Умная Кассия: Гимны под спудом

Инокиня Кассия настолько ярко, образно, восторженно выразила осмысление и переживание смерти и воскресения Спасителя, что необходимо остановиться на этих текстах, попытаться войти в понимание этих поэтических и гимнографических образов, которые донесли до нас древние книги...

Верность, преданность, нежность, эмоциональность – вот, наверное, самые общие черты особой женской веры, женского пути к Богу, служения Христу. Но «дары различны» – кто-то «служит Ему имением», кто-то – самоотверженной непрестанной молитвой и физическим трудом в отречении от мира, а кто-то – у колыбели младенцев, выполняя материнский подвиг.

Инокиня Кассия служила Богу своим талантом – она писала Ему гимны. Византийская поэтесса IX века стала единственной женщиной, чьи творения вошли в корпус православного богослужения и поются, и читаются по сей день.

В беседах на богослужения Страстной Седмицы «Возлюби любящую, праведно ненавидимую» и «Господь, уснув, воскреснет тридневен» ведется рассказ о жизни и творчестве Кассии – о неудачном сватовстве императора Феофила, об уходе в монастырь и поэтических загадках гимнов умной Кассии.

Сегодня обратимся подробнее к жизни знатной византийской и честной инокини, к ее творениям, написанным для богослужения Великой Субботы.

Канон Великой Субботы имеет особое значение для каждого христианина. События Страстной Седмицы, Великого Пятка, Великой Субботы и Пасхи являются центральными в богослужебном круге всего года. С глубокой древности великосубботняя служба воспринималась в неразрывном единстве с Пасхальной.

Умная Кассия

Кассия родилась в Константинополе около 810 года. Как пишет архиепископ Филарет (Гумилевский) в своей книге «Исторический обзор Песнопевцев и песнопений греческой церкви» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995), ссылаясь на историка Зонару, император Феофил именно ее хотел избрать в жены, но смутившись ее мудростью, выбрал Феодору.

kassia1Пападопулос в своей книге приводит более подробные исторические сведения: «Когда император Феофил подошел к деве Кассии, пораженный ее красотой, он произнес следующую фразу: «Ek ginaikos ta favla» что значит «От женщин в мир пришло много зла». Говоря так, император подразумевал грехопадение Евы.

Кассия, не смутившись, ответила ему: «Kai ek tes ginaikos ta kreitto», что значит «Но через женщину произошло и высшее благо», подразумевая Пресвятую Богородицу. Император, пораженный ответом Кассии и, очевидно, почувствовав силу ее характера, прошел дальше вдоль строя невест и, как известно, его выбор пал на Феодору.

Этот небольшой исторический экскурс свидетельствует не только о характере Кассии, но и ее гимнографическом таланте: ответ императору звучит в том же ритме, что и вопрос, и количество слогов одинаковое, только дева Кассия вводит союз «kai» для того, чтобы построить реплику логически и ритмически.

Не получив царства, Кассия построила монастырь в честь своего имени, в котором и жила для себя, и для Господа. В своем труде «Исторический обзор Песнопевцев и песнопений греческой церкви» владыка Филарет приводит сведения различных историков о том, что ей принадлежало много канонов, стихир и других сочинений, достойных удивления и восхищения, среди которых знаменитая стихира на Великую Среду о жене-грешнице и на праздник Рождества Христова «Августу, единоначальствующу на земли…».

Кроме богослужебных текстов также известны гномические одностишия и эпиграммы византийской поэтессы, исполненные пренебрежительной экспрессии. Особенно в адрес мужской половины человечества. Вот одно из них в переводе С.С. Аверинцева (Памятники Византийской литературы IV – IX вв. М., Наука, 1968. С. 320):

Муж некий, изувеченный и скрюченный,
Плешивый, однорукий, черный, сморщенный,
Хромой, кривой, глухой и заикавшийся
Заслыша брань какого-то похабника,
Пропойцы, плута и головореза, – так
Ответил на издевки злоязычные:
«В моей судьбине горькой неповинен я,
Уродом уродился не своей виной.
Вот ты – ты сам в своей повинен гнусности:
Ведь не Создатель ею наделил тебя.
Все сам наделал, сам терпи и сам казнись».

Что удивительно, ритмика и экспрессия первых строф «Волною морскою» перекликается с ритмикой ее первого тропаря первой песни канона в древней рукописи Цветной Триоди.

Безумный, старый,
несытый аде!
Раскрыв свою пасть,
приими всех Жизнь!
Проглотив бо – изблюеши,
потому что ты пожрал праведных души:
разорит тя Господь, –
славно бо прославися!

Чудо славянских рукописей

Каждый год на богослужении утрени Великой Субботы и на Пасхальной полунощнице все слышат знаменитый канон «Волною морскою», где поются удивительной красоты ирмосы, созданные инокиней Кассией. А вот составленные ею тропари на эти песни в ходе литургической редактуры во времени были заменены на другие, но сохранились в древних славянских рукописях Российского Государственного архива древних актов (РГАДА, Москва) и Государственного Исторического музея (ГИМ, Москва).

Инокиня Кассия настолько ярко, образно, восторженно выразила осмысление и переживание смерти и воскресения Спасителя, что необходимо остановиться на этих текстах, попытаться войти в понимание этих поэтических и гимнографических образов, которые донесли до нас древние книги.

Можно назвать чудом, что в наших древних славянских рукописях сохранились не только ирмосы первых четырех песен канона Великой Субботы «Волною морскою», но и по два тропаря к ним. Можно просто прочесть и ощутить – как воспринимали Сошествие во ад Спасителя в IX веке.

Ирмосы и тропари инокини Кассии с тропарями Марка Отрантского, содержатся в нескольких древних рукописях. Во-первых, в древнейшей сохранившейся славянской Цветной Триоди Типографского собрания: Триодь Цветная, XI – XIIвеков (РГАДА, Фонд 381 (Син. тип.), № 138. Лл. 49–53).

Следующей по времени Триодью, содержащей тропари инокини Кассии, является рукопись Патриаршего (Синодального) собрания: Триодь Цветная, 1311 года (ГИМ, Син. 896, лл. 21–23 об. (Описание, III, I, с. 527). Далее хронологически идет рукопись из того же собрания: Трефологий 1445 года. (ГИМ, Син. 872, лл. 110 об.–114 об. (1-4: Кассия, Марк; 6-9: Косма + Андрей Критский параллельно).

Древнейшая сохранившаяся славянская Триодь XI–XII вв. РГАДА, Фонд 381 (Син. тип.), № 138. Л. 49, с тропарями Кассии в каноне «Волною морскою».

КАНОН ВЕЛИКОЙ СУББОТЫ

Текст святой инокини Кассии.

Песнь I. Ирмос:

Волною морскою

Скрывшаго древле
Гонителя, мучителя
Под землею скрыша спасенных отроцы.
Но мы, яко отроковицы, Господеви поем:
«Славно бо прославися!»

Тропари:

Безумный, старый, несытый ад!
Заглотнув, прими всех Жизнь,
Проглотив бо изблюеши,
Ибо проглотил праведных души.
Разорит тя Господь! –
«Славно бо прославися!»

Иисусе, Боже мой!
Пою страдания Твои,
Добровольно умер за жизнь всех,
И плащаницею со смирною
Погребстися благоволил еси.
Погребение славлю Твое,
Восхваляю и Воскресение!

Песнь III. Ирмос:

Тебе, на водах
Повесившаго всю землю неодержимо,
Тварь видевши
На лобнем (месте) висяща,
Ужасом многим содрогашеся:
«Несть свят, разве Тебе, Господи!», – взывающи.

Тропари:

Вопияше, задыхался ад,
Взятый в плен,
Приняв Тебя – Живота всех!
Ты бо из гроба воздвиже
Сущих там от века, поющих:
«Несть свят, разве Тебе, Господи!», – взывающих.

Сниде до храмины ада, Боже наш,
Мертвых, яко бездушных,
И души праведных от болезни воздвиже,
С веселием вопиющих –
«Несть свят, разве Тебе, Господи!», – взывающих.

Песнь IV. Ирмос:

На Кресте Твое Божественное истощание
Провидя Аввакум,
Ужасся, вопияше:
Ты сильных пресекл еси державу, Блаже,
Приобщаяся сущим во аде,
Яко Всесилен!

Тропари:

За древнее, Христе, вкушение
Сладкого брашна, –
Ты вкусил желчи.
За истление смертное –
Излия, Спасе,
Честную Свою Кровь,
Яко Всесилен!

Подвигнулись основания (земли),
Сошедшу (Тебе) во ад!
И сокрушися держава вражия!
Кто так погубил, – рече Спасе, –
Души, которые были Мои?!
(Но) Ты воскресил их,
Яко Всесилен!

Песнь V. Ирмос:

Богоявления Твоего, Христе,
К нам милостивно бывшаго,
Исаия, свет видев невечерний,
Из нощи утренневав взываше:
Воскреснут мертвии
И востанут сущии во гробех,
И вси земнороднии возрадуются.

Тропари:

Ко адским (пришел еси), Живый,
Источая Живот земнородным, глаголаше:
Изыдите!
И связанным – разрешитеся!
На погубление врага
И на обновление первоумерших
Пришел еси, возвращая их к Жизни, взывающих:
(Воскреснут мертви
И востанут сущии во гробех,
И вси земнороднии возрадуются).

Душетленнаго гордыню
Крестом Твоим умертвил еси,
Сниде же во ад,
Сокрушил еси вереи
И воскресил еси прадеды, яко Бог.
Умерщвленным же верным
Подаст Жизни мир и веселие, взывающим:
(Воскреснут мертви
И востанут сущии во гробех,
И вси земнороднии возрадуются).

Канон Великой Субботы. Трефолой 1445 г. ГИМ (Син), 872, Л. 106 об.

Канон Великой Субботы. Трефолой 1445 г. ГИМ (Син), 872, Л. 106 об.

Три архиерея и одна монахиня

Канон Великой Субботы, занимая центральное положение в событиях Погребения и Воскресения, довольно часто воспринимается как творение, существующее без изменений с самого момента своего появления, вышедшее из рук одного песнотворца. На самом деле, в этом каноне сплелись воедино разные характеры и творцы, которых разделяют время и место их подвигов. Канон писали и редактировали три архиерея и одна монахиня.

Совершенно отдельный полный канон Великой Субботы был написан одним из столпов Православия – преподобным Феодором Студитом (+826). Этот канон встречается лишь в одной ватиканской рукописи, он не получил широкого распространения, хотя заслуживает самостоятельного внимательного исследования, и было бы очень интересно сравнить его с трудами других песнотворцев.kassia2

Исследование истории текстов богослужений – невероятно увлекательное дело! Попробуем проследить – как появились первые четверопеснцы Великой Субботы.

Возможно, во времена инокини Кассии четверопеснец Андрея Критского уже не использовался на Великую Субботу, в том месте, для которого он был написан. Кассия могла видеть его, хотя в богослужении того времени уже употреблялся четверопеснец Косьмы Маюмского, который начинается словами ирмоса «Ят бысть, но не удержан». Можно предположить, что многими ощущалась потребность в полном каноне, в необходимости дописать первые пять песен.

Первым автором дополнения четверопеснца Косьмы, надо полагать, и стала инокиня Кассия. Да, точных свидетельств мы не находим, и в краегранесии (то есть первых буквах каждой строфы = акростих) нет указаний на то, что автором этих строк является именно инокиня Кассия.

Косьма Маюмский написал свои тропари и ирмосы на акростих: «sabbaton melpo mega» (Субботу пою Великую), Марк Отрантский добавил позднее: «kai semeron de» (и днесь же), что и образовало акростих канона: «И днесь же Великую Субботу пою».

Это означает, что все добавленные тропари заключены в смысл акростиха, и если необходимо было бы добавить тропари к канону, то вполне логично предположить, что эти добавленные новые тропари тоже должны были быть включены в акростих.

Гимнографическая задачка

В Триоди, хранящейся в РГАДА, после ирмоса первой песни канона «Волною морскою» следуют два тропаря, которые не включены в акростих, и только после них уже идут тропари Марка Отрантского с его акростихом.

Таким образом, есть все основания предположить, что данные тропари принадлежат автору ирмосов, за которыми они следуют. Видимо, когда Марк Отрантский, в свою очередь, писал свое дополнение к канону, он оставил существующие ирмосы и тропари инокини Кассии, но добавил к ним свои собственные.

Что дает нам право выдвигать предположение, что авторство первых тропарей принадлежит Кассии? Размер этих тропарей совпадает с заданным ирмосом размером, тут одинаковое количество слогов и ударений.

Сам же текст ирмоса первой песни говорит нам о том, что писала его женщина: «…но мы, яко отроковицы…» Отсюда можно сделать вывод, что те тропари, которые сохранились в рукописях, после каждого ирмоса – с первой по пятую песнь – канона принадлежат именно инокине Кассии.

В книге авторитетного исследователя И. Карабинова «Постная Триодь. Исторический обзор ее плана, состава, редакций и славянских переводов». (ИИПК, «Ихтиос». М., 2004) несколько страниц посвящены инокине Кассии и ее стихирам (С. 223-225), а также четырем песням, предшествующим творению святого Космы. Карабинов без колебания атрибутирует тропари I–V песен и называет их переводом тропарей Кассии.

Почему они были утрачены в дальнейшем? Владыка Филарет в своей книге пишет, что мужи, которые позже пересматривали тексты канонов, сочли за неприличное присоединять к тропарям, написанным женщиной, творения св. Косьмы и поручили Марку составить тропари с тем, чтобы удержать прежние ирмосы.

Не будем судить, справедливо ли было такое решение. Главное, что при желании мы и сейчас можем прочитать эти гимнографические творения удивительной византийской поэтессы, одаренной Богом умом и талантом, которым она служила Ему всю свою жизнь.

По материалам магистерской работы Анатолия Правдолюбова в ПСТГУ: «Четверопеснец и канон Великой Субботы: публикация текстов и гимнографический анализ древних славянских рукописей» (2006 г.).

Текст подготовила Алиса Струкова

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Господь, уснув, воскреснет тридневен». Утреня Великой Субботы (+Аудио)

Скорбь пронизана светом воскресения и радости. И это нужно понимать и никогда не печалиться, и не…

Регент Ульяна Меньшикова: Я могу научить петь даже подоконник

Когда немецкие дедушки играют на скрипках, поет церковный хор и гремят тазы

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!