У каждой семьи есть свои демоны

Архимандрит Савва (Мажуко) — о духовных корнях человеческих бед.
Архимандрит Савва (Мажуко). Фото Ефим Эрихман

Архимандрит Савва (Мажуко). Фото Ефим Эрихман

Сербы — народ свой, православный, но есть им, чем удивить. Для русского человека день Ангела — событие личное и частное, для серба — праздник семьи. У нас именины — память святого, имя которого носит отдельный человек, у сербов — воспоминание о небесном покровителе всей семьи, всего рода. И в этом обычае наши южные братья более правы. Правы по-евангельски, по-христиански, просто потому, что у христианина вообще не может быть персонального праздника, индивидуальной радости, приватного торжества. Мы тесно связаны друг с другом, наши жизни переплетены, и, в строгом смысле, не бывает личной радости, как не бывает, кстати, и личного горя. Закрыться в собственной радости, замкнуться в отдельном горе — это не по Евангелию. Ибо всё — наше, всё — общее, жизнь каждого касается всех, отражается на всем церковном теле. Мудрый апостол Павел кратко и точно передал самую суть самоощущение христианина в этом мире: «всё ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, — всё ваше. Вы же — Христовы, а Христос — Божий» (1Кор 3:21-23).

Монах под прикрытием

Уточню: сербы более правы, что вовсе не означает неправоту русских, поскольку наш обычай празднования дня Ангела тоже не совсем частный. Ведь нас, празднующих, как минимум двое: я и мой покровитель. Например, когда я отмечаю свой день Ангела, это, на самом деле, наш с преподобным Саввой Звенигородским праздник — общий, один на двоих, в тесном кругу, когда я особенно глубоко ощущаю его заботу и покровительство. Он — мой Ангел-хранитель. Может быть, самый главный. Но не единственный. В монашестве я — Савва, в миру — Дмитрий, и хотя я уже не один десяток лет ношу другое имя, святитель Димитрий Ростовский продолжает меня опекать. Прожив несколько лет в монашестве, я как-то прочёл подробное житие святителя Димитрия. К тому времени я уже был иеромонахом и «заслуженным» регентом хора. И каково было моё изумление, когда я узнал, что последним, кто видел святителя Димитрия живым, был мальчик-певчий из его хора. Именно ему умирающий митрополит рассказал, прощаясь, о своей жизни и дал последнее напутствие. Как вы думаете, звали этого певчего? Правильно. Савва. Эту историю не знал ни я, ни человек, давший мне имя в постриге. И всё мне кажется, что это сам святой Димитрий подобрал мне не только имя, но и надежного заступника.

Но кроме преподобных Саввы и Димитрия есть и другие святые, которые явно за мной присматривают. Не буду выдавать всех имён и паролей, скажу только, что среди этих опекунов и хранителей есть, — я это живо чувствую, — мои предки, вымаливавшие нашу семью, дедушки и бабушки, которые стали ангелами-хранителями нашего рода, потому что ни одно молитвенное слово, ни одна слезинка или «капли часть некая» не проходит бесследно. И если живы мы, и род наш продолжает цвести и ветвиться, верю и слишком знаю, что это по молитвам наших скромных предков-тружеников. У каждой семьи есть такие хранители и опекуны. У каждой. Зёрна добра, посеянные нашими предками, прорастают в новых поколениях. Как и зёрна зла.

Родовое древо

То, что я здесь излагаю, не является церковным учением, — ни в коем случае! Это важно помнить. Скорее, речь идёт о рабочей гипотезе, к которой меня подталкивает и личный опыт, и пастырская наблюдательность. У Церкви нет ответов на все вопросы, а по ряду проблем у нас ещё не прозвучали не только богословские ответы, но, думаю, даже и большинство вопросов не было поставлено, в чём, опять же, нет ничего пугающего. Евангелие сказало нам о самом главном — оно сообщило Божественное Откровение о Христе, о Троице, о Церкви, но в частных вопросах остаётся свобода и простор для дискуссий и предположений. Там, где нужно трудиться самим, глупо ожидать, что эту работу сделает за нас Бог.

Мы не сами по себе. Каждый из нас — часть огромной семьи, и все мы находимся в органическом единстве друг с другом, с предками и потомками, так что наше добро и наше зло способно влиять на всё тело нашего рода, отзываться в самых далёких поколениях болью или утешением. А потому мне кажется, что из рода в род кочуют от предков к потомкам не только хранители, но и прямо враждебные нам «друзья» семьи. Назовём их домашними демонами.

На языке современной культуры мы деликатно именуем эти явления дурной наследственностью, плохой генетикой, порочной породой, а может и детскими психотравмами, и тут, кажется, всё понятно.

Мальчик, повзрослев, вдруг становится алкоголиком или наркоманом, а у него за плечами английская спецшкола, виолончель и конный спорт. Никто не ожидал, ничего не предвещало — сожаления и восклицания!..

Девочка с раннего детства навязчиво мечтает прыгнуть с моста и жалеет, что не сделала этого раньше, до семи лет, когда дети ещё ангелы, и им всё прощается…

Родители успевают вытащить из петли сына-студента: он не хочет быть геем, он не может так жить, он устал врать себе и другим…

Конечно, расспросив пытливо и внимательно, вы найдёте и гиперопёку, и эпизоды совращения, и тяжбу между родителями, заложниками в которой всегда — дети, и предрасположенность к спиртному по линии отца и много, много других объяснений. Это всё так. Логично и предсказуемо. Но — всегда ли так логично и непременно предсказуемо? Ведь это зло когда-то появилось? Гены перешли от отца к сыну, но как такое случилось с самим отцом, где начало этого безумия? Многие годы наблюдаешь за какой-нибудь семьёй и видишь: словно терзает каждого из них постоянно какая-то сила — дикая, неумолимая, ищущая смерти и гибели, так что даже дети в этой семье проговариваются в ужасе о том, что хотелось бы побыстрее умереть, бросившись в омут, чтобы это всё закончилось побыстрее. Откуда это всё, можно ли что-нибудь с этим сделать, как этого избежать?

Тревожное наследство

Готов к тому, что меня окрестят мракобесом — слово-то какое изысканно-двусмысленное. Сразу оговорюсь: признаю ценность психологии и психиатрии. И сам порой отправляю своих прихожан и к психологу, и к психиатру, и даже к психотерапевту. Есть люди, хорошо знающие своё дело. Они, на самом деле, могут помочь. Их работа и эффективность методов никак не противоречит моей теории, скорее, подтверждают её. Священник и психолог — не конкуренты, у них разные сферы деятельности. Однако психолог имеет дело с симптомами и последствиями, а сам пациент — с причиной — в том-то и ужас.

Зло, с которым мы сталкиваемся в большинстве эпизодов, имеет личностную природу. Это не просто детские травмы или непредсказуемые иррациональные силы. Те, с кем мы имеем дело, — личностные существа, духи, враждебные людям. У них есть простая и ясная страсть — извести род человеческий. Христос называл отца лжи «человекоубийцей от начала» (Ин 8:44). Когда ты понимаешь, что тебе противостоит не безликая стихия, а конкретная личность со своей дикой и довольно примитивной мотивацией, — очень страшно, однако такое открытие весьма полезно. Оно побуждает к действию.

Мы имеем дело с демонами. Звучит как-то странно в наш век. Старорежимно. Некоторые даже сочувственно улыбнутся. Пусть их. Улыбаться полезно. К тому же, некоторых демонов можно изгнать даже улыбкой. Но это не какие-то абстрактные духи, а в некотором смысле, наши родные, доморощенные, привычные приживальщики, если угодно, демоны с биографией, которая тесно сплетена с историей конкретной семьи и рода. Пусть это нас сильно не пугает, потому что в наши истории вплетаются не только проказы демонов, но и человеколюбивая забота святых и ангелов. Они тоже — часть наших семейных историй.

Молитва, милосердие, доброта и жертвенность, честный труд и обычная скромность — это неполный перечень вещей, которые впускают в жизнь нашего рода святых хранителей, позволяя им участвовать в жизни наших детей и далёких потомков. Наши внуки получают от нас в наследство не только недвижимость и семейные альбомы, но и святых покровителей. Молитвы предков, их чистая жизнь это своего рода капитал, который при должном воспитании, дети способны освоить, приумножить и передать следующим поколениям. Горько оттого, что по этой же логике мы передаём наследникам и «приглашенных» в нашу семью домашних демонов.

Чужие и хищники

Человек — не сам по себе. Одна из самых опасных ошибок нашего поколения — мыслить себя отдельно от своего рода. Это подростковое заблуждение взрослых людей. Глупо думать, что я могу со своей жизнью сделать всё, что мне угодно: хочу — курю траву, хочу — бросаюсь в экстрим, надоест — повешусь. Такие люди убеждены, что в жизни надо всё испробовать. Слава Богу, нельзя попробовать всего. Не хватит времени и здоровья. И в мудрых книгах написано, что Господь намеренно сократил дни человеческой жизни, отнял у человека силы, чтобы он не дошёл в своей самости до сатанинских пределов.

Так случилось, что самые первые предки впустили в жизнь нашей общечеловеческой семьи зло и смерть, и с тех пор их потомки стали уязвимы для порока, а потому мы и должны быть так внимательны к своей жизни — у нас есть прародительская предрасположенность ко злу, семя тли, родовая порча. Это — первое. Второе: если ты, думаешь, что живёшь для себя и своими поступками вредишь только себе, а другим будто и дела нет, ты глубоко заблуждаешься. Каждое наше скверное дело впускает в наш дом, в светлицу нашего рода, нового демона, который не нуждается ни в еде, ни в отдыхе, и он неутомим в своём чёрном деле.

Фото Drew Hays/unsplash.com

Фото Drew Hays/unsplash.com

Ты ставишь эксперименты с наркотиками? Твоё дело? Нет, не твоё. Может, ты и не собираешься надолго задержаться в этом мире. Тот, кого ты впустил, — у него большие планы, может быть даже, на столетия. Ты уйдёшь, он — останется. С твоим сыном. С твоим внуком. С твоим племянником. И так — до тех пор, пока не выпьет все жизненные силы из вашего рода. Или пока не родится в вашем роду молитвенник. Потому что «сей род изгоняется только молитвою и постом» (Мф 17:21). Тебе было весело? Ты развлекался? Подумай, сколько слёз, а может и крови понадобится кому-то из твоих потомков, чтобы изгнать этого «гостя» из вашего рода. Хочешь всё попробовать? — Ладно. Только вот не все процессы обратимы. И как, должно быть, жутко осознавать, что именно ты своим безрассудством, сладострастием или жадностью впустил в семью безжалостного мучителя и тирана! Сам привёл убийцу в свой дом, к своим детям! Вот настоящее самоубийство, потому каждый грех, каждая подлость — самоубийство. И мы видим, что самоубиваются не только отдельные семьи, но целые народы.

Орден хранителей

В двадцатом веке пролилось столько крови, столько зла совершили люди, отрекшись от Бога, от своих святынь, и сколько слёзных молитв сегодня требуется от нас, чтобы выгнать мучителей из наших домов! Но ведь самое грустное это то, что самоубийство народа так и не прекратилось. Я ведь говорю об очевидном: европейцы перестали рожать детей, словно у них закончилась сила жить, выдохлась воля к жизни. Народ, некогда христианский, самоубивается, распадается на атомы никому ничем не обязанных персон, забывших свои святыни, своих предков, отрекшихся от потомков. И некому изгонять этих демонов, потому что молиться — это тяжкий труд, плоды которого нескоро увидишь.

А потому так радовались старые мудрые люди, когда у них в роду кто-то шёл в монастырь или становился священником или просто шёл в храм. Эти люди вымаливали и свои семьи, и свой народ. И у нас целый строй заступников и хранителей — собор русских святых, людей, близких нам по крови и языку, но проживших жизнь такую светлую и чистую, что этого света и чистоты хватает даже их далёким потомкам. А потому собор русских святых — семейный день Ангела всех русских людей, то есть всех тех, кто говорит и мыслит по-русски. Это день Ангела на сербский манер. Очень нужный праздник. Потому что страшно очень становится, когда думаешь, сколько древних мучителей кочует из поколения в поколение.

Если семейный демон обнаружил себя, не надо унывать, не надо отчаиваться. Сопротивляться вероломным приживальщикам — это нормальные рабочие моменты, наши религиозные будни. У каждой семьи есть свои демоны, не надо обольщаться. От верующего человека требуется постоянное противоборство этому «другу», постоянная бдительность, чтобы это «наследство» не перешло потомкам, не отравило их жизнь. И потому своих детей надо с юности готовить к этому сопротивлению. Потому что не бывает отдельных людей. Мы все очень тесно связаны, и наше добро, равно как и наше зло кочует от отцов к детям, и если ты грешишь, ты не можешь оправдываться тем, что губишь только свою жизнь. Ты-то умрёшь, а твои «друзья» продолжат терзать твоих потомков и, даже смерть не разлучит тебя с твоим «другом», к сожалению. Вот почему жить нужно честно и порядочно. Потому что мы не сами по себе, каждый — часть семьи, рода, единого человеческого тела. Это радостно, утешительно и — очень серьезно.

От прадедов и праматерей досталось потомкам тревожное наследство — нам отошли их верные друзья и их заклятые враги. Как странно и трогательно понимать, что я сопротивляюсь тому самому врагу, с которым когда-то бился мой дед. Как родовое поле, как земля предков, пропитавшаяся их потом, удел, что перешел во владение потомкам и ждёт их труда, мы перенимаем их борьбу, их неоконченное сражение, вступаем в их подвиг, доделываем то, что не успели они. Каждому — по силам, по отпущенному времени. Подумаешь — демоны. С нами Бог и наши святые хранители! Ужо повоюем!

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Российские семьи ссорятся из-за нехватки денег и взаимопонимания

Абсолютное большинство жителей РФ практически никогда не прибегают к рукоприкладству во время семейных ссор

Эти сумасшедшие подростки

О психических отклонениях в юном возрасте

Архимандрит Савва Мажуко: Нет никакого «мира молодежи»

Юностепоклонство – один из симптомов нашего времени

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!