Умирающий храм

25 лет назад начался необычный марафон. Было понятно, что время не терпит, что за подъемом последует спад, и участники забега, начавшие с самого начала, и те, кто постепенно включались в гонку, спешили. Не все пришли к финишу, да и наступил ли этот финиш?

Вспоминается, как открывались первые храмы. Да, именно восстановлению разрушенных святынь придавалось первоочередное значение. Это было, конечно, правильно. Россия приняла Православие прежде всего по причине эстетической красоты этой религии. Самое пышное богослужение, самые красивые храмы, даже одежды духовенства – самые необычные. Поэтому в борьбе за души вчерашних атеистов вполне разумно было восстановить былое величие храмов.

За эти годы многое достигнуто, не меньше половины храмов по Руси вновь обрели свое былое величие. Вот только прихожан в этих храмах почти что и нет, разве что в крупных городах в праздничные дни храмы наполнены молящимися. В селах и маленьких городках храмы не пустуют два-три, много четыре раза в год. И если строительство и восстановление храмов в определенной степени финансируется за счет благотворителей, чаще всего жителей столицы или же областного центра, то содержание храма – обязанность прихожан. Но что делать, если этих прихожан почти что и нет?

На одном приходе, не хотелось бы называть место, настоятель практически без благотворителей привел храм в нормальное состояние. Сделал ограду, покрасил старую крышу, чтобы не ржавела, приобрел утварь и облачение. Прослужив несколько лет, вынужден был уехать. Следующий настоятель был очень ревностным служителем – при нем в первое время прихожан стало больше, человек пятнадцать вместо десяти. Он провел газ и сделал отопление. Но прошло несколько лет и из пятнадцати прихожан осталось пять. Кто-то умер, кто-то перестал ходить по разным причинам. Отапливать храм стало невозможно – не за что, да и для кого? Не сам этот священник захотел уйти, его перевел архиерей. Третий настоятель послужил с год и сам сбежал на лучший приход. С тех пор за два года в храме было совершено четыре службы. Никому стал не нужен храм, в который вложили душу два священника.

История, которая уже произошла на этом приходе, произойдет в ближайшем будущем на многих приходах. Молодое духовенство, не имея возможности существовать за счет благотворителей, не решается ехать в глухие села к восстановленным, но пустым храмам. Прежнее поколение духовенства постепенно уходит в мир иной. И лет через десять многие, очень многие храмы опустеют. Как только священник начинает служить один на два-три прихода, а богослужения будут совершаться не каждое воскресенье – приход начинает умирать. Умирает приход – умирает и храм.

В 90-е годы храмы часто сравнивали с живыми существами.

Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси, –
В этих срубах есть сердце и вены.

А. Шаганов

Действительно, многие именно так воспринимали в те годы эти дивные жемчужины архитектуры. Прошло время и новое поколение иначе выражает свое отношение: «А насколько нужен храм? Первым христианам достаточно было комнатки в катакомбах или в обычном доме. Так что служить ту же Божественную литургию можно где угодно. Не в иконостасе же дело и всяких входах и выходах, а в духе» – пишет мне Виктор из Москвы. Воцерковленный молодой человек, еженедельно причащающийся. Просто он другого поколения, других взглядов. И он совсем не одинок в своем мнении.

Так “живые” храмы – или же это только помещения для молитвы и совершения таинств? Или, может быть, нечто среднее? Но может ли быть среднее между этими двумя крайностями? Наверное, очень многое зависит от нашего отношения к каждому конкретно храму. Любим ли мы его и, что, наверное, даже важнее, нужен ли он нам?

Потому как неправильно утверждать, что храм нужен Богу. Богу нужны другие храмы – мы с вами. И если эти храмы пустуют без Духа Святаго, тогда для чего стоят каменные стены? Сейчас, спустя более чем 20 лет “возрождения духовности на Руси”, понятно, что внешнее легче восстановить, чем внутреннее. Но это внешнее просто прах и пепел без наполнения. Если наши сердца далеки от Бога, то все остальное никак не сможет скрасить эту страшную духовную трагедию. А именно это ужасное произошло с многими нашими соотечественниками. Не смогли они преодолеть порог воцерковления, так и остались, в лучшем случае, захожанами. Не стали храмы их родным домом, чужды им богослужения, лишь крестить детей да освящать куличи заходят они в храмы, которыми восторгаются как памятниками архитектуры, как наследием предков. Только это наследие оказалось не нужно наследникам. И пока нет выхода из этого печального тупика национального сознания…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Зачем реставрировать храмы, в которые никто не ходит?

Не будет молящихся – не будет ничего, хоть там золотые купола установи

«То, что они сделали со своей страной, не поддается описанию»

Американский ученый – о русских храмах и советской ненависти к прошлому

Фотоблогер Беленький: Россия, которую мы потеряли

Фото России, которую мы потеряли: из 1000 церквей - 600 заброшены

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: