Уходящие натуры: Госдума укажет главным врачам на выход?

|
Российский парламент продвигает законопроект, согласно которому главные врачи медицинских учреждений, достигшие определенного возраста, будут освобождать свои места молодым кадрам. Нынешние администраторы клиник и профсоюз работников здравоохранения России шлют депутатам ответные письма – о нецелесообразности этой инициативы. Известные медики на редкость солидарны с законотворцами.

65-летний возраст для главного врача становится не только рубежом, после которого как любой человек он может оглянуться на свои победы и неудачи, подвести определенные итоги, но и чертой, которая резко отсекает от прежней профессиональной жизни. Многие даже самые именитые главные врача рискуют увидеть собственный кабинет в последний раз именно в день рождения.

Депутаты Госдумы предлагают установить для руководителей медучреждений и их заместителей предельный возраст в 65 лет – проект закона был внесен в Госдуму в январе 2017 года. Рассмотрение проекта в первом чтении было назначено на 7 июня, тем не менее в этот день законопроект не рассматривался.

У закона есть противники, но многие известные врачи солидарны с законотворцами.

Профсоюз работников здравоохранения РФ на этой неделе направил в Госдуму довольно резкое послание. В устной форме суть претензий корректно и полно описал заместитель председателя организации Михаил Андрочников. Заочно ему возразили врачи, чьи имена известны многим жителям Москвы и Санкт-Петербурга.

Михаил Андрочников

Михаил Андрочников, заместитель председателя Профсоюза работников здравоохранения РФ

Лечебное учреждение остается обезглавленным

– Законопроект – инициатива самих законодателей, Государственной Думы. Она выступила с таким документом. Что у нас имелось до этого? Две аналогичные нормы в статьях Трудового Кодекса касались научных и образовательных учреждений.

Но там немного другой механизм подбора руководителей. Они назначаются после того, как были избраны ученым или педагогическим советом. И такая вещь возможно вызывала какие-то злоупотребления. Например, когда ученый совет почти целиком состоял из учеников действующего ректора. Закрывался путь другим людям, что вызывало проблемы.

У нас сейчас руководители ФАНО (Федерального агентства научных организаций) делятся по возрасту. 50% – возраст от 40 до 50-60 лет, 25% – от 60-70 и дальше – после 70. В научных организациях это объяснимо. Похожая ситуация может быть в педагогических, образовательных учреждениях. Такие правила внесены в 2014 году.

В медицине такой системы нет. У нас тоже конкурс, но руководитель назначается. И руководители часто меняются в связи с тем, что меняется руководство департамента здравоохранения. Поэтому в большинстве территорий срок административной жизни какого-то главврача может продолжаться три-пять месяцев или год-два. Такие вращающиеся двери. Дефицит кадров: регионы не могут найти квалифицированных руководителей, которые будут долго работать и имеют приличный опыт в сфере управления.

Обычно заместители в научных и педагогических организациях тоже назначаются и как-то взаимосвязаны, у нас они никак не связаны. По новым нормам депутатов: как только заканчивается срок контракта у руководителя, он и его замы должны уйти. Лечебное учреждение остается обезглавленным.

Если учесть, что в нашей стране больницы находятся в сотне километров от районных центров, найти туда даже одного руководителя очень сложно. А двух практически невозможно. Такие шаги приведут к дезорганизации здравоохранения. И без того не хватает кадров. Зачем создавать дополнительную сумятицу?

Переквалифицироваться главному врачу, который последние несколько лет не занимался профессиональной деятельностью, найти другую работу крайне сложно.

Анатолий Махсон. Фото: Лилия Злаказова / rg.ru

Анатолий Махсон, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, директор онкологического кластера «Медси»

Критерием оценки должна быть эффективность работы

– Неоднозначно отношусь к этой инициативе. У меня есть друг-психиатр, и он мне недавно рассказал, что сейчас сам возраст у людей сдвинулся. В 70 лет они такие, какими 20 лет назад выглядели и чувствовали себя 50-летние. Сам человек меняется. И медицина.

Понимаете, найти хорошего главного врача бывает непросто. Они на дороге не валяются. Если человеку 67, и у него все нормально, он отлично работает, зачем его убирать?

А с другой стороны, когда нет ограничений, это дает бестолковым главным врачам работать, сколько им вздумается.

Тут все сложно. Главным критерием оценки должна быть эффективность работы. Если все действует, нет никаких замечаний, тогда зачем смотреть на возрастной ценз?

Сергей Ануфриев

Сергей Ануфриев, директор Петербургского медицинского форума, кандидат медицинских наук

Надо думать не о возрасте, а о повышении квалификации руководителей

– Не возраст должен быть главным. Президенту США, например, 70 лет и что? Или каким-нибудь российским чиновникам… Все зависит не от возраста, а от того, как человек выполняет свои обязанности. Должны внедряться не новации, связанные с количеством лет, а инициативы, связанные с профессиональными параметрами.

В России 80% руководителей государственных учреждений здравоохранения нуждаются в повышении квалификации, должны учиться работать в современных условиях, приобретать управленческие навыки. Об этом давайте думать. Важно объективно оценивать деятельность главврачей.

 

Павел Бранд

Павел Бранд, невролог, медицинский директор сети клиник «Семейная», кандидат медицинских наук

Это не значит, что человек уйдет на улицу

– Человек возраста 65+ может быть хорошим ученым, даже, наверное, хорошим руководителем, но суть-то не в этом. Здоровье и взгляд могут быть устаревшими. Я бы не считал цифры 65 оптимальными, лучше, наверное, 70, но вводить возрастной ценз для главврачей необходимо. Иначе всё превращается в какую-то бесконечную историю, пока человека не вынесут вперед ногами.

Необходимость назрела, – убежден Павел Яковлевич. – Во всем мире она существует. Это не значит, что человек уйдет на улицу. Люди становятся научными консультантами, больше посвящают времени обучению молодежи.

И потом у нас должности главных врачей занимают не врачи, а управленцы. На это тоже надо обратить внимание. И больше времени посвящать науке, обучению и так далее. Должна быть сменяемость поколений, сменяемость специалистов, иначе больницы застывают в стагнации – люди сидят по 30-40 лет на одном месте и ничего не меняется. Я считаю, что это вполне хорошая инициатива.

Денис Проценко

Денис Проценко, главный внештатный специалист по анестезиологии-реаниматологии Департамента здравоохранения Москвы

Состояние врача и качество работы нужно оценивать комплексно

Возраст – это не та отсчетная точка, по которой надо оценивать работоспособность человека. Все оценивается комплексно: состояние главного врача, реализация задач, насколько качественно он их выполняет.

Правомернее ставить вопрос не о возрастном цензе, а, скорее, о сменяемости руководства больниц. Не знаю, как это должно быть, но, вероятно, люди должны меняться через 5-7 лет – срок, за который реально что-то можно сделать.

Или не меняться, если человек за прошедшие годы сделал конфетку, многое успел, многого добился. Надо ли в таком случае его ротировать? Или дать ему возможность продолжить развивать клинику.

Как-то мы все примитивизировать, упростить пытаемся.

Людмила Жученко

Людмила Жученко, главный специалист по медицинской генетике и пренатальной диагностике Московской области, заслуженный врач РФ

Я сама подготовила себе смену

– Мое личное мнение: это абсолютно правильно. Ротация кадров должна быть. Никто не должен пожизненно сидеть в кресле руководителя. Меняются экономические условия, социальные, идут новые программы, сейчас начнется информатизация здравоохранения – нужные современные кадры. Как во всех цивилизованных странах. Надо давать дорогу молодежи. У нее взгляд другой. 25-летнего же врача руководителем не назначат.

А у нас нет смены кадров. Заступил главным врачом и сидит. И состояние здоровья, и возможности развиваться, принимать новые технологии, в том числе администрирования, человеку после 60 лет сложно – накоплен опыт, работа идет по накатанной. Даже у самых прогрессивных руководителей.

Претензия о нехватке кадров в регионах безосновательна. Там есть из кого выбирать. В любом субъекте РФ есть молодое и среднее поколения врачей. Они что не способны что ли работать?

Я сама к 60-ти подготовила себе смену и освободила место для собственной ученицы, которую долго ездила искала по стране. И никогда об этом не жалела. Надо давать медицине возможность двигаться вперед.

 

 

Анна Бессарабова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Врачи о реформе больниц: «Сегодня мы живем одними потерями»

Сравнение планов департамента здравоохранения Москвы с тем, что говорят врачи

Работать до победного

Врачей и учителей хотят лишить досрочных пенсий

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: