Царь и Матильда

|
Епископ Тихон Шевкунов и режиссер Алексей Учитель об исторической правде и художественном вымысле
Анонсом самых ожидаемых премьер, в присутствии первых лиц государства, в Мариинском театре торжественно закрывался Год кино.

Председатель союза кинематографистов с усталой мудростью говорил, что правда без любви есть ложь. На экране мелькали и кадры из фильма режиссера Алексея Учителя “Матильда”, официальная премьера которого заявлена на март 2017 года.

 Фильм пока никто не видел, но про скандал, разразившийся этой осенью, слышали практически все. Двухминутный трейлер “главного исторического блокбастера” уже собрал на YouTube четверть миллиона просмотров и заявления в прокуратуру обиженных в своих чувствах граждан.

Император Николай Второй и прима Императорских театров Матильда Кшесинская после коронации, действительно, больше не встречались. Но любовь цесаревича и знаменитой балерины – это не только сюжет блокбастера, но и факт биографический.

Как сейчас высказаться на острие бритвы, не поранив своего оппонента?

Где право художника на вымысел, а где его ответственность перед исторической правдой? Великие поэмы Александра Сергеевича Пушкина, включая “Бориса Годунова”, не говоря уже о напрасно обвиненном в убийстве Моцарта Сальери, могли бы давно быть запрещены любым следственным комитетом. Но искусство, к счастью, идет по другому ведомству.

В чьих руках тут пограничный маркер? Невежественного пикета? Просвещенного эксперта? Внутреннего цензора? Художественного совета?

А может – это публичное поле для общественной дискуссии, в которой оппоненты не забрасывают друг друга гранатами из враждующих окопов. Где иная точка зрения включает и непременное уважение к инакомыслию?

Как сейчас высказаться на острие бритвы, не поранив своего оппонента?

…Говорят, когда судили Бродского за тунеядство, Анна Ахматова заметила с иронией, смешанной с завистью: “Какую биографию делают нашему рыжему! Как будто он кого-то нанял”.

Какую кассу сделает будущему фильму резонансный скандал вокруг фильма – время покажет. Учителю с большой буквы хочется верить.

И несвятые святые будут в этом же кинотеатре…

Сегодня “Российская газета” идет, в общем-то, на беспрецедентный шаг.

Две ключевые фигуры в резонансном общественном споре излагают свои точки зрения без единой купюры. Епископу Тихону Шевкунову оппонирует редактор отдела общества Елена Яковлева, режиссеру Алексею Учителю – редактор отдела культуры Игорь Вирабов.

Читайте, решайте сами, смотреть или не смотреть.

Вымысел и обман

Текст: Елена Яковлева

Епископ Егорьевский Тихон: Почему столетие переворота наше киноискусство отмечает фильмом “Матильда”?. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Одной из самых громких кинопремьер будущего года обещает стать фильм “Матильда” Алексея Учителя. И одной из самых острых тоже. К депутатам и в министерство культуры идут письма с требованием не показывать фильм, снова по неизбывной советской привычке роняющий в грязь образ последнего русского императора. Многих испугал трейлер будущего фильма, презентующий его как жгучую мелодраму. Обоснованность этих реакций комментирует член президентского Совета по культуре и искусству, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов).

Алексей Учитель – замечательный режиссер, художник, не поделочник, это доказано и его фильмами, и кинонаградами, выбрал для своего нового фильма сюжет любви последнего российского императора к балерине Матильде Кшесинской. Настоящий художник свободен выбирать любой сюжет…

Епископ Тихон: Кто же дерзнет это оспорить? Разумеется, художник свободен выбирать любой исторический сюжет. Неблагодарное занятие обсуждать еще не вышедший фильм.

Но копья из-за него ломают уже сегодня.

Епископ Тихон: Немудрено: фильм выходит на экраны в начале весны 2017 года, ровно в столетнюю годовщину февральского переворота 1917-го. Отсюда и особый интерес. Наступающий год неумолимо поставит нас перед необходимостью осмысления грандиозной цивилизационной катастрофы, произошедшей в России сто лет назад. Совершившиеся тогда события решительным образом отразились на жизни практически всех людей, живших в Российской империи, в Советском Союзе, повлияли на судьбы всего мира. Ученые, политики, религиозные и общественные деятели будут искать ответы на множество вопросов, связанных с этой датой. Та же задача встанет и перед искусством. Театр, живопись, музыка – все они будут призваны внести свой вклад в художественное, образное осмысление причин и последствий русской трагедии. Не останется, как мы видим сегодня, в стороне и кинематограф. В столь символическую годовщину российское киноискусство будет представлено фильмом “Матильда”, единственным, во всяком случае из анонсированных игровых, на эту тему. Дата премьеры выбрана заранее и, конечно же, не случайно – март 2017 года: ровно столетие переворота и отречения Николая II.

Объятия с Матильдой, объятия с Александрой… Что это – авторское видение? Нет – клевета на реальных людей

Не разгорается ли вокруг “Матильды” преждевременный конфликт?

Епископ Тихон: Готовясь к нашей встрече, я просмотрел материалы дискуссии. Вот что говорит сам режиссер фильма Алексей Учитель: “Обсуждают и делают какие-то заявления и пишут в прокуратуру на то, что ничего и никто не видел, ни одного кадра. Поэтому когда люди что-то пытаются высказать, они должны иметь предмет разговора, а его не существует”. Но на самом деле это не так. Несколько месяцев назад создателями “Матильды” был выставлен в интернет трейлер фильма, и любой желающий может легко увидеть не просто “один кадр”, а просмотреть несколько отрывков из самых ключевых сцен будущего фильма. Так что предмет для разговора вполне имеется. Имеется и другой важнейший предмет по этой теме – реальная история взаимоотношений цесаревича Николая Александровича и Матильды Кшесинской.

Какие источники, в том числе документальные, могут поведать нам об этой истории?

Епископ Тихон: Письма и дневниковые записи, воспоминания, отчеты фискальных служб. Наследник и Матильда Кшесинская познакомились в 1890 году на выпуске балетного училища. Ему было чуть больше двадцати, ей 18. Девушка влюбляется в цесаревича, а он готов увлечься ею, хотя бы чтобы развеять печаль от категорического отказа отца: император Александр III запретил наследнику и думать о женитьбе на юной немецкой принцессе Аликс, которую Николай полюбил, когда она год назад гостила в России. Вначале знакомство цесаревича и Кшесинской продолжается мимолетно: они встречаются то на улице, то в театре. Потом Николай уплывает в долгое кругосветное путешествие, а вернувшись, встречается с Матильдой, и их чувства вспыхивают вновь. Николай называл их “самыми светлыми” страницами своей юности. Но уже к 1893 году эти отношения становятся более спокойными, они встречаются все реже. А когда девушка, на которой на самом деле мечтал жениться наследник, дармштадтская принцесса Алиса, согласилась на брак, а император Александр III все же дал на него согласие, Николай искренне рассказал об этом Матильде. В 1894 году все отношения между Николаем и Матильдой были прекращены. Навсегда. Хотя он по-прежнему относился к Кшесинской очень тепло. Они остались друзьями, и ни одна из сторон не делала трагедии из расставания. Договорились, что она будет называть его и на “ты”, и Ники. Он всячески помогал ей, но они никогда больше не встречались наедине. Наследник счел своим долгом рассказать невесте о Матильде. Есть письмо Аликс своему жениху, где она пишет: “Я люблю тебя даже сильнее с тех пор, как ты рассказал мне эту историю. Твое доверие так глубоко трогает меня… Смогу ли я быть его достойной?” Любовь последнего русского императора Николая Александровича и императрицы Александры Федоровны, поразительная по глубине чувств, верности и нежности, продолжалась на земле до их последнего мученического часа в Ипатьевском доме в июле 1918 года. Вот, собственно, и вся история.

И, наверное, нет ничего плохого в том, что талантливый режиссер расскажет о ней в своем фильме.

Цесаревич Николай Александрович с невестой принцессой Гессенской Алисой. Кобург. 20 апреля 1894 года.. Фото: РИА Новости

Епископ Тихон:Хорошо, если бы это было так. Фильм Алексея Учителя претендует на историчность, а трейлер озаглавлен ни больше ни меньше как “Главный исторический блокбастер года”. Но после его просмотра я, честно признаюсь, не могу понять: зачем авторы сделали это именно так? Зачем дотрагиваться до этой темы вот таким образом? Зачем они заставляют зрителя поверить в историчность напридуманных ими душераздирающих сцен “любовного треугольника”, в которых Николай и до, и после женитьбы мелодраматически мечется между Матильдой и Александрой. Зачем императрица Александра Федоровна изображена демонической фурией, идущей с ножом (я не шучу!) на свою соперницу? Мстительная, завистливая Александра Федоровна, несчастная, чудная, великолепная Матильда, слабовольный Николай, бросающийся то к той, то к другой. Объятия с Матильдой, объятия с Александрой… Что это – авторское видение? Нет – клевета на реальных людей. Но и это еще не все. Зачем выдумывать обморок Николая во время коронации с картинно слетевшей с венценосной головы короной? Такой вот “тонкий” намек на будущие потрясения? Зачем заставлять Александра III произносить совершенно бредовую, особенно в его устах, сентенцию о том, что он единственный из Романовых, который не жил с балеринами? На кого рассчитан выплывающий на экран слоган трейлера: “Любовь, изменившая Россию”? На полных идиотов? Зачем, кому они хотят заморочить голову еще одним шедевральным слоганом: “Тайна дома Романовых”? Какая еще тайна? Об отношениях наследника и Кшесинской знал весь светский Петербург. Столетие крушения династии надо непременно встречать душераздирающей голливудской мелодрамой? И тут кстати любовный треугольник с откровенными сценами? При том, что немалая часть наших зрителей будет воспринимать фильм, выпущенный в год столетия революционных потрясений, как реальную историю России. А главное, чего невозможно уразуметь: неужели авторы не понимают, что все эти пошлые фальсификации неизбежно будут изобличены, фильму не помогут ни мастерски снятые зрелищные сцены, ни дорогие декорации и костюмы, ни зарубежные актеры. Или все же правы те, кто говорит: ничего личного, просто бизнес. Не хочется так думать.

Но фильма все-таки пока нет…

Епископ Тихон: Фильм не вышел, и любые возражения против него легко сдержать напоминанием устыжающей фразы: “Я Пастернака не читал, но осуждаю”. Но разве трейлер как авторская аннотация фильма не может насторожить любого человека, знакомого с русской историей? Я уж не говорю о том, насколько это настораживает православных людей, для которых Николай II и его семья – святые мученики.

Но государь прославлен не за каждую сцену своей жизни – за мученическую кончину.

Епископ Тихон: Да, он прославлен за тот путь, который прошел, начиная с 1917 года. А это был крестный путь – с пятью детьми, женой и с несколькими близкими. Именно за его мужественное исповедничество, за то, каким христианином он оставался в последние полтора года жизни, его прославили в Церкви.

И что же, Церковь будет требовать запрета фильма?

Епископ Тихон: Уверен, что это абсолютно тупиковый и неверный путь. Не требования запретов, а предупреждение о правде и неправде – вот цель, которую можно и должно ставить в связи с предстоящим широким показом фильма. Если фильм будет соответствовать трейлеру, достаточно будет того, чтобы просто широко рассказать о реально бывшей истории. Собственно, что мы сейчас и делаем. А дальше зритель будет решать сам.

Владыка, но вы же учились во ВГИКе и понимаете, что хороший фильм невозможен без драмы. И разве у художника нет права на художественный вымысел?

Епископ Тихон: Но не на умышленное искажение. В историческом романе “вымысел не есть обман”, убеждал еще Окуджава. В художественном произведении об исторических личностях, безусловно, необходим авторский вымысел, художественная, драматургическая реконструкция событий. Но если художник не лишен элементарной нравственной ответственности, он не будет выходить за рамки исторической достоверности и никогда не превратит историю в ее противоположность. Сознательное искажение истории – это либо обман, либо пропаганда.

Даже если автор оговаривает: это мой художественный вымысел на основе истории?

Епископ Тихон: На основе истории, а не вразрез, не наперекор ей. Весь вопрос во вкусе и в таланте. Конечно, можно взять исторические персонажи и заставить их делать все, что автору заблагорассудится. Кутузов в экранизации “Войны и мира” может сдать не только Москву, но и Санкт-Петербург. А Пугачев в фильме по “Капитанской дочке” сделаться любовником Екатерины. Только к искусству это не имеет отношения. Либо называется особым жанром – фэнтези. Тогда фильм надо так и обозначать.

Запреты фильмов – абсолютно тупиковый и неверный путь. Предупреждение о правде и неправде, вот что важно…

Вы говорили об этом Алексею Учителю?

Епископ Тихон: Да, разговаривал с ним по телефону. Сказал ровно то же, что и вам.

И что он ответил?

Епископ Тихон: Что трейлер и даже сценарий – это еще не фильм. В этом смысле он прав.

Вы читали сценарий?

Епископ Тихон: Режиссер передал мне сценарий для чтения, но я пообещал ему воздержаться от комментариев сценария.

Судя по всему, ваша позиция не изменилась после знакомства со сценарием?

Епископ Тихон: Я не буду комментировать сценарий.

Когда “Матильда” сериалом выйдет на экраны, может быть, стоит сопровождать каждую серию документальным фильмом, возвращающим историческое сознание зрителя к верному восприятию?

Епископ Тихон: Не очень представляю себе это. Думаю, достаточно, чтобы люди узнали о достоверной истории.

Я вчера пересмотрела много документальных фильмов о наследнике и Кшесинской – совершенно отвратных по тону и настойчиво убеждающих в том, что роман продолжался и в браке государя. С комментариями эзотериков, сомнительных психологов и прочих. И никто не одергивает желтые телеканалы за паскудность, а к несомненному художнику мы почему-то спешим предъявить претензии.

Епископ Тихон: Псевдодокументальные поделки не имеют большого влияния на умы и души людей, к ним не привлечено столько внимания. Другое дело большой художественный сериал.

В фильме играет внешне великолепная польская актриса, замечательный немецкий режиссер Томас Остермайер и актер его известного театра “Шаубюне” Ларс Эйдингер. То есть у фильма кроме хорошего режиссера был состоятельный продюсер.

Епископ Тихон: Фильм рассчитан не только на отечественного зрителя, но и на международный прокат. Он делался по общемировым, глобалистическим, голливудским “законам жанра”. Думаю, что с чисто зрелищной точки зрения это будет эффектная, помпезная картина.

Государственный Эрмитаж за последние 20 лет провел за границей много выставок, посвященных русским государям. Михаил Пиотровский считает, что этим удалось во многом переменить взгляды европейского истеблишмента на русских царей. Их уже видят не через анекдоты о любовниках Екатерины, а как людей высокой культуры, с прекрасным вкусом, исторической мощью. На фоне таких усилий было бы жаль снова явить миру образ Николая II через любовный треугольник…

Епископ Тихон: Николай II как никто другой на протяжении ста последних лет был дискредитирован и оболган. Люди на бытовом уровне к этому привыкли. И подспудно готовы принять новый фильм про совершенно ничтожного, развратного, изменяющего своему слову, не знающего чести и верности последнего царя. Но все это опять в старую корзину – странное государство, странный народ, странные цари. Жаль.

Но все же фильм еще не вышел.

Епископ Тихон: Мы с этого и начали разговор. Неблагодарное дело обсуждать еще не вышедшей фильм. Я не понаслышке знаю, что такое делать кино. Это огромный труд множества людей, и в первую очередь режиссера. И тем более обидно, когда в основу замысла изначально ложится сюжет, который иначе как исторической безвкусицей назвать нельзя.

В последнее время постоянно звучат упреки в адрес Церкви, что она требует запретить тот или иной спектакль или фильм, ссылаясь на протесты по поводу оскорбления религиозных чувств. Известные актеры и режиссеры видят в этом нарушение свободы творчества.

Епископ Тихон: Активисты оскорблены. Режиссеры возмущены. Пресса предупреждает общество о новых фактах вмешательства Русской православной церкви в сферу свободы творчества. Прогрессивное общество негодует. На президентском Cовете по культуре и искусству поднимают вопрос цензуры… Просто драма какая-то. Посильнее “Фауста” Гете. Так и хочется сказать: занавес!

Только на самом деле в этом спектакле не все так просто.

Действительно, были обращения против показа в Омске известной рок-оперы. Но с этими протестами выступала не Русская православная церковь, а одно из многих тысяч общественных объединений, союзов, братств, действующих сегодня в нашей стране. Группа православных активистов требует снять этот спектакль, кажется, во всех городах, куда питерский театр оперы приезжает на гастроли. Недавно подобные обращения были, к примеру, в Тобольске. Их рассмотрели и не удовлетворили. Тобольская епархия при этом никакого отношения к требованиям отмены спектакля не имела. А в Омске с митрополией, по словам продюсера, показ спектакля и подавно был согласован. Во всяком случае официальный представитель епархии заявил следующее: “Не дело епархии регулировать репертуарную политику того или иного театра. Я только знаю, что духовник исполнителя главной роли благословил его на это еще 30 лет назад”. Председатель отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда после начала шумихи в СМИ через все информационные агентства сообщил, что Церковь не поддерживает требования об изъятии спектакля из репертуара театров. А продюсеры известили, что спектакль в Омске был отменен, поскольку билеты на него были куплены в количестве всего немногим более сорока на тысячный зал. В прошлом же году, рассказали они, этот же спектакль был показан здесь же, в Омске, хотя и тогда были обращения граждан с просьбой об отмене представления. Но билеты разошлись и спектакль состоялся.

Все это известные факты. Но повсюду раздается лишь одно: РПЦ требует снять спектакль и добивается своего.

Недавно один священник из Армавира, вспомнив о редактуре Василия Жуковского пушкинской сказки о Балде, где поп был заменен на купца, издал в армавирской типографии брошюрку с купцом и без попа тиражом в четыре тысячи экземпляров. И тут же в десятках СМИ, в том числе центральных, появились заголовки: “РПЦ редактирует Пушкина!”. И несмотря на то, что глава издательского совета РПЦ митрополит Калужский и Боровский Климент также через все информагентства заявил, что в данном случае это личная инициатива отдельного священника и что классику менять и редактировать нельзя даже с самыми благими целями, журналистские утверждения о том, что Церковь дошла до полного маразма, так что и Пушкина переиначивает, радостно пестрят и доселе. Вот такая у нас многосерийная драма. Очевидно, что ее авторам она весьма нравится. Находятся и восторженные зрители. Так что без сомнения – продолжение следует. Но мы к этому давно привыкли, так что, как говорится, флаг в руки! Что же касается фильма, то уверен, скорее всего отдельные лица и группы, в том числе и православные, будут требовать его запрета. Сразу скажу: мы с уважением и пониманием относимся к их позиции. И будем призывать ее учитывать. Но, еще раз повторюсь, считаю путь запретов тупиковым. Дело Церкви запрещать и разрешать, когда это необходимо, в духовном мире. Но не в светском. В том числе ни в театральном, ни в кинематографическом. Но это не значит, что мы не будем открыто высказывать свои убеждения.

А “Тангейзер”? Ведь там был протест официальной Церкви – Новосибирской митрополии.

Епископ Тихон: И не только протест, но и судебное дело было возбуждено по иску Новосибирской митрополии о новаторской вариации на тему Вагнера. В постановке, сколько бы некоторые театральные критики ни морочили нам головы, единственной “художественной находкой”, целью и центром внимания было кощунство над образом Христа. Состоялись общественные слушания, затем Новосибирская митрополия подала в суд в полном соответствии с законом. И суд этот проиграла.

Но спектакль был снят.

Епископ Тихон: Это тяжелое, неприятное и беспрецедентное решение министерства культуры следует оценить в контексте разразившийся позднее кровавой трагедии Шарли Эбдо. Как показала жизнь, это решение оказалось правильной и необходимой профилактикой от безответственных и крайне опасных, особенно в условиях нашей многонациональной и полирелигиозной страны, публичных экспериментов-провокаций, которые кому-то угодно называть творчеством.

Большие страхи маленькой Матильды

Текст: Игорь Вирабов

Режиссер Алексей Учитель: Пошлости не может быть – гарантирую. Мы брались за серьезное произведение во всех смыслах. Фото: Сергей Бобылев/ ТАСС

История с новым фильмом Алексея Учителя “Матильда” свалилась на голову неожиданно. Собственно, фильма еще нет, его никто не видел – он выйдет на экраны через несколько месяцев. Но кто-то уже хочет привлечь его по всей такой-то строгости. За что? За то, что в фильме что-то не то.

Сюжет нового фильма связан с императором Николаем II и балериной Матильдой Кшесинской. Что есть историческая правда? Что есть правда художественная? И как, в конце-то концов, быть с Пушкиным: Сальери Моцарта не отравил, и итальянские потомки не так давно грозились “наше все” привлечь к суду. Неужто пора?.. Словом, было нам о чем поговорить с Алексеем Учителем

Почему вы взялись за этот фильм? Увлеклись судьбой балерины? Но вы уже снимали “Манию Жизели” с Галиной Тюниной о балерине Ольге Спесивцевой.

Алексей Учитель: История довольно длинная. Началось все с Владимира Винокура – он предложил мне сделать фильм именно о Матильде Кшесинской. Его Фонд в поддержку культуры и искусства как раз связан с балетом, дочь Анастасия танцует в Большом, жена Тамара Первакова в прошлом балерина, и, как я понял, инициатором картины была она. И когда мне показали сценарий, написанный Андреем Геласимовым, я сказал, что просто экранизировать биографию Матильды Кшесинской мне  не так интересно.

Предложил написать новый сценарий, который будет сосредоточен на фигуре Николая II, –  мне казалось, что этот человек, со всеми его противоречиями, не всегда правильно понят у нас… Новый сценарий назвали “Матильда”. Он охватывает несколько лет до коронации Николая II, которой, собственно, наша картина и заканчивается.

А новый сценарий написал…

Алексей Учитель: …замечательный писатель Александр Терехов. Он во многом задал тональность будущего фильма. В таких фильмах всегда непросто – какова мера фантазии. Как и все игровые фильмы, эта картина, безусловно, невозможна без соединения исторических фактов и художественного вымысла.

Как их соединить? Ругать меня будут как раз присматриваясь, так ли он влюблен, так ли он целуется? А мы как раз показываем человека живого, с непосредственными чувствами, что же в этом плохого?

Что значит “будут” – вас ведь уже ругают. Кто-то даже утверждает, что в фильме “историческая ложь”.

Я считаю, что “кровавый” и “безвольный” – не самые справедливые характеристики Николая II

Алексей Учитель: В чем она, эта “ложь”? Знаете, недавно была любопытная дискуссия на телеканале “Россия 1”:  что такое художественный фильм? Скажем, фильм Эйзенштейна “Октябрь” – штурм Зимнего дворца воспринимается зрителями уже как документальная хроника. Старые фильмы про Петра Первого, про Ивана Грозного – в голове у зрителя остается впечатление, что все так и было. А на самом деле режиссеры, создатели фильмов, привносили очень много своего.

Картина у вас масштабная, так что вам-то пришлось привнести множество уникальных декораций и роскошных костюмов…

Алексей Учитель: Да, не хочу хвастаться, но сегодняшний российский кинематограф не совсем привык к таким масштабным съемкам. Горжусь нашими художниками. Как ни удивительно, даже в Европе мы не нашли такого павильона, который подходил бы по размерам для строительства декорации Успенского собора Кремля – необходимого для съемок эпизода коронации Николая II, одного из ключевых в нашем фильме. Нашли такое помещение на бывшем военном заводе в Петербурге. Поразительно, но люди, даже случайные, заглядывая туда, начинали креститься. Внутри абсолютная иллюзия, что ты в храме.

Хотя отойдешь чуть в сторону – увидишь заднюю стенку из фанеры. Но рабочие, когда мы начали разбирать декорации, отказывались: как поднять руку на храм?! Это действительно магия искусства.

Зачем такие трудности – вам же разрешили съемки в Кремле, в том же Успенском соборе?

Алексей Учитель: Это было сложно, нам давали три дня для съемок, но представьте – массовка 500 человек, огромная группа, трех дней для задуманного было физически мало. Кремль, пропускная система, у нас тонны техники. Представьте себе: массовку привозили в 6 утра, и только через семь-восемь часов, к двум часам дня мы выходили на площадку с актерами. Надо было подготовить пятьсот человек, все в исторических костюмах, в эпизоде должно быть очень много священнослужителей, участников коронации, всем надо наклеить бороды, усы, загримировать.

Вам помогали консультанты, служители церкви?

Алексей Учитель: Да, у нас было несколько консультантов по разным направлениям – и по истории, и по церковным ритуалам.

Массовых сцен в фильме много – сложно было выбрать среди желающих сняться?

Алексей Учитель: К массовке я отношусь очень серьезно, а здесь к нам приходило пол-Петербурга, разных возрастов, сотнями. Нужны были персонажи типажные, с бородой… Особенно внимательно подбирали священнослужителей.

А балерины в очередь не выстраивались? Правда, что Диана Вишнева хотела сняться в роли Кшесинской?

Алексей Учитель: Считаю Диану Вишневу лучшей балериной и в нашей стране, и за рубежом. Просто это разные вещи – замечательно станцевать или сыграть драматическую роль… Пробовалось больше 300 актрис. Мы вынуждены были войти в съемки и первые две недели снимать сцены, не связанные с Кшесинской. Надеялся на чудо – и оно случилось. Приехала польская актриса, ей 23 года – и Кшесинской в начале нашего фильма тоже 23. Как раз снимали в декорации Успенского собора, и был замечательный немецкий актер Ларс Эйдингер, который у нас играет Николая II, – мы попробовали, переглянулись с ним, и… Михалина Ольшанска мгновенно была утверждена.

Не ждете вопросов: как же так, фильм о переломном времени российской истории, а главные роли вы отдали польской актрисе и немцу из театра “Шаубюне”?

Алексей Учитель: У нас даже два актера из “Шаубюне”. Кроме Эйдингера еще Луиза Вольфрам играет Аликс, будущую императрицу Александру Федоровну, но она и должна быть немкой. Я не ставил себе целью найти специально немецкого актера на роль Николая II. Режиссер – любой, в Голливуде, в Европе или у нас, в кино или театре – набирает актерский ансамбль. Не отдельных звезд. Важно, чтобы между актерами происходила какая-то химия, слияние.

Тот же Томас Остермайер, руководитель театра “Шаубюне”, ставит спектакли с русскими актерами, и никто в этом не видит греха. Ларс Эйдингер должен был играть немецкого врача, доктора Фишеля. Приехал к нам на пробу костюма и грима, и я увидел в гримерке человека не просто похожего, а очень похожего на Николая II. Он блестящий актер, “Гамлет”, “Ричард III”, в которых он играет, – фантастические спектакли…

Хотя надежды, что Ларс заговорит на русском, снимаясь у нас много месяцев, не оправдались, акцент остался, и нам пришлось переозвучивать его. Так что голос все-таки будет российского актера, не скажу, кого, но одного из лучших.

Известно, что будущий император Николай II общался с Кшесинской с 1890 по 1894 год. “Малютка Кшесинская положительно меня занимает”, – писал в своем дневнике. Малютка тоже признавалась: “влюбилась в Наследника с первой нашей встречи”. После венчания Николая с Аликс их встречи прекратились. Но ходят слухи, что вы бросили тень на примерного семьянина: сняли фильм про любовный треугольник, а треугольника не было.

Алексей Учитель: Слухи сильно преувеличены. Да, у него была невеста, тем не менее он был очень увлечен Матильдой Кшесинской до свадьбы. А после свадьбы – и у нас по фильму – они уже не общались. Они могли видеть друг друга, но никаких взаимоотношений уже не было. Наоборот, после свадьбы он для себя эту историю отрезал. Это факты истории. Какой любовный треугольник? Нет его и у нас.

В трейлере фильма есть слоган: “Любовь, изменившая Россию”. И в слогане кому-то померещилось: вы сводите трагедию страны к любовной интрижке.

Алексей Учитель: Кому померещилось? Некие две организации, о которых прежде никто не слышал, потребовали от прокуратуры проверить нас. Прокуратура проверила, ответила, что с точки зрения закона у нас все в порядке. Это какие-то организации-однодневки, они очень пафосно себя называют, но письма их, которые нам показали в прокуратуре, почему-то все с одинаковым текстом, написаны все под копирку. На “России 24” серьезный обозреватель в рубрике “Реплика” рассказал, что ему удалось узнать об этих организациях. Одна нигде не зарегистрирована, в ней 4 человека. А в другой, кроме председателя, никого нет.

Что касается трейлера, это произведение, которое делает прокатчик. Я не открещиваюсь, к тому же он сделан неплохо. До выхода фильма в прокат будет еще три трейлера. Да, есть один поцелуй – и что, это провокация? С точки зрения откровенных сцен у нас картина для детсада. Пошлости не может быть – гарантирую. Мы брались за серьезное произведение во всех смыслах. Плюс к иностранным актерам у нас участвуют лучшие российские. Гармаш, Миронов, Дапкунайте, молодые Данила Козловский, Григорий Добрыгин – если бы они увидели в сценарии пошлятину, послали бы меня, и правильно сделали. А эта любовь действительно могла изменить Россию. Наследник, который преодолевал себя и должен был сделать мучительный выбор…

В истории семьи Романовых такой выбор возникал не раз. Дедушка Николая II, Александр II, женившись, имел фактически вторую семью с Екатериной Долгорукой – это и секретом не было…

Алексей Учитель: В том же трейлере кто-то услышал фразу, когда Александр III говорит сыну что-то вроде: “Я единственный из императоров, который не спал с балериной”. Но, во-первых, это вырвано из контекста, во-вторых, он говорит это в шутку. И в-третьих, не так уж далеко от истины: пусть не балерина, а кто-то еще. Хотя история у дедушки Николая II сложилась трагически.

По-вашему, история с маленькой балериной Кшесинской могла серьезно повлиять на судьбу России? Если бы Александр III прожил дольше, если бы вдруг согласился на морганатический брак, и Николай отказался от короны? Если бы он не спешил так со свадьбой – даже траур по отцу сократил на два дня?Сплошные “если бы”…

Алексей Учитель: Дело не просто в фактах личной жизни… Кстати, когда я делал фильм “Дневник его жены”, объективно имевший большой успех, я тоже слышал: зачем мы копаемся в грязном белье?! Но как же так, если Иван Алексеевич Бунин, будучи уже шестидесятилетним, влюбляется в молодую поэтессу Кузнецову, и это переворачивает его жизнь, в семье происходят драматические события, а ведь на этом фоне возникают те же его “Темные аллеи”. Почему же эти тайны писательского сознания не интересны?

У Тарковского во время съемок “Андрея Рублева” были такие идеи: оставить в кадре одного из персонажей с “Беломором” в зубах. И всадников Орды на фоне мелькающих ЛЭП. Но его и без этого хулиганского маньеризма со всех сторон обругали за исторические несоответствия – а фильм остался шедевром мирового кино.

Алексей Учитель: Думаю, мы не можем врать в каких-то основополагающих вещах. Вот есть свадьба, она была до коронации. Есть крушение царского поезда, когда погибло много людей, а царская семья не пострадала, и Александр III сумел, будучи физически могучим человеком, удержать крышу вагона, чтобы выбралась вся семья. Это спасло их, но, к сожалению, ускорило его смерть: через несколько лет он скончался… Но при этом мы можем создать, например, офицера Воронцова, которого у нас играет Даня Козловский, – его персонаж безумно влюблен в Кшесинскую. Да, это отчасти придуманный персонаж: был английский офицер, безумно влюбленный в Кшесинскую, бросивший свою невесту и пытавшийся повеситься. Все это помогает драматургии, завязке и развязке… Вот как вы думаете, могла балерина Кшесинская появиться на коронации или нет?..

Однажды Александр III после показательного выступления выпускниц Императорского театрального училища в нарушение придворных правил велел позвать на праздничный банкет и усадил рядом с цесаревичем Николаем одну из девушек. Девушку звали Матильда. Так что почему бы и нет, и на коронации появиться…

Хочется, чтобы “Матильду” посмотрели как картину о судьбе святого мученика, который прожил многогранную и трудную земную жизнь в эпоху, требовавшую мучительного выбора и сложных исторических решений

Алексей Учитель: …Могла. Через тех же людей, которые ей симпатизировали. Она не могла соприкоснуться с Николаем, но, с другой стороны, и такое могло быть. Вопрос спорный, но для меня главное избежать эстетической пошлости. Вымысел возможен, когда помогает лучше узнать главных героев картины.

Вы недаром привели пример Тарковского и его “Рублева” – художественная правда в нем сильнее некоторых исторических несоответствий… А иначе как экранизировать одни голые факты?

У вас в фильме есть сцена Ходынки – того самого побоища после коронации, за которое Николая прозвали “Кровавым”. Для многих Николай II остался главным виновником того, что случилось потом со страной. Добрый, но безвольный – в результате море крови. Но вы смотрите на Николая иначе…

Алексей Учитель: Да, я считаю, что “кровавый” и “безвольный” – не самые справедливые характеристики Николая II. Этот человек вступил на трон в 1896 году и до 1913 года – за 17 лет правления – привел страну с помощью людей, которых он собрал во власти, к расцвету политическому, экономическому, военному. Да, у него были недостатки, он был противоречив, но он создал самую мощную Россию за все время ее существования. Она была первой в Европе, второй в мире по финансам, экономике, по многим показателям.

Только не по уровню благосостояния населения – подавляющая часть страны, увы, оставалась нищей и безграмотной. Тоже факты…

Алексей Учитель: Да, согласен. Хотя есть и другая сторона: благодаря Николаю II появились первые в России детсады и ясли. Да и других замечательных фактов немало. Например, Николай был первым фанатом кино в России, первым купил проектор, первые съемки были в России на коронации Николая II… Вот только что, второго декабря, в Екатерининском дворце под Петербургом у нас открылась огромная выставка костюмов из фильма “Матильда”. Это действительно потрясающе. Надя Васильева, наш художник, надевает на одного из персонажей буквально джинсы – я говорю: что это, какие джинсы в то время? А оказывается, были джинсы, уже тогда входили в моду. Роликовые коньки, мотоциклы были уже популярны. Кто-то посмотрит и скажет – о, это неправда. А это правда стопроцентная. Это Россия, которую мы не знаем.

В 1981 году Николай II был причислен к лику мучеников за рубежом, а в 2000 году после продолжительных споров канонизирован Русской православной церковью, как “царственный страстотерпец”. Но ведь был, кстати, сериал “Звезда империи” – там романтическая связь Кшесинской с Николаем никого не смутила. Почему на вас ополчились?

Алексей Учитель: Мне показали фото – в Петербурге митингуют против абортов и почему-то держат огромный плакат: “Запретить фильм “Матильда”!”. Почему это соединяют – загадка.

Странно, когда в церкви на Большой Ордынке вешают на стену призыв – сбор подписей против фильма. Думал сходить, поговорить с настоятелем, но он ведь скажет: так хотят прихожане. Мне же все-таки хочется, чтобы фильм сначала посмотрели, а потом оценивали его как художественное, я настаиваю, произведение.

А кто все-таки вправе оценивать художественное произведение? Государство, говорят, должно помочь деньгами и отойти в сторонку. Зрителю, как непосвященному в тайны искусства, судить не по чину. Есть мнение, что право судить художественное произведение имеет только узкий круг посвященных, “своих”.

Алексей Учитель: Конечно же, высказываться могут все. И у кинокритиков свои отношения с авторами, и они не всегда объективны. Вот смотрите, раньше были худсоветы и в театрах, и на киностудиях. Я вспоминаю время, когда я работал в документальном кино – и вот эти худсоветы мне очень многое давали.

Правда, что тебе могли приказать – вот это убрать. К сожалению. Но есть и другая правда: там собирались коллеги, маститые, разные, включая и руководство студии. Все высказывались – стояли иногда очень жаркие споры, и многое в них было полезно. Сейчас вот я не смогу собрать десять режиссеров, сценаристов, а мне интересно было бы услышать их мнение даже на стадии, когда фильм еще делается. Теперь мы настолько разобщены, что боимся даже показать что-то друг другу.

Вот говорят: цензура не нужна, художник сам должен сознавать свою ответственность. А если не осознает? Все-таки запрещать?

Алексей Учитель: Мне кажется, право на жизнь имеет все, что в рамках закона. Хотя если закон пытаться подменить с помощью непонятных “объединений”, мы получим как раз своеобразную цензуру, при том что официально она запрещена законом… Я задавал вопрос: а почему не проверить, что за люди стоят за такими организациями, откуда они взялись, почему берутся судить? Имеют право – но в какой форме? Не пуская людей на выставки, в театры или сжигая плакаты нашего фильма? Мне странно одно. Наш проект абсолютно открытый, делается несколько лет. Было множество публикаций, интервью, телесюжетов. Почему раньше никто не волновался, почему именно сейчас, когда на картину истрачены немаленькие деньги…

Насколько, кстати, “немаленькие”?

Алексей Учитель: Кто-то написал: 25 миллионов, но сумма намного меньше.

Государство помогало?

Алексей Учитель: Государственные деньги есть, и немаленькие. Экспертный совет читал сценарий. На съемках кто только ни перебывал, включая министра культуры. Не думаю, что государство может и хочет что-то запретить. Отношение к фильму пока очень хорошее, и ожидания с ним связаны большие.

Что сейчас происходит с фильмом?

Алексей Учитель: Сейчас он на стадии постпродакшна. Заканчивается озвучание актерское, работа с компьютерной графикой. Со звуком еще колдует наш замечательный звукорежиссер Кирилл Василенко, с которым я работаю еще с “Дневника его жены”. Прокат намечен на 30 марта следующего года, но… Я же хочу все успеть: и показать на крупном фестивале, и чтобы фильм был коммерчески успешным. Если сложится с фестивальной судьбой, может как-то сдвинуться прокат.

Кстати, две недели назад закончилась запись музыки – автор ее, Марко Белтрами, известный в Америке кинокомпозитор. Четыре дня записывали с оркестром Мариинского театра, дирижировал Валерий Абисалович Гергиев. Я боялся – выйдет, продирижирует три минуты и скажет: что за ерунду мне подсунули?

Но в первый день вместо трех часов записывали целых четыре часа…

Скажите, как человек, только что снявший исторический фильм: история нас чему-то учит?

Алексей Учитель: С одной стороны, учит. И происходящее по отношению к фильму я воспринимаю пока как недоразумение. С другой стороны… в 1916-1917 годах не придавали значения провокациям: пошумят и разойдутся. А что из этих провокаций выросло?.. То, что сегодня хотят запретить, лет через пять могут или совсем забыть, или признать шедевром, классикой. А что касается “Матильды”… Мне хочется, чтобы ее посмотрели как картину о судьбе святого мученика, который прожил многогранную и трудную земную жизнь в эпоху, требовавшую мучительного выбора и сложных исторических решений.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
“Матильда”. Житие, тени и национальная шизофрения

Как показать теневые стороны царя-мученика. Священники и публицисты о скандальном фильме

Алексей Учитель пожаловался в Генпрокуратуру из-за нападок на фильм «Матильда»

Учитель подал заявления против депутата Госдумы Натальи Поклонской и руководства Всероссийской общественной православной организации «Христианское государство…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: