У гнезда кукушки

Как правильно подбросить ребенка

  «Нашелся младенец…» Эти страшные строки из криминальной хроники стали уже привычными. Новорожденных оставляют в холодных подъездах, «забывают» в пустых электричках, выкидывают на помойку… Можно ли мать-кукушку заставить любить своего ребенка по суду? Или лучше предоставить ей возможность избавиться от ребенка сразу, анонимно и без всяких хлопот, лишь бы спасти малышу жизнь? Об этом спорят эксперты «НС».

  Спор из-за окон

Казалось бы, фантаст, человек с фантазией, должен легко находить ответы на любые вопросы. Но писатель-фантаст Юлий Буркин признался в своем блоге, что был поставлен в тупик рядовым телесюжетом: «Недавно по ТВ рассказали, что в стране 700 тысяч отказников, обсуждали, как эту ситуацию преодолеть, решили: повышать нравственность народа, чтобы матерям совесть не позволяла оставлять детей в роддоме… И вот я все думаю: а почему это позволяет делать закон?! С какой стати это не преследуется?!»

Крик души томского фантаста не остался безответным, на многих площадках в интернете развернулись бурные обсуждения. « Действительно странно… Может, такая скидка матери-”кукушке” потому, что она не сделала аборт и девять месяцев вынашивала ребенка, жертвовала своим здоровьем? А нам теперь 18 лет жертвовать из зарплаты на содержание детских домов?!» — соглашались одни. « Вы действительно думаете, что закон может заставить любить ребенка? Оставленных в роддоме детей опекает государство, а если нелюбимого ребенка забирает мать, это может привести к его гибели», — возражали другие.

mladenec_

Естественно, спор среди блогеров проблему не решил. Остро стоит она и за рубежом. По сведениям Национальной ассоциации приемных и патронажных семей Италии, ежегодно в этой вполне благополучной стране брошенными оказываются 400 новорожденных, и каждый год эта цифра увеличивается на 10%. Причем не всегда речь идет о детях, оставленных в роддомах, — часто младенцев бросают прямо на улице. В Германии в год умирают около 60 младенцев, оставленных так собственными матерями. Но там — совсем не по Буркину! — законы в отношении таких родительниц только смягчаются и на государственном уровне создаются максимально комфортные условия для подбрасывания детей государству. Речь идет о стремительно распространяющихся по Европе, и не только по ней, «окнах жизни».

Эти приспособления — высокотехнологичная попытка хотя бы частичного решения проблемы отказа родителей от собственных детей. Подогреваемый бокс, конечно, лучшая альтернатива для младенца, чем мусорный бак, но многих людей волнует: не приведет ли нововведение к обратному эффекту и не увеличится ли число подкидышей?

  Хорошо забытое старое

Прототип современного «окна жизни», так называемое колесо подкидышей, появился в XII веке по инициативе папы Римского Иннокентия III: его шокировало известие об огромном количестве мертвых младенцев, найденных в водах Тибра.

«Колесо» представляло собой помещавшийся в стене деревянный вертикальный цилиндр. Матери оставалось положить туда ребенка, прокрутить цилиндр так, чтобы дитя оказалось внутри помещения, и дать знать о подкидыше, позвонив в колокольчик.

В России тогда обходились в этой области без каких-либо механических приспособлений, однако анонимность родителей соблюдалась так же неукоснительно: например, по уставу Московского воспитательного дома (основан в 1763 году) младенцев обязаны были принимать, не спрашивая у приносящего ничего — только имя малыша и крещен ли он. За один лишь 1765 год Воспитательный дом принял 793 ребенка!

Распространенные по всей Европе «колеса подкидышей» в основном прекратили свое существование к концу XIX века: детей приносили столько, что монахи просто не могли обеспечить всем им приют.

Сегодня старая традиция возрождается: детей снова оставляют там, где и сотни лет назад.

  Технология спасения жизни

Где только не бросают нежеланных детей: в парках, торговых центрах, супермаркетах, общественных туалетах и душевых, в мусорных баках, на стоянках для велосипедов. Альтернативой этим вариантам и становятся «окна жизни».

«Окно» представляет собой небольшой бокс в стене монастыря, госпиталя или социального учреждения, оборудованный под детскую колыбель. Оно открывается снаружи таким образом, чтобы изнутри не было видно, кто кладет ребенка. «Колыбель» оборудована датчиками, реагирующими на открытие крышки, сдвиг кроватки или механическое давление на нее — в разных странах разные технологии.

Например, в городе Падуа в Северной Италии двойная система сигнализации: первый сигнал поступает к социальным работникам, находящимся на дежурстве в этом же доме, при открытии крышки бокса, второй — более громкий — срабатывает, когда ребенка кладут внутрь. Датчик, реагирующий на вес, посылает оповещение дежурному и параллельно направляет сигнал на ближайшую станцию «скорой помощи». Когда ребенок оказывается внутри, включается система подогрева и вентиляции воздуха.

«Окна жизни» располагаются в тихих, безлюдных районах города, чтобы любого человека, в любое время дня и ночи оставившего там младенца, никто не заметил и не остановил.

 География «колыбелей»

Аналогичные приспособления в последнее десятилетие все чаще появляются в Европе: в Швейцарии, Венгрии, Чехии, Австрии, Италии… В Польше, где законодательно запрещены аборты, три «окна жизни» — при женских католических монастырях в Варшаве, Кракове и Ченстохове (последнее освящено в январе 2009 года). В Германии более 90 «окон».

Обходится одна такая «колыбель» в 6-7 тыс. евро, однако она того стоит. К примеру, первая в Польше «колыбель» — краковская — меньше чем за три года своего существования спасла жизнь десяти младенцам. Девочка, найденная в боксе в конце октября 2008 года, оказалась всего двух дней от роду: какая-нибудь скамейка в парке вряд ли оставила бы этой малышке шанс на выживание.

 Девочка?! Аборт!

Наличие «окна жизни» в городе, возможно, спасет не одного младенца и от смерти в материнской утробе: ведь чаще от нежеланных детей избавляются задолго до их появления на свет, чтобы потом не пришлось ломать голову над тем, куда бы их пристроить.

Именно проблема абортов подтолкнула власти Индии присоединиться к программе распространения «окон жизни».

Статистика в этой стране пугающая: согласно исследованию 2006 года, количество абортов среди матерей, беременных девочками, составляет порядка 500 тыс. в год.

Дело в том, что в Индии сохранилась традиция рассматривать рождение дочери как своего рода неудачу: от девочки в семье сплошные убытки — ей придется собирать приданное, она не сможет так же плодотворно работать в поле, как сын.

Поэтому на 1 тыс. мальчиков, рожденных в Индии, приходится только 933 девочки. И хотя в 1994 году в стране было запрещено использование технологий, устанавливающих пол будущего ребенка, это проблему не решило: определение пола стало у индусов доходным нелегальным бизнесом.

Первое «окно жизни» в Индии появилось в начале 1990-х, а в 2007 году индийское правительство задалось целью установить их по всей стране. Это попытка дать шанс тем, чье рождение оказалось для родителей не радостью, а головной болью.

 Брошенные… из любви

Оказывается, матери не всегда бросают своих детей лишь потому, что рассматривают их как обузу. Кого-то толкает на этот шаг крайнее материальное неблагополучие и надежда, что их чаду будет обеспечена несравнимо лучшая жизнь, чем они могли бы предложить.

Так, найденный в декабре 2008 года в краковском «окне жизни» мальчик оказался ухоженным и бережно завернутым в одеяло. В одеяле монахини нашли картинку с изображением архангела Михаила и записку со словами: «Гаспар, прости меня. Я тебя люблю. Мама».

Возможно, такая же любовь двигала русскими крепостными крестьянками, оставлявшими своих детей на пороге Московского воспитательного дома два с половиной столетия назад. Согласно приказу основавшей его императрицы Екатерины II , после выхода из этого учреждения каждый подкидыш обретал «вечную вольность» — быть может, это был лучший подарок, который крепостные родители могли сделать своему ребенку.

 За и против

Так можно ли однозначно признать «окна жизни» нужным и положительным нововведением? Сегодня даже в развитых в социальном отношении странах не все смотрят на это одинаково благосклонно. Например, в Голландии «окна» так и не появились: они были признаны нарушением закона. Ожесточенные дискуссии ведутся и в Японии, но одна «колыбель белого аиста» там все же есть — на острове Кумамото, в больнице, находящейся под эгидой католической церкви.

Противников «окон жизни» много и в Европе, и за ее пределами. Они справедливо опасаются, что отсутствие санкций и возможность безнаказанно отказаться от ребенка поощряют безответственность родителей. В результате количество отказов может резко возрасти.

Нет полного согласия и среди российских специалистов: «Я не вижу в “окнах жизни” ничего плохого, думаю, они должны появиться и в России, никаких законодательных препятствий к этому нет, — говорит Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка города Москвы. — Главное, они сохраняют жизнь ребенку, дают ему шанс. Я не считаю, что внедрение таких приспособлений подхлестнет отказы от детей. В России распространена своя практика отказов, когда женщина приходит в больницу рожать без документов, удостоверяющих личность, а затем просто оставляет новорожденного на попечение врачей».

А вот Елена Альшанская, руководитель объединения волонтеров Otkazniki.ru, прогнозирует рост отказов, если «окна» появятся в России: «Они не дают никакой возможности работать с матерью, связь с родителями обрывается раз и навсегда, а ведь очень часто отказ необдуман, это эмоциональный срыв. Если бы у нас существовала четкая система профилактики отказов: во время беременности с мамой беседовали бы психологи, социальные службы гарантировали бы ей помощь, — дело другое. Так что я думаю, появление таких “окон” в нашей стране нецелесообразно».

 «Окна жизни» — вне закона?

Законодательство в этой области продолжает смягчаться во многих странах: государство идет на значительные уступки, чтобы детей не убивали их собственные матери. Так, в США в 2000 году вступил в силу акт о защите брошенных детей, который позволяет родителям избежать наказания, если они оставляют новорожденного ребенка в каком-либо безопасном месте в течение пяти дней после его появления на свет.

С 1975 года в Италии действует закон, по которому незаконным иммигранткам, оставившим своего ребенка в специально предназначенном для этого месте, не грозит за это высылка из страны. В Германии у родителей даже остается право в течение восьми недель забрать свое чадо назад, если они передумают, без каких-либо последствий для них. Прецеденты были, и не только в Германии: в Японии известен случай, когда родителям понадобилось десять дней, чтобы изменить решение и забрать своего одномесячного сына-инвалида из госпиталя, где они его оставили.

Но такая терпимость существует далеко не везде: так, в Великобритании родители, бросившие ребенка, считаются преступниками и преследуются по закону.

Пока рано говорить о том, какую роль в решении проблемы сыграет внедрение «окон жизни», — слишком мало времени прошло с момента их появления. Но как бы там ни было, все же бросить младенца на попечение монахинь или врачей лучше, чем оставить его умирать на улице или убить в утробе матери инструментом врача.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!