Умирать не страшно, но очень не хочется!

|
В социальном ролике, снятом ко Дню Победы, мальчик-партизан, погибший на войне и появившийся в наше время перед своими сверстниками на их вопрос: «А умирать не страшно?» отвечает: «Это не важно. Важно, что мы победили». Высказать свое мнение по поводу этой фразы и ролика в целом мы попросили ветерана Великой Отечественной, председателя Московского совета ветеранов войны – членов Союза кинематографистов РФ Александра Ульянова. Ему было 11 лет, примерно столько же лет, сколько и герою ролика, когда он примкнул к партизанскому отряду.
Ульянов Александр Александрович Фото: polkmoskva.ru

Ульянов Александр Александрович Фото: polkmoskva.ru

Умирать не страшно, но очень не хочется! К сожалению, герою ролика я не верю. Он от себя такие слова сказать не мог. Эти слова ему написали, а он их бездумно повторил. С пустыми глазами. Он должен хотя бы осмыслить заданный ему вопрос. А мысли-то в глазах и нет. Как, скорее всего, ее нет и у тех, кто снимал этот ролик.

Когда я был в партизанах – я больше боялся не выполнить задание, чем того, что меня убьют: о смерти как-то не думалось. Лично мне потому, что я был уверен, что останусь живым. Но я был мальчиком, не взрослым. В отличие от тех, кто в благополучном сегодня снимает подобный ролик.

Четырнадцатилетней девочкой была и санитарка в лазарете Галя Спиридонова. Вот она  ухаживает за ранеными, моет полы. В это время в лазарет врываются немцы. Для нее это было настолько неожиданно, что она схватила тряпку и давай их тряпкой лупасить. Немцев это так поразило, что они – ретировались.  Потом закончилась война, девочка стала взрослой, зубным врачом в Ленинграде.

Дети остаются детьми даже на войне. Мне вот ребята-партизаны сделали деревянный автомат, и я, вернувшись с боевого задания, бежал с этим деревянным автоматом к мальчишкам в лагерь: семьи гражданских ушли в лес под нашу защиту.

Мне довелось выступать на канале «Звезда» вместе со Львом Константиновичем Дуровым. И он рассказывал, что когда они в Москве тушили на крышах с мальчишками зажигательные бомбы, то устраивали соревнования, кто больше из них погасит «зажигалок»…

И рассказанные случаи – истории конкретных людей. Но разве могут люди, не понимающие ничего о войне, взять и переделать их в кричащие лозунги?

Не надо продолжать традицию советской пропаганды, согласно которой солдаты радостно с криками «За Родину! За Сталина!» бежали в атаку.  То есть крики были, но это кричали на каком-то изломе, а  с бодрым весельем в атаку не ходили. По крайней мере, я этого не видел.  Ролик напоминает мне плохую советскую агитку, такую, как фильм «Если завтра война».

Из того, что я видел в свое время о военном времени, мне очень понравился фильм «На войне как на войне». Помните, герой погибшего измеряет лопатой,  чтобы лишнего не копать. Вот в этом есть сермяжная правда войны, понимаете. А когда начинается: «Ура! Ура! Ура!», когда звенят ордена у солдат – это неправда… Ордена, кстати, на войне не носили. Их хранили в тряпочке, в лучшем случае носили колодки. А ордена носили в тряпочке.

Еще этот ролик из-за своей бездумности стоит на одном уровне с прошлогодним опросом на телеканале  «Дождь» «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней»…

Если говорить о смерти на войне – первого убитого я увидел в сентябре 1941 года, когда пробирался в Москву из Минска, еще ничего не зная о партизанах. Я  оказался на месте боя, увидел немецкое кладбище, кресты. Они своих хоронили – каждого отдельно и на каждый крест ставили каску. Все поле было усыпано этими крестами с касками. У меня какое-то даже злорадство появилось, что их там много. Потом наткнулся на своих, убитых. Увидел валявшуюся винтовку… Я был мальчишкой и первое, о чем я подумал, –  вспомнил Павку Корчагина, вспомнил, как в Шепетовке он с комсомольцами прятал оружие, чтобы оно не досталось немцам. Хотя сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что эти винтовки немцам были не нужны: у них в это время были автоматы…

Самая тяжелая потеря – когда я узнал, уже после войны, что после того, как меня эвакуировали на Большую землю, погибла вся наша боевая группа. Если бы меня не ранили и из-за ранения не отправили в тыл, я, возможно, погиб бы с ними – они попали в засаду…

Виктор Кучерявый из Гомеля в годы войны он был связным у подпольщиков. Явка провалилась, и он, вместе со взрослыми подпольщиками, попал в застенки гестапо. Вместе со взрослыми его пытали. Загоняли под ногти иголки. Но он никого не выдал. И его вместе со взрослыми расстреляли. Но он остался жив. Пуля попала в левый глаз и вышла на затылке, не задев жизненно важных органов в мозгу. Партизаны достали его из общей могилы и переправили через фронт на самолете. И врачи его спасли.  До недавнего времени он работал преподавателем в сельскохозяйственном техникуме. И никогда не рассказывал о своем расстреле. Я о нем все вызнал из документов Музея Отечественной войны в Минске. На одной из встреч Белорусских орлят (есть в Беларуси такая организация, которая объединяет всех, кто начал воевать в пионерском докомсомольском возрасте, а таких только в Беларуси набралось около тысячи, включая тех, кто попал в этот посмертно – около 400 человек, то есть почти каждый второй), он и сказал эту фразу: «Умирать не страшно, но очень не хочется!», которую я сказал в начале своей рецензии на ролик.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Трехлетняя медсестра под обстрелом

Во что играют взрослые, наряжая детей в форму Великой Отечественной

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: