У взлетно-посадочной полосы

Военный храм на Ходынском поле в честь преподобного Сергия Радонежского стал первым в страшной череде поверженных московских святынь. Он был разрушен большевиками ровно девяносто лет назад.

Покровитель русского воинства

А помним ли мы, чем обязаны преподобному Сергию? Если бы не он, то, вполне возможно, на современной карте мира не было бы такого государства как Россия. …Годы жизни Сергия Радонежского пришлись на время, когда Русь была под властью Золотой Орды. Захватчики грабили страну, сжигали на своем пути города и веси. Но не об этом более всего скорбел монах-отшельник. Он считал, что куда большая беда заключена в самих русских людях, которые утратили национальное самосознание, лишились патриотических чувств, растеряны и слабы духом. В оскудении человеческой души видел Сергий Радонежский причину многих бед. И горячо молился Господу об укреплении духа в русском народе, о даровании ему нравственной чистоты и веры в свои силы.

Накануне Куликовской битвы преподобный  Сергий ни минуты не сомневался в победе русского оружия и сумел внушить эту уверенность князю Димитрию. Русь раздирали междоусобные войны мелких княжеств. Перед лицом смертельной опасности  преподобный усадил удельных князей за стол переговоров. И то, чего нельзя было получить мечом, он добился тихим и кротким словом – усмирил враждующих. Незадолго до решающего сражения почти все князья признали главенство московского князя Димитрия, что дало возможность собрать русские дружины под одним знаменем и победить. На Куликовом поле произошло нравственное пробуждение русского народа, оно стало истоком всех наших дальнейших побед. С тех пор преподобный Сергий  – великий  молитвенник за наше Отечество – считается покровителем русского воинства.

Главный военный собор

В ХIХ веке на Ходынском поле был устроен летний лагерь Московского военного гарнизона. На учения и смотры сюда нередко прибывали и воинские части из уездных городов. В военных сборах участвовали  до 30 тысяч человек. Солдаты месяцами жили в казармах и по сути были лишены богослужебной жизни. Полковые походные храмы  положения не спасали – в них едва помещались  духовенство, певчие и причт. В 1892 году на краю Ходынского поля по благословению Митрополита Московского Леонтия был заложен храм в честь преподобного Сергия Радонежского. Это событие совпало с 500-летней годовщиной со дня кончины святого старца, а потому желающих внести свою лепту в строительство церкви было  предостаточно.

Уже через четыре месяца пятиглавый  храм, рубленный из сосновых балок, был увенчан крестами. Творение архитектора И. Херодинова  было признано одним из лучших образцов русского деревянного зодчества. Четырехъярусный золоченый  иконостас был точной копией иконостаса Успенского собора в Кремле. А главной святыней стала древняя икона Сергия Радонежского, которая до 1836 года находилась на раке с мощами преподобного. Величественный храм, вмещавший до 1000 человек, стал главным военным собором Москвы.

Но в таком качестве он простоял всего 30 лет. Красные командиры решили, что сам факт существования красавца собора «плохо отражается на  политической работе». Церковь разобрали до основания. Добротные бревна из сосны, скорее всего, пошли на баню или склад.

Колыбель российской авиации

В 1910 году на Ходынском поле был построен аэродром. Первым  русским летчиком, который поднял свой аэроплан над Москвой, был талантливый пилот-самоучка Сергей Уточкин. А уже через три года москвичи  впервые отметили на Ходынке праздник русской авиации. И когда? В день Илии Пророка. Вплоть до октябрьского переворота воздушных витязей провожало в полет духовенство. И у каждого летчика, который прокладывал с Ходынского поля  трудный путь в небо, была возможность зайти в храм преподобного Сергия Радонежского и попросить его небесного покровительства.

В годы советской власти аэродром стал «летучей лабораторией», где испытывали новую технику и устанавливали рекорды пилотирования. Огромный, а порой и неоправданный риск приводил к большим человеческим жертвам. В 1938 и 1939 годах  авиакатастрофы в небе над Ходынкой стали практически регулярными. Только за два эти года погибли более семидесяти летчиков-испытателей, среди которых и народный герой – Валерий Чкалов. 15 декабря 1938 года он поднял в воздух испытательный образец нового истребителя И-180. Машина была «сырая», с множеством недоделок, но страна рвалась к рекордам, и пробный полет вопреки здравому смыслу был разрешен. При заходе на посадку у самолета отказал двигатель. Чкалов до последнего отводил машину от жилого района, стараясь избежать огромных жертв. До взлетно-посадочной полосы ему не хватило всего несколько метров… Сейчас на месте катастрофы установлен памятный знак.

Чтобы помнить и молиться

Всего же в разные годы Центральный аэродром имени Фрунзе потерял 108 летчиков-испытателей. Их вклад в развитие гражданской и военной авиации России переоценить невозможно, но память героев до сих пор не увековечена. В 1996 году летчики-ветераны во главе с генерал-майором, преподавателем Академии имени Жуковского Константином Шпилевым выступили с инициативой возведения на Ходынском поле храма-часовни в знак памяти о погибших авиаторах. По благословению Патриарха Алексия II была создана община храма-часовни  в честь Архангела Гавриила. А через четыре года в Хорошевском районе, где нет ни одной церкви, была зарегистрирована еще одна община – храма преподобного Сергия Радонежского, которая молится о воссоздании главного военного собора Москвы.

Первоначально храм и часовню планировалось возвести в разных концах Ходынского поля, но после того, как общины объединились, возникла идея поставить их рядом – в северо-западной части  бывшего аэродрома, у взлетно-посадочной полосы. Сейчас здесь находится пустырь, где местные жители выгуливают собак и таких экзотичных животных, как домашние свиньи.

«Наш огонек»

Настоятеля храма преподобного Сергия Радонежского отца Василия местные жители называют «наш огонек». Несмотря на затянувшуюся процедуру согласования документов, связанных  со строительством храмового комплекса, он не утратил ни искреннюю веру в людей, ни живость характера.

– Сам не унывает и нам не дает, –  улыбается Татьяна Стоскова, мать семерых детей.

Таких  мам, как Татьяна, которые воспитывают не только родных, но и приемных детей, среди жителей микрорайона немало. Рядом с Ходынским полем построен целый квартал для многодетных семей. И далеко не в каждой семье есть микроавтобус, чтобы возить разновозрастную детвору на церковные службы в другой район Москвы. А без богослужебной жизни, считает Татьяна, вырастить нравственно здоровых детей в наше время практически невозможно.

Сейчас молебны у креста, где планируется возвести храм в честь Сергия Радонежского, проходят под открытым небом – в любую погоду. Но временные трудности только сплачивают общину верующих. Они решили не оставлять социальное служение «на потом» и уже сейчас взяли под свое крыло малообеспеченные и многодетные семьи: приобретают для них школьно-письменные принадлежности, ищут спонсоров для закупки продуктов и одежды. А маленькие прихожане храма Сергия Радонежского регулярно выступают с концертами в детских больницах района. Чуть ли не с пеленок они растут с мыслью – надо обязательно поддержать тех, кому плохо.

Футбол во славу Божию

Всегда доброжелательный, отец Василий стал настоящим центром притяжения для таких, как он сам, людей  – молодых, энергичных, спортивных. Примерно раз в неделю батюшка меняет подрясник на спортивную форму и… выходит на футбольное поле забивать голы. Отец Василий не скрывает свою любовь к футболу. Считает, что этот вид спорта объединяет людей в команду единомышленников. И не только на поле с воротами. Почти все игроки, с которыми батюшка демонстрирует «красивый футбол» без перепалок и грубых приемов, – люди православные. А те, кто впервые видит священнослужителя, забивающего мяч в ворота, нередко после игры подходят к батюшке, чтобы попросить совета или просто поговорить по душам.

Здесь, на Песчанке, где тренируется детско-юношеская школа клуба ЦСКА,  отец Василий познакомился с бывшим профессиональным футболистом Ильнуром, стал играть с ним в одной команде. А вскоре Ильнур крестился, затем попросил батюшку обвенчать его с женой. Многие приносят  крестить своих детей либо просят о первой исповеди.

Вот так ненавязчиво отец Василий прямо с футбольного поля приводит своих коллег по команде к вере и Богу.

Про ответственность

В своих проповедях батюшка говорит о том, что самое страшное в жизни – потерять ответственность перед Богом. А свою ответственность он понимает так: восстановить храм преподобного Сергия Радонежского, увековечить память погибших авиаторов в часовне Архангела Гавриила подобно тому, как в Храме Христа Спасителя увековечены имена героев войны 1812 года.

Храм будет создаваться по индивидуальному проекту и, судя по эскизам, станет настоящим украшением Ходынского поля. А если оно со временем превратится в ландшафтный парк, то нарядная церковь вместе с часовней гармонично впишется и в садово-парковый ансамбль, и в архитектурную среду исторического района. И можно сколько угодно спорить о достоинствах того или иного решения по застройке и благоустройству Ходынского поля, но рукотворная красота без красоты небесной всегда будет неполной. Об этом прихожанка Татьяна сказала просто: «Когда храм стоит, все вокруг преображается и люди друг к другу относятся лучше».

Людмила Дианова

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
На купол строящегося в Страсбурге храма водружен крест

Церемония установки прошла в день памяти архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского Иоанна

Деревянный храм на 750 прихожан построят в Москве

Храм Преподобного Саввы Освященного появится на Тихорецком бульваре

Купола и крест водрузили на строящийся в Страсбурге русский храм

Центральный купол, малые купола, шатер и кресты были изготовлены в Москве

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!