Тост в честь императора Константина

В день памяти святого равноапостольного царя Константина священник Константин Камышанов написал поздравление своему небесному покровителю.
Священник Константин Камышанов

Священник Константин Камышанов

Есть художники, которые открывают дверь в иной мир красками. Есть те, кто восхищает душу звуками. Ландшафтный архитектор создает картины мазками деревьев, холмов, прудов и водопадов. Композитор Жан-Мишель Жарр пытается рисовать на облаках.

А святой император Константин создал иной мир из солдат, судей, священников, пространства и слова. Невероятная по масштабам инсталляция просуществовала почти 1700 лет. Человек вместо палитры использовал пространство и время. Его холстом стал Pax Romana.

Мало того. Картина оказалась способной к саморазвитию, так что вместо Пакс-Романа родилась Пакс-Христана. Это – как если живописный холст мог бы расти, самосовершенствоваться.

Дух, смелость и романтика Константина узнается из его деяний. Например, он взял и назвал день солнца «воскресением». Ему показалось мало одной Пасхи в году. И он придумал сделать 52 малых Пасхи. Может быть, он бы и желал сделать каждый день Пасхой. Или, возможно, сам проживал каждый день как Пасху. Но понимал, что не может требовать того же от других, и ограничился пасхой еженедельной.

Он понимал, что человек, живя в этом мире, обречен на труды и болезни. Все мы чем-то опечалены и обременены. Но он разорвал круг забот. Сбросил с человека груз земной юдоли на один день в неделю. Сколько в этом поступке оптимизма и жалости к людям. Сколько в нем веры, знающей, что несмотря ни на что, Бог всегда рядом с нами. Господь ежедневно мечтает быть рядом, но мы за заботами приближаем Его только в дни горя. Император заставил людей радоваться вместе с Богом.

Заставить радоваться плохо. Если человек не любит Бога, то он еще больше обозлится. Да и Бог с ним. Не хочешь жить счастливо – да и не живи. Сиди дома и злись)))

А если человек желает видеть Его всегда и везде, но по слабости у него это не получается, то будет рад возможности повидаться с Господом, благодаря воле, настойчивости и силе императора. Хорошо, когда у народа есть такой мудрый и светлый правитель.

Конечно, в меру времени, он был жесток. Он воевал. Он теснил врага. Его поступки иногда кажутся жестокостью. Но ведь и врач иногда немилосердно режет больного ножом и нещадно сверлит ему зубы, для его же блага. И нет такого врача, который бы лечил инсульт самогоном, а больные зубы конфетами.

Увы. Врачи очень нетолерантны к нашей боли, времени и настроению.

Небесное творчество императоров осложнено их положением. Его заглушает сладость богатства. Ему противится дурь самодержавия. Его губит лесть и обожение.

Римляне – люди свободолюбивые, сильные, смелые, гордые и умные. Трудно представить то, как они добровольно приняли на себя роль рабов в деле почитания Цезаря. Рабы восточных сатрапий вынуждены поклоняться деспоту из-за страха смерти, побоев и унижения. Римляне на это бы никогда не повелись.

Они искренне считали императора аватаром Бога. Они совершенно свободно полагали в нем избранничество и харизму, внушенную самим небом. В самом деле, император не такой, как мы. Он явный избранник неба. Его наемник. Его слуга. И Его таинник. Плохо, когда цезарь, как Нерон или как Люций Вер (Люцифер), халтурит на своем рабочем месте и вместо Бога служит своим порокам. Но в норме место императора угодно Богу, как предстоятеля за народ.

Не будет же Бог обсуждать устройство Вселенной и судьбы мира с каждым шофером или на приятной грузинской пирушке. Ему нужен тот, кто Его слышит лучше всех, и тот, кто сможет Божие слово внушить каждому шоферу, медсестре и кабинету министров.

Однажды к императору Константину пришли языческие жрецы и просили права воздвигнуть в его честь… храм! Как может христианин позволить себе такое. Конечно, в это время он не был крещен, но всё же. Он, например, некрещеным участвовал в первом Вселенском соборе и там инициировал ряд определений Символа веры и иных богословских аксиом. Он не мог не давать себе отчет в том, что нельзя позволять строить храм в свою честь. Однако…

В советское время к моей жене обратился один богослов и попросил ее написать иконы Елизаветы Федоровны. А она еще не была прославлена во святых. Жена его спрашивает:

– Как же так можно написать, без церковного прославления?

– А вот когда прославят, то у нас у первых будет ее икона. И эта икона будет первой во всей России, – отвечал ученый человек.

Так и вышло.

Промыслительно император что-то знал о себе и своем месте под солнцем и у Бога. Язычники построили храм, а когда императора прославили, то этот храм не нужно было перепосвящать. И язычники, и цезарь как-то умели видеть будущее и знать волю Бога. И все они знали нечто такое, что не знаем мы.

Из этого следует, что творчество императора и его заслуги не только в том, что он самый талантливый и масштабный художник, но и в том, что он, осознавая свое место под Богом, позволяет Ему избрать себя кисточкой. Бог императором рисует как карандашом на холсте вечности.

Император может дурачиться и считать, что этот мир создан для его капризов и его власти. Он может, как поздние французские короли и некоторые наши цари, быть даже аморальным. Но тогда он из императора превращается в деспота.

Чтобы быть рукой Господа, нужно знать Бога. Нужно любить Бога и нужно признавать власть Бога. Как это происходит – тайна души цезаря.

Но мы по его косвенным деяниям можем судить о святом Константине как о богослове. И неизвестно, как Бог дал ему такую мудрость. Мы можем судить о нем, как о создателе нового мира. И неизвестно, как он сподобился увидеть свое место в этом мире в перспективе тысячелетий. По его желанию изменить Рим от закона к любви мы можем судить о том, что он сам как-то дорос до любви к Богу и людям. И теперь мы никогда не узнаем, как созрела в его душе эта любовь и святость, тем более удивительные в его жестокий век и в его положении сильнейшего человека мира.

Сегодня день памяти императора и его святой матери. Множество друзей поздравило меня с этим радостным днем тезоименитства. Они желали мне быть осколком зеркала славы и святости великого Константина. Желали строить больше храмов и большего участия в мистической жизни Церкви.

Но мне захотелось поздравить самого императора. Я решил написать ему это поздравление. Мне кажется, что он, взирая на мой тост, улыбается. И эту улыбку я могу расценивать как его подарок и благословение.

Что им, небожителям, пространство и время? Они имеют жизнь вечную и легкое тело, позволяющее им летать и гулять, где им вздумается. Они легко слышат наши молитвы, но не в состоянии слышать шум нашего зла.

Святой тезка, император Константин, благослови меня и напомни лишний раз обо мне нашему любимому Христу!

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
10 фактов о святых Константине и Елене

Об этих святых сложено немало легенд, но не все из них достоверны. Попробуем отделить факты от…

Личная трагедия императора Константина

Константин, император, стоял, встречая епископов-исповедников, пострадавших за Христа, здороваясь с ними лично и лобызая. Это было…