Типикон и тайм-менеджмент

 Мало кто не жалуется сегодня на нехватку времени. На помощь приходит тайм-менеджмент — искусство управления временем. Но оказывается, уметь управлять временем — это не просто больше успевать, главное — получать от этого радость. Об этом «НС» рассказал основатель российского тайм-менеджерского сообщества Глеб АРХАНГЕЛЬСКИЙ. Ведущий эксперт в области организации времени серьезно занимается изучением науки о богослужении — литургики.

  Зачем слушать музыку?

— Отчего появляется эта мысль: я ничего не успеваю? Может, это все суета?

Arhang_— Иногда человек на своей работе просто не умеет организоваться — тогда ему надо ежедневник завести, научиться грамотно планировать свои дела, чтобы свою работу делать не за 12 часов с зеленым лицом, а за 8 с нормальным. Это вопроc технологии. Но гораздо чаще человеку кажется, что жизнь пролетает, а он ничего не успевает, потому что он живет неродными, навязанными целями. Родная цель соответствует твоим глубоким личным ценностям, твоему призванию. А навязанных целей миллион: сколько образований ты должен получить, на какой машине ездить. Человек бежит за этими целями, а целей-то все больше: если ты ездишь на «Мазде», то надо пересаживаться на «Ауди»; если ты уже на «Ауди» — то почему не на «Бентли»? При этом, поскольку цели не родные, он, даже достигая их, совершенно не получает удовольствия. И тут уже вопрос не технологический, потому что с ежедневником или без, но в порочном колесе ты будешь бежать бесконечно. Это та часть тайм-менеджмента, которую мы называем лайф-менеджмент — вопросы управления жизненными целями, понимания, чем вообще стоит заниматься, а чем нет, и что посидеть часочек, глядя на закат — не менее полезное занятие, чем бизнес-план написать.

Вообще основной принцип тайм-менеджмента — жизнь ограничена и стоит ее прожить скорее лучше, чем хуже. В основе своей это, конечно, христианский принцип.

— Вы на своих семинарах по тайм-менеджменту учите людей понимать свои родные цели?

— Например, мы предлагаем человеку вести мемуарник. Это когда ты каждый вечер записываешь главное для тебя событие дня, самое интересное, такое, которое достойно быть вписано в мемуары. А рядом с этим событием пытаешься сформулировать ту ценность, на основе которой это событие стало главным. Например, главное событие дня — написал отличный бизнес-план. Какая ценность: благосостояние, успех, признание, интерес? Или — любовался грозой. Здесь какая ценность? Может быть, любовь к природе, созерцание? И ты таким образом, каждый день выделяя главное событие, все лучше понимаешь, что для тебя на самом деле главное в жизни. А если вдруг выясняется, что на протяжении нескольких дней записать нечего, это показатель, что человек живет чем-то очень неродным.

— А как понять доброкачественность своих целей? Может, кому-то вредно быть начальником отдела, а он к этому стремится?

— Есть простой критерий, который, к сожалению, работает только постфактум: насколько долго сохраняется радость после достижения цели. Приведу такой пример: у меня в свое время была маниакальная цель — переехать жить в Замоскворечье. Потому что с детства один из любимых писателей — Иван Сергеевич Шмелев, потому что здесь наш офис, здесь был первый клиент в Москве. И вот эта цель может быть как «родной», потому что я люблю Замоскворечье, так и «неродной», потому что престижно, круто жить в центре города с видом на Кремль. Так вот я могу сказать, что все те годы, как я сюда переехал, я выглядываю утром в окошко, вижу эти храмы вокруг — и я счастлив. И я понимаю, что это явно была «родная» цель, раз столько лет после ее достижения сохраняется радость. Радость — очень хороший критерий.

— Бывает ли, что у человека, старающегося эффективнее тратить свое время, появляется к нему жадность, и он уже с раздражением отвечает на звонок просто так, без дела позвонившего друга?

— Да, это бывает поначалу, но очень быстро проходит. Вообще очень важно понять, что человек — это не машинка для создания результатов. И пообщаться «ни о чем» с другом — это тоже часть жизни. Или вот зачем человек, например, слушает музыку, особенно когда идет в консерваторию и сидит там два часа? Эти два часа никакой добавочной стоимости не создают. Но это просто гармония мироздания, которая дана нам в том числе и для того, чтобы получать от нее удовольствие. И когда ты это понимаешь, все встает на свои места.

Тайм-менеджмент напоминает нам, что время жизни ограничено. Лучше, чтобы оно пролетело не зря. На илл.: Мауриц Корнелис Эшер "День и ночь". Гравюра, 1938 год

Тайм-менеджмент напоминает нам, что время жизни ограничено. Лучше, чтобы оно пролетело не зря. На илл.: Мауриц Корнелис Эшер "День и ночь". Гравюра, 1938 год

— Что значит для вас «убивать время»? Случается ли, что вы сами тратите время впустую?

— Конечно, сколько угодно. Я же не идеальный человек. Но с другой стороны, что значит «впустую»? Вот ситуация —   человек застрял в пробке. И тут можно вести себя по-разному: можно поставить аудиокнигу и получать пользу для души и мозга. Можно дергаться, нервничать и ругаться. А можно просто наслаждаться видом из окна и хорошей музыкой. Вот они, одни и те же два часа, проведенные в автомобиле совершенно по-разному. Как понять, впустую они потрачены или нет? Мы вообще главную задачу тайм-менеджмента формально определяем так: невосполнимое время жизни потратить в соответствии со своими целями и ценностями. И здесь ни слова о том, есть ли какие-то технотронные критерии правильности траты времени. Тут критерий — соответствие твоим личным ценностям. Я очень не люблю дергаться, нервничать и думать: «Чего этот идиот меня подрезает?» Но если я себя веду так — для меня это время, потраченное впустую. И наоборот, для меня ценности — музыка и природа; поэтому два часа в машине по дороге с дачи — это в высшей степени эффективное время. Я мог бы в это время слушать аудиокнигу, с точки зрения рационального тайм-менеджмента это было бы правильнее, но я понимаю, что эта уникальность момента, этот закат, равнины, лес стоят ничуть не меньше, чем если я какую-то лишнюю книжку послушаю.

Или вот кажется, поганей времени не найти, чем в очереди в поликлинике или в паспортном столе. Но я как раз во время сидения в этих очередях половину своей первой книги написал.

Человек тратит время на то, что для него ценно. Ты можешь сколько угодно бить себя в грудь и говорить, что «хорошая музыка для меня ценность», но если реально ты в консерваторию доползаешь раз в год и дома эту музыку слушаешь раз в месяц, то твоя декларируемая ценность явно отличается от реальной.

 Богослужение как дерево

— Вы изучаете литургику, Типикон, даже пели знаменным распевом на клиросе. Вам Типикон интересен с точки зрения планирования церковного времени?

— В питерской Духовной Академии (одно время я был прихожанином академического храма) в библиотеке я перерыл, кажется, все, что было на тему литургики, науки о богослужении. Наверное, мне так это интересно, потому что я люблю музыку и архитектуру, при этом центр христианской жизни, богослужение, очень архитектурно и очень музыкально. Невероятно интересно   разбираться в службе, почему она именно такая, почему сначала покадили, а потом 103-й псалом прочитали. Фантастически много людей, к сожалению, об этом не задумывается, пропуская мимо ушей 95 процентов богослужения: ну, хор поет, ходят батюшки в красивых одежах — такое вот умилительно-благочестивое отношение. А если понимать, что поют и зачем, а еще и в историю заглянуть: откуда 103-й псалом? — это совсем другой эффект.

Есть историческая литургика, которая говорит: вот, в храме Софии в Константинополе это песенное последование пели так, а в Иерусалиме пели вот так. А почему, зачем? Я, возможно, приблизился к какому-то пониманию структурных закономерностей — почему вот здесь второй глас, а здесь — третья кафизма, и почему степенны после непорочных, выделил несколько основных сюжетных закономерностей в годовом, недельном и суточном круге богослужения. Эта структура очень сложная, в ней много напластований из разных эпох и мест: Византия свое добавила, иерусалимские монастыри свое. И самое интересное — разобраться, почему оно все в итоге именно так состыковалось.

Я не сторонник идеалистической позиции, что в богослужении каждый чих божественно задан, потому что глянешь к каким-нибудь грекам или карпатороссам, — там чих совершенно другой, и вопрос: кому он божественно задан, нам или им? На самом деле не нам и не им —   Евхаристия божественна, а вокруг нее уже те или иные структуры. Я это сравниваю с деревом — в нем есть своя закономерность: оно растет снизу вверх, если это липа, то у нее одни листочки, если клен — другие. При этом совершенно непонятно, куда вырастет конкретный листочек, и в этом красота: есть гармония, но нет механической заданности. То же самое в богослужении: есть общие закономерности, а есть вещи случайные в рамках этих закономерностей, которые и задают цветущее разнообразие.

Я пока написал половину книги об архитектонике богослужения, вторую половину напишу, наверное, лет через двадцать, потому что пока окончательного сложившегося понимания нет, которое можно было бы представить широкой публике.

— Вы верующий с детства?

— С детства у меня среди любимых писателей был Иван Сергеевич Шмелев, его книги о жизни в Замоскворечье, в том числе о том, как он воспринимал и переживал богослужение, а пришел в Церковь я уже в довольно сознательном возрасте, в 10–11 классе.

 Веди хронометраж и помни о смерти

— Тайм-менеджмент к спасению души можно как-то применить?

— Если про спасение души вспоминать, то давно уже очень просто сказано — «внимай себе и помни о смерти». Вот, например, когда человек ведет хронометраж, даже люди совершенно нецерковные и далекие от христианства начинают отмечать, что обостряется ощущение внимания к своей жизни, к своему поступку, а это очень христианская вещь. «Внимай себе» — а как? А если ты каждый раз должен хронометраж записать, чем ты занимался, ты уже на 30 секунд задумался, и то самое «внимание» получается более эффективным. То же самое — «помни о смерти»: а как помнить? Вот через тот же хронометраж, через планирование легко прочувствовать, что жизнь ограничена, написал матрицу жизненных целей, смотришь, а не так уж много лет на их осуществление.

Я к управлению временем отношусь точно так же, как к управлению каким-то своим талантом, в евангельском смысле этого слова, — что ты с этим данным тебе временем сделал, во что его вложил? Лучше, если все-таки ты им разумно распоряжался.

Христианство говорит по отношению к земной деятельности человека: вот тебе земля, возделывай в поте лица. И в этом смысле любая работа одинакова,   будь ты бизнесмен, столяр, садовник, операционистка в кассе или космонавт: тебе дан в управление какой-то кусочек мира — кому-то чуть больше, кому-то чуть меньше, суть от этого не меняется. И ты или этот кусочек возделываешь разумно, с пользой, или хищнически, попутно на нем все истребляя, или вообще не возделываешь.

Знаете, я в свое время работал несколько месяцев экскурсоводом в Валаамском монастыре, и изучил историю монастыря — меня потрясло, как там в 19 веке было грамотно и разумно организовано хозяйство. Все эти водопроводы, эти дыни и арбузы на карельских широтах. И ведь еще слово «экология» человечество не придумало, а они уже выращивали мальков и выпускали в Ладогу. И при всем том они и скиты устраивали уединенные, и умным деланием занимались. Это их хозяйствование никак не противоречило высокой духовной жизни.

 Бизнесмен — тоже творческая профессия

— Ваши клиенты — в основном предприниматели и менеджеры — хотят научиться эффективнее тратить свое время, чтобы быть еще успешнее, еще богаче? Не слишком ли большой культ успешности у нас в стране сегодня?

— Я бы не сказал, что основной критерий успешности сейчас — это деньги. Когда мастер-класс проводишь у студентов, там, да — одно из их основных желаний: надо много денег заработать. Но когда работаешь с серьезными бизнесменами, там уже совсем другие мотивации.

Бизнес похож на искусство: муза посетила, и пока ты эту музыку или картину не напишешь, ты не способен ничего другого делать. Бизнесовая муза точно такая же: ты не успокоишься, пока завод не построишь, это такой же творческий процесс по сочетанию божественного и человеческого вдохновения. И как чтобы симфонию написать, нужно много рутинной работы проделать, расписать все партии за каждый инструмент, так и в бизнесе много нудной повседневной работы, которую надо делать, чтобы завод все-таки заработал, но есть и муза, драйв, который непонятно откуда берется у человека, если у него призвание к предпринимательству.

Недавно владелец российского завода, контролирующего 30% российского рынка топоров, мне показывал свой завод, у него это такое огромное предприятие: цеха, склады — море разливанное. «Знаете, — говорит, — я был в Китае на заводе нашего главного конкурента. Так у них завод — 300 на 200 метров: пять этажей вглубь, пять вверх, и вот на всей этой площади помещаются и завод, и склады, и все остальное. Я тоже хочу, чтобы мой завод был 300 на 200 метров , а не 50 гектаров , как сейчас, потому что это — правильное производство». Вот у него такой драйв! Хотя в его нижегородской губернии земли этой — море! Но он хочет сделать высокотехнологичное предприятие. И это не меньший кайф, чем когда Пушкин прыгал по комнате: «Ай да Пушкин!» — и бил себя по ляжкам.

В советское время всяк сверчок знал свой шесток, и все знали, кто куда может развиваться и с какой скоростью. Сейчас у человека эти социальные подпорки отняли, и мне это нравится, потому что есть возможность проявить себя человеком, а не винтиком тех или иных систем.

— И тем не менее к вам приходят в основном чтобы научиться больше успевать, чтобы быть успешными (даже корень у этих слов одинаковый!). А вы свою сверхзадачу в чем видите?

— Есть вещи, которые помогают человеку не просто уйти пораньше с работы, выполнить больше за определенное время — они помогают человеку лучше определиться в таких высоких вещах, как призвание, жизненная миссия, смысл жизни — не побоюсь этого слова, — то есть понять, ради чего ты вообще занимаешься тем, чем занимаешься. И главной целью является не столько результативность, сколько те самые радость и счастье, которые ты получаешь от жизни. А ради этого уже и ежедневник, и весь остальной тайм-менеджмент. Поначалу в основном к нам приходят за: «Хочу быть практичным, больше успеть, я заботами замученный». Но мало просто стать менее замученным — надо еще с жизненными целями разобраться. Вот в этом некая сверхидея. И мы замечаем, что люди, которые начинают относиться к времени более внимательно, и к своим жизненным целям начинают по-другому относиться.

Я очень люблю «Дневники» известного литургиста, протопресвитера Александра Шмемана, но у него постоянно через все «Дневники» красной нитью проходит: загрузили тем, этим, не смог здесь отказать, а времени не хватает; «Евхаристию» он писал много лет и дописал, когда его с раковой опухолью положили на полгода в больницу, не исключено, что промыслительно, чтобы он наконец дописал эту книгу. И вот в дневниках он писал, что еще хотел бы написать по литургике: цикл праздников, литургия смерти, еще что-то. Но не хватило времени. Мне лично это невероятно обидно, потому что мало кто по литургике что-то сказал на его уровне. И я понимаю, что даже нашу элементарную услугу — настройку секретариата, ему сделать бы за два дня, работу с документацией, с почтой, я не говорю про какие-то более сложные вещи, — и он реально высвободил бы довольно много времени, и этой суматохи у него было бы меньше. Но, с другой стороны, «Евхаристию»-то он успел, то есть самую главную книгу написал, жирная точка поставлена.

— Сейчас в связи с кризисом многих людей уволили, и для многих это стало ударом. Что бы вы могли бы посоветовать тем, кто считает себя неуспешным?

— Бывают разные ситуации, но одна из аксиом — только ты сам отвечаешь за то, что с тобой происходит. Страна, компания, родственники, несомненно, влияют, кто бы это отрицал, но с чего начинали многие великие предприниматели? Коносукэ Мацушита, основатель Panasonic, начинал работу помощником в велосипедной лавке с зарплатой в одну иену в год. Компании Microsoft, Google начинались в прямом и переносном смысле «в гаражах», на голом энтузиазме. Поэтому лучше делать, что угодно, но все-таки делать, чем лежать на диване и думать: какой я неуспешный! Но, делая, всегда прислушиваться к себе, к окружающим — а то ли я делаю, тем ли занимаюсь?

При этом нужно понимать, что в жизни не всегда все будет на пятерку. Я занимаюсь уже много лет абсолютно любимым делом, но все равно в какие-то моменты испытываю сомнения: а этим ли надо заниматься? Я отношусь к этому как вот: бывает человеку радостно, бывает грустно, и с этим не надо специально что-то делать, если грустно — это не значит, что надо срочно куда-то бежать и искать, чему бы порадоваться. Ощущение скуки, разочарования надо иногда переживать, это тоже зачем-то нужно человеку. Это как зима-лето, зимой и летом есть свои неудобства: летом комары, зимой холодно. Но ты это проживаешь и летом стараешься не обращать внимания на комаров, а зимой — на холод.

Вся наша жизнь — череда неправильных ответов, но степень этой неправильности может быть разной. Нужно быть готовым к тому, что каждый сделанный шаг может быть хорошим, результативным, но небезошибочным, всегда с высоты следующего опыта ты оглянешься и поймешь, что можно было сделать лучше. И когда ты поймешь это, будешь спокойно относиться к тому, что что-то получилось нерационально и неэффективно.

  Самый древний ежедневник

Глеб Архангельский: «Идея, что время надо планировать, появилась очень давно. О ежедневнике упоминается даже в Библии — книга «Эсфирь», 6-я глава, 1-й стих: Артаксерксу не спалось, и он велел читать перед ним книгу дневных записей. Также в древнеиндийском трактате «Архашастра» (это наставление царя своему сыну, написаны во II–I тысячелетии до нашей эры) упоминается и про планирование дня, и про проведение совещаний».

 Как съесть «лягушку» и другие хитрости организации времени

Тайм-менеджмент (буквально — управление временем) — технология, позволяющая научиться эффективно планировать свое время и деятельность. В ключает в себя различные методики и инструменты, например: каждое утро съедать по одной «лягушке» — у каждого из нас есть неприятные задачи, решение которых мы постоянно откладываем (сделать звонок скандальному клиенту, вызвать сантехника). Нужно составить список этих «лягушек» и свой рабочий день начинать с решения одной из них. Такая маленькая победа над собой дает положительный заряд на весь день. При этом «лягушки» начинают быстро заканчиваться, может наступить день, когда и «съесть» будет нечего.

Разрезание «слона» (глобальной задачи) на бифштексы — небольшие задачи. «Слон» — выучить иностранный язык, «бифштексы» — в неделю выучить столько-то слов, столько-то часов пообщаться с носителями языка на интернет-форумах, посмотреть фильм на языке. Но не «изучить грамматику» — ее можно изучать бесконечно.

Об этих и других методиках тайм-менеджмента можно прочитать в книге Глеба Архангельского «Тайм-драйв» или на сайте www . improvement.ru

Книгу «Тайм-драйв» можно приобрести в книжной лавке храма св. блгв. цар. Димитрия при Первой Градской больнице (Москва, Ленинский проспект, д.8, корп. 12, схема как пройти)

Глеб АРХАНГЕЛЬСКИЙ родился в 1979 году в Санкт-Петербурге. Окончил факультет Прикладной математики Санкт-Петербургского государственного университета. Ведущий отечественный эксперт в области тайм-менеджмента. В настоящее время генеральный директор компании «Организация Времени», главный редактор портала improvement.ru, зав. кафедрой тайм-менеджмента Московской финансово-промышленной академии, кандидат экономических наук. Автор книг «Тайм-драйв: как успевать жить и работать», которая выдержала 10 переизданий, «Корпоративный тайм-менеджмент» и других деловых бестселлеров. Прихожанин одного из храмов Замоскворечья.
Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Российские компании сказали, у кого из выпускников есть шанс найти работу

Профессиональные знания не играют определяющую роль при трудоустройстве выпускников российских вузов на первую работу

Как родители блокируют интерес подростка к работе?

Психолог – о частых проблемах, связанных с работой и выбором профессии

Сенатор предложила ввести наказание для родителей, не работающих без уважительных причин

За уклонение от деятельности, приносящей доход семье, парламентарий призывает установить административную и уголовную ответственность