Удар по «крокодилу»

|

С 1 июня вступил в силу запрет на продажу без рецептов кодеинсодержащих препаратов. Специалисты в области борьбы с наркоманией и помощи зависимым вздохнули с облегчением: ведь именно кодеин является основным компонентом одного из самых опасных наркотиков — дезоморфина.

Напомним: дезоморфин, или «крокодил» — сегодня второй по популярности в России нелегальный наркотик после героина, при этом его употребление в последние годы стремительно выросло. Причина этого заключалась, в первую очередь, в доступности кодеинсодержащих препаратов  — большинство из них продавалось в России без рецепта. При этом превратить кодеин в дезоморфин в домашних условиях очень просто.

Свое прозвище наркотик получил за способность вызывать быстрое омертвление тканей и сильное воспаление вен, в результате чего кожа наркомана становится похожа на чешую. Тело наркомана в местах уколов покрывается глубокими язвами. В результате употребления наркотика сосуды закупориваются, после чего тело наркозависимого, включая внутренние органы, разлагается заживо. Зависимость от дезоморфина развивается практически с первого раза. Живут наркоманы, употребляющие «крокодил», около двух лет.

Тем не менее, существует мнение, что наркоманов в любом случае меньше не станет. Ежегодно появляются новые виды «курительных смесей», «солей для ванн» и других веществ, а вот ужесточение отпуска лекарств может создать очереди в районных поликлиниках.

— С одной стороны, запрет на свободную продажу кодеинсодержащих веществ поможет лишь частично. Наркоманы найдут для себя новые наркотики, а вот обычные люди будут страдать. Кодеинсодержащие препараты были эффективны, например, от кашля. Да и чтобы справиться с наркоманией, нужно действовать воспитанием, а не запретами. С другой стороны, рецептурный отпуск лекарств может оказаться полезным и для обычных пациентов, чтобы они не занимались самолечением, — считает врач скорой помощи Татьяна Елохина.

При этом часть врачей считает нововведение абсолютным благом.

Вячеслав Боровских

Вячеслав Боровских

— Сегмент аптечной наркомании, связанный с дезоморфином, исчезнет, но беда в том, что на сегодняшнем наркорынке он был не так уж велик. Думаю, скоро мы столкнёмся с новыми видами наркотиков, вроде тех же курительных смесей. Законодатель должен быть готов к этому – и обобщить какие-то общие составляющие постоянно модифицирующихся «легальных наркотиков», чтобы запрещать их заранее, до того, как разработают новые виды, — считает врач-психотерапевт, руководитель центра медико-социальной реабилитации «Подвижник» Вячеслав Боровских.

— Но введение ограничений на продажу кодеинсодержащих препаратов всё равно очень значимо. То, что сильнодействующие лекарства так долго продавались у нас без рецептов, — это преступление! Из-за бесконтрольного употребления антибиотиков медицина столкнулась сегодня с совершенно новыми патологиями, например, массовыми аллергиями или такими видами дисбактериозов, с которыми люди попадают даже в реанимацию, — рассказывает врач.

Леонид Рошаль

Леонид Рошаль

Солидарен с ним и детский хирург, доктор медицинских наук, профессор, Президент Национальной медицинской палаты, Директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Михайлович Рошаль. Так, ранее в интервью «Правмиру» он отметил, что наркомания сегодня — одна из серьёзных язв нашего общества, а потому должно использоваться всё, что препятствует распространению или возможности использования наркотиков.

— Только по рецептам! Это усложняет получение обезболивающих, верно, но нельзя получать наркотические средства свободно, а потом их использовать не по назначению, — заявил доктор Рошаль.

О том, не является ли данный запрет полумерой, рассуждает председатель «Движения развития», действительный государственный советник 3 класса Юрий Крупнов.

Юрий Крупнов

Юрий Крупнов

— Меня, если честно, удивляют комментарии, которые сейчас даются прессе по поводу того, что принятый закон является полумерой. Вот представьте себе: идёт сражение, участвуют танки, пехота, стреляет артиллерия. Предположим, я уничтожаю танки противника, а мне говорят, что это неэффективно, и уничтожать нужно всё сразу. С одной стороны, это правильно, но это рассуждение оторвано от реальной жизни. Да, есть группа наркотиков афганского происхождения, например, гашиш и героин, есть другие медицинские препараты, которые также используются наркоманами. В дальнейшем нужно продолжать борьбу и с ними, и с наркотиками, поступающими к нам из-за рубежа. «Соли для ванн» тоже должны стать предметом пристального внимания, и здесь очень важна оперативность их выявления, — считает он.

По словам эксперта, в прошлом году появилось сорок новых синтетических наркотиков, и, безусловно, в связи с этим нужно принимать меры. Введённый недавно запрет, по мнению Юрия Крупнова, – весомая победа в борьбе с пагубным зельем, давшаяся очень непросто.

— Когда речь идёт об афганском героине, мы представляем себе этакого моджахеда-наркобарона, который изначально воспринимается нами как враг. А при этом 15 лет не афганские торговцы, а наше родное государство никак не ограничивало в продаже столь опасные препараты. За эти годы населению скормили примерно 50 тонн чистейшего кодеина! По самым низким оценкам, не меньше пяти тысяч молодых ребят ежегодно погибали от дезоморфина, но самое страшное здесь даже то, что никто даже не вёл эту статистику и не интересовался количеством погибших.

Наиболее острая борьба вокруг аптечной наркомании, по словам эксперта, развернулась в последние два года.

— Три раза переносились сроки прекращения свободного отпуска кодеинсодержащих препаратов. Первый срок Минздравсоцразвития обозначило 1-го ноября 2010 года, затем — 1 мая 2011-го, и потом — 1 ноября 2011. По сути, государство спонсировало наркоманию. Ещё в 2004-м году Московская городская дума обратилась к министру здравоохранения Зурабову с предложением ввести рецептурный отпуск, указывая, что дезоморфиновая наркомания приобрела такие масштабы, что дальше это терпеть невозможно. Результат мы все видим. Даже после, можно сказать, агрессивной политики госнаркоконтроля в последние два года ограничения на отпуск были введены далеко не сразу, — отмечает Юрий Крупнов.

При этом эксперт признаёт, что продажа лекарств по рецептам тоже не является гарантией того, что опасный препарат не попадёт в руки наркозависимых. По разным оценкам, это ограничит от 30 до 70 процентов продаж, но и это уже существенно.

Согласен с Юрием Крупновым и ещё один известный борец с дезоморфином — руководитель екатеринбургского центра «Город без наркотиков» Евгений Ройзман.

Евгений Ройзман

Евгений Ройзман

— Все эти два года мы потратили в основном на борьбу с «крокодилом». Мы писали на все возможные сайты, включая правительственные, рассылали фотографии заживо гниющих людей, но не получали никакого ответа, — вспоминает Евгений. — Тем не менее мы продолжаем заниматься общественным давлением на ситуацию и параллельно работали в кулуарах. Что касается курительных смесей, тут всё не так просто. Запрет на них уже существует, но по факту часто не применяется. Конечно, можно было бы ввести запрет на свободную продажу кодеина совместно с законом о принудительном лечении наркозависмых, но даже без этого подобный запрет — это огромная победа.

Подготовила Ксения Кириллова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Как живет православный реабилитационный центр в глуши (фото)

Мечты у всех простые – не сорваться, начать новую жизнь

«Было все – амфетамины, трава, грибы, от молитвы шарахался»

Как спасают зависимых в центре реабилитации «Неугасимая надежда»

ООН: Пять процентов взрослых людей пробовали наркотики

29,5 млн человек во всем мире страдают расстройствами от употребления наркотиков

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: