тут пришло приглашение из Лондона от друзей поучиться библеистике в христианском колледже. Еще в Ленинграде я занимался древними языками – древнегреческим, древнееврейским, интересовался библейскими переводами, посещал лекции Сергея Аверинцева, когда он приезжал в Питер.

Великое молчание

– Но ведь до семинарии и духовной академии вы окончили физический факультет Ленинградского университета. Как сюда вписались древние языки?

– Да, первое мое образование – физик. Но тогда считалось, что если ты физик, должен знать всё. По крайней мере, не ударить перед «лириками» в грязь лицом. И, как минимум, одну главу из «Евгения Онегина» надо было знать наизусть. Физики тогда были широко образованными людьми.

А образование по библеистике я получил, отчасти, благодаря Патриарху Кириллу. Тогда он был ректором Ленинградской духовной семинарии и академии и отправил меня заниматься древнееврейским языком частным образом к замечательному человеку и востоковеду – Клавдии Борисовне Старковой. Ездил я к ней домой на занятия один-два раза в неделю, и это продолжалось около двух лет.

Древнегреческим же языком я занимался в Ленинградском университете – был нелегальным студентом в группе. Таких нелегалов, людей церковных и мотивированных, там оказалось несколько. Преподаватель «закрывал глаза» на наше присутствие, так как мы были хорошими студентами. Занимались для себя – из интереса и желания понять библейское слово. Ведь Новый Завет на древнегреческом написан.

И это приглашение из Лондона стало для меня невероятным подарком. Потому что, прежде всего, интересовала всё-таки не столько учеба, сколько возможность жить рядом с владыкой Антонием.

Митрополит Антоний и отец Алексий Фоогд

Митрополит Антоний и отец Алексий Фоогд

Я его знал по книгам, видел издалека, когда он приезжал в Питер и Москву служить, что происходило крайне редко, встречал на квартирах, но всё-таки близкого знакомства не случилось. А для меня очень важным было просто рядом стоять с владыкой, почувствовать, в чем же его тайна.

А тайна действительно существовала. И владыка Антоний, безусловно, был удивительным человеком. Его проповеди доходили до сердца и зачастую просто разворачивали людей – они обретали новый смысл жизни, новое понимание Евангелия. А как это происходило? Ведь не просто владыка прочитал внимательно евангельский отрывок, подумал, вышел и перед всеми сказал.

Владыка Антоний так рассказывал, как возникают его проповеди: «Евангелие я знаю почти наизусть. И когда слышу какой-то отрывок или читаю его, вдруг какое-то одно его слово звучит так, что оно обращено именно ко мне. И вот это слово так глубоко меня цепляет, что на нем и вырастает дальше проповедь».

И я еще раз посмотрел проповеди владыки и понял, что это действительно так. И тогда я спросил себя: «А что же нужно, чтобы услышать вот это одно слово?» Ответ был такой: нужно молчание. Нужно спуститься в такую глубину безмолвия, чтобы в этом безмолвии молчание прозвучало словом. Так, чтобы ты понял, что оно обращено к тебе.

Именно это и умел владыка Антоний. Он умел пребывать в молчании, в безмолвии, из которого рождалось слово, а потом проповедь. Из которого рождалась его молитва.

И это стало мне понятно уже в лондонском соборе.

Я был дьяконом и, находясь рядом с владыкой, когда он служил Литургию, чувствовал, что это такая высота, высота молитвы, что было ощущение, будто ты на вершине горы. В какой-то момент холод пробегал по спине.

И всё это происходило в молчании. Владыка ни одного слова лишнего не говорил во время службы. Он ни к кому не обращался – не делал замечаний или комментариев. Хотя дьякон мог в чем-то и ошибиться. Он стоял перед Христом. И вот стояние перед Христом, стояние в молчании, и рождало его молитвы и проповеди.

Это удивительно. Потому что спускаться в такую глубину молчания дано не каждому. У нас ведь всё время какие-то мысли, мы всегда заняты чем-то другим. Предстоять в молитве нам очень сложно. Мы это хорошо знаем. Читаем, скажем, утреннее или вечернее правило, и сколько мыслей возникает при этом в голове – сотни и тысячи. Сделать так, чтобы они не возникали – в этом и был его великий талант.

Лондон, 90-е годы

Сергей и Алена. Лондон, 90-е годы

«Ты должен искать свой путь»

Как складывались ваши личные отношения с владыкой Антонием?

– Я приехал в Лондон в январе 1989 года, а рукоположение состоялось в сентябре 90-го. Чуть более полутора лет стали временем интенсивной подготовки. Мы встречались с владыкой если не каждую неделю, то два-три раза в месяц. Я приезжал к нему, и в соборе происходили наши беседы. Мы закрывались в маленькой комнатке, обычно первые полчаса что-то говорил он, затем я мог задавать вопросы, высказывать сомнения касательно своей способности быть священником. Потому что, конечно, сомнения были. Владыка отвечал на мои вопросы и учил меня молчанию, помогал искать свои таланты.

Это важно было – искать свои таланты, а не подражать, скажем, ему. Он об этом предупреждал и в какой-то момент очень ясно сказал: «Не пытайся имитировать или подражать мне. Ты должен искать свой путь».

Это ежедневная работа, и продолжается она по сей день. Это труд, это тяжело, потому что беспутство всегда легче. Легче не заниматься своим делом, не пытаться быть собой, не искать своего пути – имитировать что-то действительно легче.

Христианство – труд всей жизни. Это ежедневные усилия оправдать Божье доверие. Бог нам доверил очень много. Оправдать это доверие, не заснуть на пути, не свернуть куда-то – всё это требует усилий.

Митрополит Антоний и Алена с дочкой Аглаей (слева)

Митрополит Антоний и Алена с дочкой Аглаей (слева)

Владыка Антоний помог мне понять, что такое служение. Служение священника – это вовсе не внешние какие-то действия, но очень глубокая внутренняя работа и следование за Христом. Когда владыка меня рукополагал, сказал такую фразу: «Запомни, с этого момента ты будешь стоять на том месте, где никто стоять не может и не имеет права. Потому что на этом месте может стоять только сам Христос».

Эти слова настолько ранили мою душу, настолько глубоко вонзились в меня, что, во-первых, я их помню до сих пор, а во-вторых, понимаю, какая в этом большая правда. Не брать на себя роль Христа, а быть Его служителем. Он, Христос, нам служит, а мы являемся Его руками, Его молчанием, Его дорогой к другим людям.

Молчание – глубина молитвы, тишина внутренняя. Христос для молитвы тоже поднимался в уединенное место, уходил в горы, оставался один. Говорил ученикам: «Вы бодрствуйте и ждите, а Я должен молиться». Это означает, что Ему тоже нужна была глубокая внутренняя тишина.

Нельзя подменять молитву свечой

Какие наставления митрополита Антония Сурожского оказались для вас наиболее важны?

– Владыка Антоний предупреждал не только меня, но и всех, чтобы мы, священники, не играли роль старцев, таких руководителей, которые начинают управлять паствой, говоря: ты должен сделать то, а ты – это. С легкостью такой прикасаются к человеческой душе. Считают, что раз священник, то уже всё знаешь и о другом человеке тоже, и можешь им руководить. Владыка предупреждал, что этого делать нельзя.

И я всегда подчеркиваю, что не хочу играть роль духовного отца – ни для кого.

Могу дать совет, и люди говорят, что, как правило, это удачные советы. Но я никогда не знаю, как это происходит, и скорее буду пытаться уйти от этой роли руководителя – она мне чужда, я не люблю руководить. Лучше, когда человек сам делает, ищет, находит.

Когда я у владыки тоже что-то спрашивал, иногда он говорил, что будет лучше, если мы вместе просто пройдем какую-то часть пути. Это означало, что он не будет мне объяснять, куда надо идти и что делать, какие книжки прочитать. Это означало, что он, владыка, будет служить Литургию, а я при этом должен очень внимательно присутствовать. Впитывать в себя не только слова, но и какую-то его силу.

Что и происходило. Но для этого, действительно, нужна сосредоточенность. Мне кажется, что пастве это и надо передавать.

Пастве надо передавать не слова какие-то «пойди и сделай», а наоборот, умение остановиться. Не пойди, нет, постой. Встань, не беги, не уходи от себя. Потому что Бог тебя может найти только в том месте, где ты не бежишь и не суетишься. И вот это, мне кажется, и есть задача пастыря.

Не суетись. Встань перед Богом. А это нам всегда страшно, очень страшно перед Богом стоять. Мы находим оправдания, чтобы куда-то отлучиться. Спрашиваем, куда свечки поставить, переставляем их с места на место. Вместо того чтобы остановиться и вспомнить, что свеча – это символ молитвы, а никак не замена ее. Нельзя подменять молитву просто свечой.

Отец Сергий и Алена

Отец Сергий и Алена

Как еще митрополит Антоний Сурожский повлиял на вашу жизнь?

– Сразу после рукоположения владыка отправил меня в Амстердам помогать отцу Алексию. Учеба моя окончилась несколько ранее, я искал работу, и владыка помог ее найти. Он благословил и устроил меня в Объединенные библейские общества. Как библеист, я получил профессиональную сферу деятельности консультанта по библейскому переводу.

По Европе нас было всего восемь человек, и мы должны были ездить в разные страны. Естественно, больше всего я ездил в Россию – занимался поиском переводчиков и их образованием. Помогал создавать переводы Библии на чувашский и осетинский языки, коми, карельский и т.д. Переводчики были местные, а я облегчал им понимание библейского текста.

А помощь на амстердамском приходе тогда действительно была нужна: шел 1990 год, и в церковной общине собралось уже около 30 человек. Вот так я начал работать, жить и служить здесь вторым священником. В 1999-м отец Алексий ушел на покой, и я стал настоятелем нашего прихода.

Сейчас приход святителя Николая Мирликийского в Амстердаме насчитывает около 300 человек 20 национальностей. Помимо настоятеля, протоиерея Сергия Овсянникова, в храме служат еще три священника – англичанин и два голландца.

Подробнее о многонациональном приходе Свято-Никольского храма Русской Православной Церкви в Амстердаме – в следующей публикации.

Подготовила Марина Богданова

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Пропасть между справедливостью и любовью (+аудио)

Привести к спасению того, кто творит зло, может признание за ним права быть

Патриарх Кирилл об Антонии Сурожском: Я чувствовал, что это особый человек

Предстоятель Русской Церкви освятил надгробие на могиле митрополита на Бромптонском кладбище в Лондоне

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!