«У меня всего четверо детей», или Еще раз про рекорды

|
«У меня всего трое детей», «у меня только двое», – чуть ли не оправдывающимся тоном говорят или пишут мамы на встречах с многодетными и на родительских форумах. Согласитесь, странно звучит по отношению к людям такое количественное «всего», «меньше», «больше». Как про зарплату, квадратные метры или картошку, которая меряется в килограммах. Вот пошли мы с соседкой в магазин, она восемь килограммов картошки купила, а я всего один.

Дети – это не картошка, обидно, когда так про детей. Если придет взрослый человек в гости, а ему скажут: «А, это всего лишь ты» – ему, наверное, не очень понравится. Ну, вот еще похожие варианты: «У меня муж (жена, мама) всего лишь… (можно подставлять что угодно, всё равно будет звучать пренебрежительно). Неприятно, когда тебя обесценивают. А тут родители по доброй воле обесценивают собственных детей. Может быть, сами не осознавая того.

Возможно, здесь подсознательно всплывает наследие советских времен, когда личностному противопоставлялось коллективное, как более ценное и значимое? Если не это, то откуда такое «оптовое» отношение к детям? Как можно сравнивать, измерять ценность конкретных людей? Ведь если в семье двенадцать детей – это двенадцать раз по уникальной неповторимой личности. Такой же, которая растет в семье, воспитывающей одного ребенка. О том, что в семье, где много детей – другой опыт, свои проблемы и так далее, сейчас речь не идет.

Вообще – опыт, он у всех другой. У семьи, воспитывающей ребенка-инвалида, у матери, которая растит ребенка без мужа, у приемной семьи, у семьи в мегаполисе и в маленькой деревне, и так далее. Повторяю, речь не об этом.

Во время бесед с многодетными родителями и я, было дело, отвечала на вопрос о количестве детей: «Всего двое». А потом вдруг как-то явно увидела, что «всего» я говорю про своих конкретных детей. Про ответственную добрую красивую девочку с длинными волосами, которая любит читать, с которой интересно секретничать и которая готова всегда прийти на помощь? Про трогательного мальчика, который рисует для меня красивые рисунки и просит, чтобы лично я укрыла его на ночь одеялом? Про моих детей, которые могут вредничать, могут создать беспорядок в любом помещении за считанные секунды и сделать нам с мужем веселый спектакль к Рождеству? Про бесценный, незаслуженный дар от Господа…

До конца дикость этих «всего» и «только» я поняла в роддоме, в отделении интенсивной терапии новорожденных, которое все называли короче – реанимацией, куда после рождения попал мой третий малыш. Пускали туда один раз в сутки. На час. В это время можно было узнать и информацию о состоянии ребенка.

Минут за пятнадцать до открытия у двери отделения начинали собираться родители. Друг с другом почти не разговаривали, все сосредоточенно ждали момента, чтобы, ничего не видя вокруг, ринуться к заветному закрытому кувезу, где, оплетенный датчиками, катетерами, трубочками, у кого-то – с аппаратом искусственной вентиляции легких, лежит их бесценный младенец – целый мир, огромный (даже если малыш весит всего полтора килограмма) и прекрасный. И каждый родитель (родители) замирал у этого кувеза, сосредотачиваясь лишь на одном – на горячей молитве, просьбе ко Господу, чтобы Он сохранил, спас этот прекрасный мир, сосредоточенный в отдельно взятом кувезе…

Кстати, еще про обесценивание. «Он у них с мужем единственный и долгожданный ребенок, представляете, как им тяжело», – говорили родственники по телефону про малыша, который лежал в реанимации. А рядом стояла другая мама – в реанимации ее ждал пятый ребенок. Если исходить из этой логики, она за него должна была переживать меньше. То есть речь вновь не об уникальной личности, а о количестве.

Нельзя про конкретных отдельных личностей так. Ну, или уж быть честными до конца. Если уж мы оцениваем количество детей с таким качественным оттенком, почему бы не говорить маме, только что родившей малыша: «Поздравляем, пусть даже это всего третий!» «О, вы родили только второго?» Режет слух? А, наверное, как режут слух бездетным супругам, мечтающим о детях, все эти «только» и «всего»?

Еще, когда я слышу подобные фразы, вспоминаю пионерское детство, соревнования между отрядами. «Мы собрали металлолома на пять кило меньше, чем второй отряд, надо поднажать!» «Мальчики на трудах сделали всего пять табуреток, а у „бэшек“ – восемь. Но они собираются постараться и сделать еще!»

А может быть, обесценивание идет от призывов по улучшению демографии? Вроде того, что «стране нужны ваши рекорды»? Что рождение детей воспринимается как реализация какого-то долга?

«Рожать детей нужно не по приказу партии, не по благословению батюшки, а потому, что оба супруга хотят этого», – сказала как-то семейный психолог и мама одиннадцати детей Екатерина Бурмистрова.

Так что семья, в которой есть дети – это про любовь. А любовь – это никогда не про количество, про общее, это всегда частное, индивидуальное, конкретное. Супруги любят друг друга, любят детей и рожают их. Любят – не оптом, а каждого. Бездетные семьи – это тоже про любовь, просто уже другая тема.

Всё-таки в высказываниях нужно быть внимательными. Особенно если речь о детях. Повторяю, дети – дар Божий. Бесценный, абсолютно незаслуженный. И какая же неблагодарность за этот дар звучит в этих «всего» и «только»!

Согласитесь, совсем иначе воспринимаются фразы: «Слава Богу, у меня есть ребенок!», «Хочу поделиться радостью: у меня трое детей!», «Я благодарна за всех моих четырех!» Это же совсем не мешает и дальше мечтать о появлении детей?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Не хочу быть мамой», или Пытка материнством

Все-таки когда ты становишься родителем, надо перед этим немножечко повзрослеть

Пятеро детей, свидание в Гоа и гомеопатия

Маргарита Ашимихина о буднях и лайфхаках многодетной семьи

Мама шестерых детей: Как перестать ссориться с мужем

Появление очередного ребёнка в семье — очередной кризис? Обсуждаем с многодетной мамой