Умри ты сегодня… А я?

|

Травля в интернете или в рабочем коллективе, к несчастью, стала сегодня повседневным явлением. Но сочувствуя жертве и осуждая обидчика, мы редко осознаем, что молчаливые наблюдатели за конфликтом получают не меньше вреда, чем его непосредственные участники, утверждает психотерапевт Константин Ольховой.

Наверное, каждый из нас, читавший или не читавший Варлама Тихоновича Шаламова, хоть раз слышал фразу: «Умри ты сегодня, а я завтра». И, возможно, с облегчением думал о том, как далек от нас, нынешних, жестокий мир из книг писателя.

Он не далек. Он рядом.

Психологи и социологи, криминологи и педагоги, говоря о жестоких отношениях в детском саду и армии, школе и интернет-сообществе, тюрьме и офисе, часто употребляют английское слово «буллинг». Определение этого термина звучит как «агрессивное преследование одного из членов коллектива со стороны остальных членов коллектива или его части».

Прикрыв явление красивым английским словом, мы забываем, что есть очень простой его русский аналог — травля. Да, это звучит грубо, это звучит ужасно, но травля в обществе процветает. И не важно, травят ли «жирдяйку» в школе, «дохляка» в армии или «тормоза» в офисе. Травля есть травля.

Гонители и жертвы

Когда мы говорим о травле, то наши сочувственные мысли всегда обращены к жертве. К гонителю же мы испытываем гнев, возмущение или откровенную ненависть. Как часто мы забываем, что гнев и ненависть помогают игнорировать наши переживания, но не решают проблему!

«Это нелюди!», — кричим мы. Да нет, вполне себе люди. Люди, живущие рядом с нами, люди, ставшие такими у нас на глазах. И, зачастую, до того, как стать гонителями, они тоже были жертвами.

Кстати, мы часто (особенно в определенных ситуациях) начинаем винить и жертву. «Сам спровоцировал!», «Обижают только тех, кто обижается!». Иногда доля истины в этих высказываниях есть. Но только доля. Потому, что от этого боль жертвы не уменьшается. Даже увеличивается, ибо к боли от самой травли добавляется боль от чувства вины.

А еще из самых затравленных жертв, бывает, получаются самые злые гонители. Это явление очень четко прослеживается в армейской «дедовщине»: «Нас гоняли, и мы будем гонять!».

Если присмотреться внимательнее, то переход из одной позиции в другую не просто возможен, а легок. Именно поэтому специалисты знают, что, разбирая ситуацию травли, надо работать не только с жертвами, но и с гонителями. Есть достаточно профессионалов, работающих с теми и другими. Это психологи и педагоги, социальные работники и журналисты… Случаи эти рассматриваются на педсоветах школ и в штабах воинских частей, в СМИ и социальных сетях…

Только часто забывают, что в травле участвуют не две стороны. В травле — три стороны. И вот об этой-то третьей стороне я и хочу поговорить.

Ждущие

Именно о них название статьи, именно они, не мучители и не мучимые, не гонители и не жертвы являются одной из основных групп риска.

Эти люди стоят в стороне. Иногда они поддерживают гонителя, иногда — жертву, иногда просто молча наблюдают. Но в какой бы позиции они не находились, они испытывают страх. В голове бьется мысль: «А когда начнут травить меня?»

Жертве иногда даже легче. Она не ждет. Ужас ожидания позади. Палачи всех времен и народов прекрасно знали, что самой страшной пыткой является ожидание пытки. Смена надежды и отчаяния, уверенности, что «со мной-то этого не случится» и страха от того, что «я — следующий».

Этот ужас часто не осознается человеком в полной мере. Этот ужас, как раковая опухоль, не проявляющая себя до последнего момента, разъедает душу. Все глубже и глубже затягивая человека в пучину отчаяния.

Есть и другой яд. Иногда ждущий, надеясь спастись, присоединяется к гонителям. Он травит жертву из страха, что не став травителем, станет травимым. И слова Чехова, что «лучше быть жертвой, чем палачом» помогают мало. Яд в том, что человек начинает придумывать себе оправдания. Трудно ведь сознаться самому себе, что ты травишь из страха. Намного удобнее вызвать у себя «праведный гнев», а то и ощутить себя «воспитателем» жертвы. Но это лукавство. И яд этого лукавства разъедает душу вдвойне.

Все «интеллигентно»

Особенно это проявляется тогда, когда травля «не выходит за границы приличия».

Ну, есть на работе сотрудник, которого постоянно ругает начальник, и над которым подшучивают соседи.

«Ну, сидит он со мной за соседним столом. Ну, взгляд у него какой-то затравленный. Ведь его не бьют, не пытают! Я ведь не он!»

Человек смеется, работает, общается, практически не замечает происходящую у него на глазах травлю. Не замечает или старается не замечать? Но червячок страха и сомнения гложет: а вдруг завтра меня?

А вот идет волна праведного гнева в интернете, вот все ополчились на автора «продажного предательского поста». И вроде понимаешь, что автор в чем-то прав, но также понимаешь, что поддержав его, а то и просто высказавшись нейтрально, можешь получить полную меру гадостей и злобы. В лучшем случае молчишь. В худшем — находишь, за что пнуть. Но страх никуда не исчезает.

Когда травля открытая, то мы еще можем возмутиться. Но здесь-то с чего возмущаться? Все мило, интеллигентно. А тут ты со своей возмутительной грубостью, ты, посмевший назвать вещи своими именами. Посмевший…

Назвать травлю — травлей

Ждущий может стать жертвой. Ждущий может стать гонителем. Ждущий может оставаться ждущим.

А еще он может попробовать выйти из травли. Не став спасателем (на самом деле, эта роль дополнительна к роли гонителя и жертвы, но об этом как-нибудь в другой раз), нет. Просто выйти.

Конечно, осуществить это «просто» не просто. И опять все возвращается к честности с самим собой. К осознанию того, что травля есть травля, даже если льется не кровь, а слезы, что страшно ждать, когда станешь жертвой, что равнодушие, бравада и «праведный гнев» не помогут этот страх изжить.

И лишь став честным со своими мыслями, можно стать честным со своими действиями. И, возможно, тогда ты сможешь утешить жертву, успокоить гонителя, обнадежить ждущих. И просто быть человеком, а не участником жутковатой игры, под названием травля.

Зачем я все это написал?

Иногда мои клиенты говорят мне: «Вы ведь психотерапевт, вы должны дать мне ответ!» Нет. Не должен. Психотерапевт не дает ответы, психотерапевт ставит вопросы. Даже не так. Психотерапевт ведет беседу так, чтобы клиент сам ставил себе вопросы. И если кто то, прочитав статью, поставит перед собой честные вопросы – то я не зря писал.

Читайте также:

Потребляй и властвуй!

Такой же? Чужой? Другой… — Толерантность, ксенофобия, терпимость глазами психотерапевта

Константин Ольховой: Возрастные ограничения при приеме на работу пугают людей

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
В престижных школах детей травят больше

Надо ли переводить ребенка из школы в школу и как выбрать подходящую?

9 типичных проблем детей в старшей школе

Выбрать профессию, когда ничего не интересно, а мысли только о любви

«Ну, давай быстрее, чего копаешься!»

Куда бегут вместе с нами наши дети, спотыкаясь и все теряя на ходу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: