Точки зрения

|

«Некоторые собаки сейчас живут лучше людей». Всем нам приходилось слышать подобные высказывания.

И действительно, любовь к животным на наших глазах приобретает самые причудливые формы – гостиницы для собак, салоны красоты, кладбища… Так какой же должна быть любовь к нашим меньшим братьям? И правильно ли тратить баснословные суммы на собаку, которая нуждается в значительно меньших вложениях, когда рядом в этих же деньгах нуждаются больные дети, инвалиды, старики? В этом вопросе разбирались наш корреспондент Екатерина Вельт и настоятель Крестовоздвиженского храма г. Вольска протоиерей Михаил Воробьев.

Екатерина ВЕЛЬТ: Возлюбить ли собаку как самого себя?

Одна моя знакомая, после того как умерла горячо любимая ею собака, на полном серьезе попросила меня, когда я буду в церкви, поставить свечку за упокой. Я, естественно, отказалась. Но, вспоминая об этом случае, я до сих пор думаю: где та грань, которую в своей привязанности к братьям нашим меньшим лучше не переступать?

Собака как аксессуар

Домашние питомцы живут с нами так близко, что мы склонны их очеловечивать. И хорошо, если в своей жизни люди отводят животному только роль друга. Далеко не всегда дело этим и ограничивается.

Приобретение щенка неспроста приравнивают к появлению в семье ребенка. В первый год жизни он требует не меньше внимания и причиняет не меньше хлопот. Но иногда собака подменяет и заменяет собой ребенка.

Наверное, неправильно осуждать бабушку, которая на старости лет приютила в своей одинокой квартире безродную Жучку и иногда даже разговаривает с ней. Но правильно ли поступают люди, которые на домашнюю живность не жалеют не только времени, но и немалых денег?

К сожалению, большинство из тех, кто мечтает приобрести суперпородистую и супердорогую породу мини, стремится обзавестись, увы, не четвероногим другом, а шикарным аксессуаром, подчеркивающим состоятельность его владельца. После того как в моду вошли такие породы, как йоркширы и чихуахуа, дамская сумочка уже не мыслится отдельно от карманной собачки, надушенной, причесанной и разодетой не хуже своей хозяйки.

Цены на такие «аксессуары» в среднем по Саратову начинаются от пятнадцати-двадцати тысяч. Причем, за эти деньги вполне можно купить чистопородного, но не имеющего документов, щенка. Спрос диктует свои законы, и собачек, отдаленно напоминающих востребованные покупателями породы, из соображений наживы разводят все кому не лень. Но допустим, что вопрос с приобретением щенка решился. Однако настоящие траты счастливой обладательницы йорка или чиха с покупкой щенка еще только начинаются. Ведь питомцу требуется приобрести собственный мягкий домик – на худой конец, задрапированную подушками лежанку, приодеть, а в холодное время года еще и приобуть, регулярно купать в шампунях специальных фирм, по стоимости сопоставимыми с люксовой косметикой для людей, делать «когтикюр», ухаживать за зубами, водить к психологу и личному стилисту. Кстати, и проживание в комфортабельной гостинице для животных с полным комплексом оказания всех тех услуг, которые постоялец привык получать дома, хотя бы раз в год, но следует включить в смету по содержанию такого друга. Собачий век короткий, и когда он подойдет к концу, безутешному владельцу поможет скрасить горечь утраты ритуал звериных похорон. В Саратове полного набора ритуальных услуг для животных, с перечнем разного вида погребальных принадлежностей, пока еще нет, хотя не исключено, что рано или поздно местечковый бизнес догонит столицу и в этом популярном вопросе. Пока же почившего любимца всей семьи за вполне разумную плату можно кремировать, а прах, при желании, сложить в индивидуальную урну, изготовленную на заказ.

В общем, существованию отдельно взятых питомцев можно только позавидовать. Причем владельцы шикарных котов, породистых хорей и дорогих собачек готовы, не задумываясь, сорить деньгами на их содержание не только потому, что это само по себе приятно и является лишним поводом подчеркнуть собственный высокий социальный статус, а потому, что искренне верят, будто бы без такой заботы их зверушки не смогут прожить и дня. Зачастую у них не находится ни времени, ни желания оказать помощь тем, кто в ней по-настоящему нуждается: тяжелобольным людям, нищим, на худой конец бездомным, голодающим и замерзающим на улицах животным. Чаще они об этом даже не задумываются.

Друг семьи

Есть и другой контингент владельцев, которые тоже безоглядно любят своих животных, но несколько по-иному. Кто-то заводит собаку, кошку, морскую свинку или хомячка, рассчитывая получить в грядущем общении на пять, десять, а то и все двадцать лет некую отдушину. И тогда питомец становится самым близким на свете живым существом, и человек вкладывает в животное все свое нерастраченное душевное тепло.

Обычно такое случается с одинокими или недовольными тем, как сложилась их жизнь, людьми, пенсионерами и бездетными семейными парами. Хотя примеров, когда животное заводят в обычной благополучной семье, тоже избыток.

Ничего предосудительного в очеловечивании четвероногих питомцев вроде бы нет. Почему бы не позволить Чарлику или Соньке, раз уж им удалось стать полноправными членами семьи, спать в хозяйской кровати и есть из тарелки, как и положено, за столом?

Однако среди моих знакомых есть несколько пар, которые могли бы иметь детей – если не своих, то приемных, но предпочли завести собаку. Хотя счастливая семья – это папа, мама, ребенок и только потом уже четвероногий друг.

Какой ребенок не вымаливал у родителей хоть какую-нибудь зверушку, на худой конец попугайчика или черепаху? И это правильно. Взаимодействуя с животными, дети получают свой первый опыт любви и заботы о ком-то. Поэтому в том, что в доме живут животные, о которых заботятся и которых любят, конечно же, нет ничего плохого.

Но только всему в жизни должно быть свое место, и не совсем правильно, если самое первое место для молодого здорового человека вдруг начинает занимать какая-нибудь милая зверушка.

Протоиерей Михаил ВОРОБЬЕВ: «Здесь лежит Трезор…»

Идолопоклонство всегда губительно. Очевидно, что кумир, каким бы он ни был, мешает человеку найти самого себя, лишает его возможности посвятить свою жизнь истинным ценностям, которые не только согревают душу, но и помогают ей измениться в лучшую сторону, избавляясь от гордыни, себялюбия, равнодушия и прочих несовершенств.

Поэтому стремление любой ценой сначала завести редкое животное, а затем превратить его в домашнего идола, не может быть похвальным. К тому же, изъятое из естественной среды обитания животное вряд ли будет чувствовать себя комфортно в золотой клетке. Не следует забывать и о чудовищном бизнесе, связанном с отловом и контрабандой экзотических животных. Гибель и «нечеловеческие» страдания большинства из них – это несомненный грех.

Но существует и другая проблема. В любом городе, даже самом маленьком, найдется «божий одуванчик», умудряющийся держать в обыкновенной городской квартире ораву визжащих, грызущихся, испражняющихся где ни попадя и энергично размножающихся кошек и собак. Ад кромешный!

А чувство негодования, которое охватывает, когда узнаешь, сколько стоит иная симпатичная собачка, длиннохвостый попугай или маленький симпатичный удавчик, конечно, справедливо. В стране тысячи бездомных детей, сотни тысяч нуждающихся в срочном лечении, на которое не хватает денег…

Все это так, но ведь не единым хлебом жив человек… И не одними благочестивыми разговорами питается душа. Ведь и Христос не поддержал намерение одного практичного ученика, который предлагал продать драгоценное, но бесполезное миро, а вырученные деньги, хотя бы частично, раздать нищим!

Смеяться над людьми, которые чрезмерно любят своих домашних питомцев, тратят бешеные деньги на приобретение экзотических животных, водят их к парикмахерам и ставят им надгробные памятники, легко, но неинтересно.

Может быть, лучше всего высмеял их гордыню, мизантропию и духовную пустоту русский писатель А.К. Толстой, написавший веселый водевиль «Фантазия». Фантазией звали болонку – фаворитку старосветской барыни, любившей ее чуть ли не сильнее, чем своих внучек. Приключений с глупой, но симпатичной Фантазией хватило на целую пьесу. И интересно, что бы написал Толстой о нынешних губернаторах, владеющих целыми зоопарками, о любителях аквариумов с пираньями и бассейнов с самыми настоящими нильскими крокодилами?

Нет, не могу я безоговорочно осудить ни владельцев дрессированных сурков, ни любителей крокодилов, ни коллекционеров дорогостоящих скорпионов и новозеландских пауков. Не могу безоговорочно осудить и тех, кто прибегает к появившемуся сейчас рынку так называемых «ритуальных услуг для животных».

Беситься с жиру грешно, и неумеренность, конечно, ни в каком деле не хороша. Но вот лежат же перед зданием краеведческого музея в Пензе несколько любопытных надгробных плит, привезенных умными музейщиками из разоренных дворянских усадьб. «Здесь лежит Трезор», – так начинается эпитафия, начертанная на одной из них. «Фамилия, что ли, такая удивительная?» – спросила моя спутница, когда я прочитал эту первую фразу. Но дальше перечислялись заслуги этого оказавшегося борзой собакой Трезора, который помог хозяину поднять десятки бекасов, куликов и вальдшнепов….

Разве одни только шальные деньги подвигли барина воздвигнуть этот памятник? Разве не чувствуется в словах надгробной надписи трогательной человеческой благодарности меньшому брату? А может быть, и не одной благодарности, но и сострадания?

Войдут ли наши меньшие братья вместе с нами (или без нас!) в Небесное Царство? Священное Писание говорит о спасении людей и прямо ничего об их питомцах не сообщает. Но если верить апостолу Павлу, то войдут, «ибо мы спасены в надежде»!

Есть еще одно косвенное ветхозаветное подтверждение этой надежды. Пророк Исаия, описывая жизнь будущего века, говорит: «Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11, 6–9).

Были же звери в первобытном Эдеме! Может быть, Господь впустит их в грядущую Вечность за то, что мы их едим и согреваемся (да что там согреваемся, тщеславимся!) их шкурами.

А посему не будем осуждать ни владельца приусадебного зоопарка, ни одинокую пенсионерку, находящую свое счастье в заботе о дюжине собак или кошек. Может быть, это своеобразная форма аскезы или даже юродства, напоминание о том, что сострадание, как об этом мечтал Достоевский, должно стать главным и единственным законом человеческой жизни.

А что касается коллекционеров всевозможных экзотов, которые «нормальному» человеку кажутся отвратительными, то, может быть, в этой страсти открывается именно нормальное, правильное отношение к красоте Божьего мира. «Состав земли не знает грязи», – уверяет нас Пастернак. Творец не создал ничего некрасивого, и это лучше всего чувствуют дети.

Любимым развлечением моих сверстников – на рубеже 1960–1970-х не то что компьютеров не было, но и футбольный мяч был не у каждого – было поднимать огромные камни, доставая из-под них всевозможных жуков, мокриц и уховерток, удивляясь разнообразию и своеобразной красоте мира членистоногих и ракообразных…

Так, апостол Павел говорит о том, что человек имеет вину перед природой, которая изменилась вследствие его грехопадения. Тварь стала пищей и источником всяких необходимых человеку вещей из-за того, что человек вследствие греха превратился в хищника. Изгнание Адама из рая стало началом экологической катастрофы, развивающейся сейчас с немыслимым ускорением. Число видов – не отдельных существ, а целых видов, – истребленных человеком, стало уже числом астрономическим.

Ни одно животное, даже человекообразные обезьяны, не несут в себе Образа Божия. В отличие от человека они не являются духовными существами и не способны к богопознанию. Безусловно, это низшие существа и, как вся природа, созданы для человека.

Но Священное Писание вполне определенно говорит о том, что они, как и человек, имеют «душу живую» (Быт. 1, 20), а следовательно, и то, что мы называем ментальными свойствами: интеллект, пусть и зачаточный, память, характер, чувство привязанности к хозяину. И самое главное – они способны страдать. Не менее сильно, чем человек, но куда терпеливее и… обреченнее!

Животные помогают нам стать добрее. Выпуская птичку на Благовещенье, Пушкин радовался, что может хоть одному живому существу даровать свободу.

Вот, сидишь за трапезой, вкушаешь вкусную, хотя и не совсем здоровую пищу, и тут кошка прыгает на колени, или собака начинает подлизываться, чтобы ухватить свой кусочек. Надо бы прогнать, призвать к порядку, ведь домашних животных, как и детей, следует воспитывать в строгости. Но вдруг соображаешь, что если не прогнать, если вот прямо сейчас из рук, почти изо рта дать кусочек, сколько же будет счастья!

А потом понимаешь, что ведь и человека так же легко сделать счастливым: нужно быть только чуточку терпеливее и снисходительнее…

Источник: Взгляд-православие

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Жила-была собака, и все ее любили

Лучшие фото друзей человека у монастырей и храмов

В Белоруссии водитель спас зайчонка на дороге

Зверек не мог запрыгнуть на высокий бордюр и сидел прямо на проезжей части

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!