Умирая, мы не остаемся в смерти

Источник: Кадашевский листок

“Пасха, Господня Пасха: от смерти бо к жизни,
и от земли к небеси Христос Бог нас преведе”

Пасхальный канон

Жизнь полна смысла и радости потому, что есть у нас Воскресение Христово. В жизни так много света потому, что была и есть Пасха Господня. Была и пребудет вовеки Пасха избавления скорби.

Самая страшная скорбь людей разрешилась ею. Смертная скорбь. Так как человеческому естеству в Воскресении Христос дал возможность и силу воскресения. Пусть еще умираем прежнею смертью. Но в ней не остаемся, а это не значит умирать, – говорил св. Иоанн Златоуст. Если умерший после смерти оживет, притом лучшею жизнью, то это уже не смерть. Для всех и даже для всего смерть обессилена Воскресением Первенца из мертвых (1 Кор. 15, 20).

В ком она не вызывала тоски и ужаса? Мучителен даже отдаленный образ ее в разлуках с близкими, в расставаниях с любимыми, в разобщениях и разрывах. И не с одними людьми. Перед несущейся на нас в смерти пустотой какого-то изначального небытия все в жизни кажется пустым. Раз рок смерти истребляет все, чем мы живем, все, чем дышим и что нам так дорого и в себе и в других. Раз неотвратимо уничтожает нас самих…

Это верно, что около умершего странно проходят и стихают злые чувства. В смерти есть глубина, и из глубины смерти идут напоминания о смысле жизни. Смысл вещей связан с концом их во времени. Тем не менее, кто же из нас не отталкивается от смерти как от коренного и предельного зла?

Все, обличаемое совестью как несомненное зло, все сводится в конце концов к ней, к разрушающей ее стихии. Убийство, ненависть; корысть, ложь, разврат. И совершенно верно, что на дне всех злых страстей лежит смерть. Что все они ведут к ней и сеют ее в этом мире.

Но мы не остаемся в ней, умирая! Если до Христа не знали, то теперь знаем: умрем, но не будем как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать (2 Цар. 24, 14). Потому что в Воскресении Христовом с Воскресшим совоскресает все человечество, хотя не так, конечно, что все уже теперь восстают из своих гробов. К естеству, общему для всех людей, в Воскресении привито бессмертие Воскресшего. А это значит, что то, что было с Господом Иисусом в Его смерти и Его воскресении сделалось возможным и сбудется со всеми людьми, носящими то же естество.

Было же страшное разлучение души и тела, такое же, какое происходит в нашей смерти. Смертность нашего естества именно в этом разлучении, в разрыве двух его составов. Разрыв их умерщвляет человека, умерщвляет личность, которая заключена в целостности нашей двуединой природы. Целостности ее, не отдельно душе и отдельно телу, а вместе той и другому, дана богообразная красота. И все уродство смерти и весь ее ужас в распадении именно этой целостности.

Но в нашей смерти разъединившееся с душой тело в тлении проходит некое очищение. К нему примешалось много отравы порока и нечистоты! Оно проходит очищение до тех пор, пока не “переплавится”, чтобы через воскресение снова быть возведенным к первоначальной целостности, носящей образ неизреченной Славы Божией. Об этом согласно учат все Отцы Церкви, с особой убедительностью св. Григорий Нисский. Телу же Спасителя не нужно было никакое очищение. Потому и не было у Него этой долгой-долгой, как у нас продолжающейся века, сени смертной. Было лишь священное, таинственное тридневие смерти.

И вот, как в Спасителе разлучилась душа с пречистым телом, по в Воскресении соединилась с ним и силой Божией восстала во всей красоте и славе целостности человеческого естества, так будет и с нами. Именно эта возможность дана Воскресшим Господом естеству человека, общему для всех людей. И в таком смысле Церковь и учит об умерщвлении смерти нашей силой Воскресения Христова. В таком смысле и говорим, что отменено, по выражению св. Афанасия Великого, “осуждение смерти”.

Вся земля засеменена человеческим прахом. Но в час, о нем же не дано знать никому, силой Воскресения Христова, чудесной силой Господней Пасхи, каждое посеянное в землю семя оживет. Потому что семя это, прах наш, имеет естество, уже измененное Воскресением. В тот час осуществится возможность, силой Воскресения данная через это естество каждому из нас. И нет больше безнадежности все истребляющего конца и уничтожения. Конец бывает во времени, но смерть из времени вырывает, смерть есть выход из времени в вечность, для каждого из нас открытый, потому, что Христос воскрес, и было во вселенной Христово Воскресение.

Древний Израиль некогда просил у Бога избавления от смертоносной язвы. Каждый должен был при том принести Богу в жертву агнца. День жертвенного заклания агнца и избавления от язвы и стал праздником ветхозаветной пасхи. Но то был только прообраз Пасхи Господней, победы, одержанной над смертью Воскресшим Агнцем, Богочеловеком Иисусом Христом.

Теперь эта победа с нами! Ее поют сегодня ликующие гимны пасхального праздничного торжества. И бывает ли радость светлее нашей пасхальной радости? Так как она об открывшейся в Воскресении вечной жизни, которая всегда была и будет высочайшим пределом устремления воли человека к совершенной истине, к вечной правде, к совершенному, неумирающему добру, к нетленной красоте. Наша радость пасхальная – радость о преображении всей нашей жизни в вечную жизнь, в нетленную.

Вечность вовсе не есть упразднение этого века, простая его как бы отмена. Напротив, она есть сохранение того, что было здесь, но преобразилось Воскресением в вечность. Как преобразилось в Воскресении земное тело Господа Иисуса Христа. В этом смысле едина здешняя жизнь с жизнью в вечности. Начинается вечность здесь, в настоящей жизни.

Но только преображается в вечную истину правда, а не ложь. В совершенное добро преобразится здешнее, пусть несовершенное добро, однако же не зло. И то, что сейчас всех отвращает как несомненное уродство, не будет нетленной красотой. Это значит, что путь к пресветлой и преблаженной вечности, для всех уготованный Воскресением Христовым, лежит только через начинающееся в настоящей жизни деятельное подавление всякого зла, только через подвиг делания в этой жизни всякого добра.

Братья и сестры! Добро есть дело свободы. Одна упавшая на землю Голгофы капля крови Спасителя незримо действительно изменила все на всей земле. В мир вошла совершенно новая сила Воскресения. Но в ней нет ничего от насилия, от какого бы то ни было принуждения. Поэтому-то все, что она дает, обращено к нашей свободе. Только к ней!

Вспомним, что и естество людей получило силу воскресения и вечной жизни не потому только, что Жизнь” бывшая у Отца, явилась нам в Слове, Слово же, в Котором обитала Жизнь, стало плотью и вселилось в ны (Ин. 1, 14; Ин. 1, 2). Победная сила Воскресения Господа Иисуса Христа была силой вольных, именно вольных страданий и вольной смерти, освободивших нас от “рабства тлению” (Рим. 8, 21). Нашей она становится, когда с нею соединяемся тоже вольно.

Вот откуда раздается призыв к деланию добра, к свободно-добродетельной жизни. Церковь нас учит не о бессмертии, для которого ничего не нужно делать и не нужна никакая борьба. Она нас учит о воскресении в вечность, требующем всей нашей свободной, доброй активности, ожидающей деятельного раскрытия в людях добрых сил.

И если христианин вступает в беспощадную борьбу прежде всего в себе самом с собственными страстями, не менее смертоносными той язвы, от которой некогда погибал Израиль, то потому, что к этому зовет его Христово Воскресение. Если в делающемся вокруг нас любом добром деле, кто бы его ни делал, такие же ли христиане, как мы, или нет, такие же верующие, или нет, если в нем каждый из нас, христиан, участвует всей своей душой и всей волей, то потому, что глубокий, непреходящий смысл такого делания для христиан открылся в Воскресении Христовом. В вечную славу “нового неба и новой земли” в Воскресении, для всех открытой Пасхой Господней, войдет только тот, кто стал на этот единственный к Ней путь.

Сияние светлого луча Господней Пасхи проникает в глубину каждого мгновения жизни, в котором возникает воля человека к добру, жажда настоящей правды и красоты. Божественную благодать, спасающую естество наше от самой страшной, от смертной скорби и утверждающую каждого из нас в вечном добре, несет с собой он, этот пасхальный пресветлый луч. Все было бы тщетой без него! “Если Христос не воскрес, то проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша” (1 Кор.15,14).

Но Христос воскрес. И каждое мгновение жизни приобрело такое новое значение, наполнилось таким безмерным смыслом. Вот отчего наши сердца сегодня заливает радость. Мы радостью друг друга обнимаем! Мы ненавидящим нас все прощаем. Веселимся божественно потому, что из гроба, как из чертога, воссиял всем Христос. С ним же каждый из нас восстанет из своего гроба с тем добром, которым жил и которому служил.
Х ристос Воскресе!

Пасха Господня. 1961 г.
Проповедь прот. Всеволода Шпиллера

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: