Что ждет «Город без наркотиков»?

|

В фонде “Город без наркотиков” – очередная волна неприятных событий. 

Евгений Ройзман. Фото: Анна Гальперина

Евгений Ройзман. Фото: Анна Гальперина

9 июня в Центральную городскую больницу города Березовского Свердловской области доставили находящуюся в коме Татьяну. Врачи диагностировали у неё менингит и пневмонию, и поместили девушку в реанимационно-анестезиологическое отделение, где она и скончалась 17 июня.

Как выяснилось, у погибшей осталось двое маленьких детей, а последним местом её пребывания был реабилитационный центр «Города без наркотиков».

В результате ещё через два дня, 19-го июня, в фонде начались проверки, главным образом направленные на расследование обстоятельств смерти Татьяны и условий её содержания перед помещением в больницу. Впрочем, сам Евгений Ройзман утверждает: смерть девушки стала лишь поводом для закрытия фонда, а проверки проводятся по личному заказу заместителя генпрокурора РФ по УРФО Юрия Пономарева.

— Таня Казанцева приехала в Фонд из Тагила. Кололась несколько лет всем: героином, винтом, тропикамидом, солями, в конце перешла на «крокодил». Жила на притонах. Детей с одного такого притона забрали ее родители. Может это, а может то, что один из ее последних притонов прикрыли и возбудили уголовное дело, подтолкнуло ее к решению бросить, — рассказывает юрист фонда, адвокат Анастасия Удеревская.

По словам Анастасии, 9 апреля Татьяна добровольно приехала в фонд вместе с мамой и официально оформила соглашение на реабилитацию. Тот факт, что медицинская помощь вновь прибывшей в самом фонде не оказывалась, Анастасия Удеревская не отрицает.

«В фонде нет пациентов. Реабилитация здесь — немедицинская. Поэтому сетовать и пенять за то, что врачи фонда не следили за состоянием здоровья пациентов, — бессмысленно. За медицинской реабилитацией все желающие могут обратиться в клинику Маршака или психиатрическую больницу. Здоровых на реабилитации нет. Крокодиловые и героиновые здоровыми не бывают. У всех — гепатиты, половина с ВИЧ, часть — гниющие», — пишет она в своём Живом журнале. — «Удивительно другое: жила себе наркоманка Таня Казанцева и никому она не была нужна. Никто не хотел ее лечить, реабилитировать, никто не беспокоился о состоянии ее здоровья, не следил — правильно ли она кушает, соблюдает ли диету при наличии всех трех видов гепатитов, всегда ли у нее в подъезде, или на притоне, где она варится — чистый одноразовый шприц и всегда ли при этом присутствует доктор в белом халате», — язвительно отмечает Анастасия.

Вопрос о том, должна ли в реабилитационном центре предоставляться медицинская помощь, до сих пор остаётся дискуссионным — официальных стандартов для некоммерческих организаций в этой сфере нет.

— Что касается ребцентра, в нём, действительно, обязательна медицинская составляющая, поскольку там зачастую оказываются люди, страдающие не только наркоманией, но и сопутствующими патологиями, например, вирусными гепатитами и т.д. Все они требуют своей коррекции, иначе телесная патология выйдет на первый план, и реабилитация станет невозможной, — считает, например, руководитель центра медико-социальной реабилитации «Подвижник» Вячеслав Боровских.

Тем не менее, по словам Анастасии, в смерти девушки были виноваты не фондовцы, а врачи. Как пишет адвокат, работники фонда несколько дней пытались вызвать Татьяне «скорую помощь», но та упорно не хотела забирать человека из-за одной лишь высокой температуры, а когда наконец девушку привезли в больницу, то вначале поставили ей ошибочный диагноз. Проверить эту информацию не вышло — главный врач Берёзовской ЦГБ Николай Четвериков сообщить точный диагноз погибшей пациентки не смог, ссылаясь на медицинскую тайну.

— Я с удовольствием сказал бы вам причину её смерти, но по закону не имею права разглашать такую информацию, — пояснил он.

При этом фондовцы утверждают: проводимые в данный момент следственные действия уже не имеют отношения к смерти Татьяны.

— Полиция и следственный комитет уже не вспоминают о ней, их интересует наша методика реабилитации и добровольность нахождения в центре людей, — пояснил в интервью нашему порталу Евгений Малёнкин. — Вначале они пытались, как они выразились, провести осмотр места происшествия на основании одной лживой анонимной статьи в СМИ, и хотели проникнуть в женский ребцентр. Мы были согласны на осмотр помещения, однако нас смутило то, что ещё до его проведения нам предложили подписать бумагу, что мы согласны со всеми действиями силовиков. Почему мы должны были соглашаться заранее с действиями, которые даже не были там указаны? Мы готовы были подписать протокол осмотра, но только после его проведения, — возмущается Евгений.

Малёнкин сообщил: налицо сведение счётов начальника Свердловской полиции Михаила Бородина с давно не нравившейся ему организацией, и фонд будет защищаться всеми законными способами. Этой же точки зрения придерживается и глава «Города без наркотиков” Евгений Ройзман.

«Вчера все пошло по самому нелепому сценарию. Ни полицейские, ни прокурорские не показали ни одной внятной бумаги, ни одного предписания. Пытались проникнуть на Женский обманом, мошенничеством, шантажом и откровенными угрозами. И зачем-то трясли ксерокопией заказной статьи из одной вшивой газетенки, на которой почему-то стояла печать дежурки ГУ МВД РФ по Свердловской области», — сообщает он в своём ЖЖ. — «Поверьте, что митинг против произвола и коррупции в правоохранительных органах соберет огромное количество людей в Екатеринбурге и будет поддержан по всей стране», — предупреждает он.

Впрочем, в Следственном комитете по Свердловской области информацию опровергли.

— Никаких обысков мы не проводили, этим занимается полиция и прокуратура, — сообщил старший помощник руководителя управления по взаимодействию со средствами массовой информации Александр Шульга. — Мы расследуем лишь обстоятельства смерти женщины, опрашивая в том числе и врачей, и родственников. Сейчас продолжается проверка, и её результаты мы пока не можем разглашать.

Не больше света на происходящее пролили и в полиции.

— На данный момент сотрудники, которые проводили проверочные мероприятия, анализируют их результаты. Делать какие-то выводы пока преждевременно. Могу лишь сказать, что полицейские вправе организовывать проверку на основании различных поводов, в том числе обращений граждан и публикаций в СМИ. В данном случае «Город без наркотиков» ничем не отличается от других организаций, — заявил руководитель пресс-службы ГУ МВД РФ по Свердловской области Валерий Горелых.

— Нами проводятся обычные в таких случаях мероприятия, в том числе с участием врачей. Никаких обысков и налётов на реабилитационные центры не было, и всё проводилось в рамках правового поля. Мне кажется, Ройзман просто использовал эту ситуацию для пиара себя и своей организации, а его угрозы вывести на улицу людей — это самая настоящая провокация, — продолжает он. До областной прокуратуры дозвониться не удалось.

Сейчас проверки фонда продолжаются. «Правмир» продолжает следить за развитием событий. Однако и на данной стадии можно заключить: вне зависимости от вины фондовцев государству следовало бы уже давно разработать чёткие критерии социальной реабилитации зависимых, и помогать общественникам их достигать, а не ограничиваться одними лишь карательными мерами.

Напомним: деятельность Евгения Ройзмана и фонда «Город без наркотиков» уже давно вызывает неоднозначную реакцию в обществе. Ряд организаций и СМИ упрекают его в жестоком обращении с реабилитируемыми, приковывании их наручниками, эксплуатации и даже насильственном удержании. Сам наркоборец в ответ на эти обвинения утверждает: последние несколько лет наручники в фонде не используются, зато ведётся круглосуточное наблюдение, а после дела Егора Бычкова всех прибывающих на реабилитацию также дополнительно записывают на видео, чтобы не было потом вопросов о недобровольности помещения на реабилитацию.

Ксения Кириллова

Читайте также:

Работа с наркоманами: спасение или насилие? Беседа с Евгением Ройзманом (+ФОТО + ВИДЕО + mp3)

Евгений Ройзман: Объединяться, чтобы устоять

Удар по «крокодилу»

Куда пойти лечиться от наркомании?

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Как живет православный реабилитационный центр в глуши (фото)

Мечты у всех простые – не сорваться, начать новую жизнь

«Было все – амфетамины, трава, грибы, от молитвы шарахался»

Как спасают зависимых в центре реабилитации «Неугасимая надежда»

ООН: Пять процентов взрослых людей пробовали наркотики

29,5 млн человек во всем мире страдают расстройствами от употребления наркотиков

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: