Жесткость или сострадание?

|
Можно ли сочетать в управлении организацией жесткость и сострадание? Каковы плюсы и минусы позиций жестких управленцев и эмоционально сопричастных руководителей? Какими должны быть критерии эффективности для некоммерческой организации? Эти и многие другие вопросы обсудили во время дебатов лидеров некоммерческих организаций и бизнес-экспертов. Дебаты на тему «Сострадание или жесткий менеджмент в управлении НКО: что выбрать?» состоялись 23 июня в Пресс-центра МИА «Россия-сегодня».

 

Собравшиеся поделились на две команды: жесткий менеджмент против управления, основанного на сострадании.

«Руководить НКО как типичной бизнес-структурой или проявлять только сострадание и доброту?», — такой вопрос поставили перед участниками.

«В России зарегистрировано 132 тысячи НКО. В этом секторе работает миллион людей. При этом вы никогда не услышите о том, что руководитель НКО вошел в рейтинг лучших руководителей или одна из НКО стала лучшим работодателем. В кадровом секторе очень мало информации об НКО, но этот сектор генерирует необыкновенное количество добрых дел», — сказала Александра Александрова, открывая дебаты.

По ее словам исследования показали, что средний возраста работника НКО — 51 год, пол — женский, но на конкурс в кадровый резерв ресурсного центра Комитета общественных связей «Таланты для добрых дел» пришло около трех тысяч разных резюме. Соискатели, как и руководители НКО разделились на две команды.

За «сострадание» выступали:

  • Елена Захарова, член ОП РФ, директор фонда «Созидание»
  • Анна Белокрыльцева директор «Студио-диалог»
  • Дмитрий Поликанов, президент фонда «Со-единение»
  • Елена Мозенкова-Волохова, директор фонда «Подари любовь миру»
  • Мария Морозова, член Совета Директоров представительства Международной Федерации Коучинга в России

В команду «жесткого менеджмента»:

  • Яна Поплавская, руководитель «Фонда помощи попавшим в трудную жизненную ситуацию имени Яны Поплавской»
  • Михаил Бондарев, учредитель фонда «Шередарь»
  • Наталья Каминарская, руководитель проекта «БлагоСфера»
  • Оксана Орычева, генеральный директор фонда Владимира Потанина

Выступая в защиту «жесткого менеджмента», Михаил Бондарев сказал, что «добрые дела рождают много добрых людей. В работу входит одна команда, а выходит совершенно другая. Но профессионализм в области НКО подразумевает и доброту». По его словам жесткий менеджмент не мешает состраданию.

Михаил Бондарев и Оксана Орычева

Михаил Бондарев и Оксана Орычева. Фото mskagency.ru

Наталья Каминарская уверена: для эффективной работы нужны эффективные правила. «Я против слова ’добрые дела’», – сказала она, — «мы решаем задачи».

Яна Поплавская отметила, что главное — «найти хорошего заместителя директора», разделив роли «доброго» и «злого» полицейского между двумя управляющими компании. «Без эмпатии к чужим бедам не получится ничего», — сказала Яна. При этом, эффективным менеджментом может заниматься заместитель руководителя.

Дмитрий Поликанов, выступая на стороне «сострадания» сказал, что сострадание в его понимании не равно жалости. Но ведение работы с пациентами в НКО немыслимо без этого чувства. «Я за деятельное сострадание», — заключил Дмитрий.

«Я не сторонник только сострадания», — призналась Елена Захарова, — «Но людьми должно двигать желание сделать мир лучше. Лидер должен нести идею».

Анна Белокрыльцева напомнила, что НКО обычно — не крупные структуры, где очень важен менеджмент и работают десятки людей. Все люди в НКО должны быть единомышленниками. «Труднее поменять ценности человека, чем научить его эффективному менеджмента», — сказала Анна.

Анна Белокрыльцева и Елена Мозенкова-Волохова

Анна Белокрыльцева и Елена Мозенкова-Волохова. Фото mskagency.ru

Елена Мозенкова-Волохова отметила, что «работа НКО должна быть построена прежде всего на культуре милосердия».

Кейс

Командам предложили решить кейс: организация, которой предоставляет гранты на благотворительную деятельность Комитет общественных связей, помогает устроиться в жизни женщинам, который освободились из мест лишения свободы. При этом организация срывает сроки, постоянно меняет проекты и подпроекты. «Надо ли продолжать сотрудничество?», — спросила Александра Александрова.

«Это — стандартная ситуация», — ответила Оксана Орычева, — «Получается, что организация получает финансирование на проект, который не был согласован. Мой совет — разорвать отношения, так как эффективного сотрудничества не получится».

Дмитрий Поликанов возразил, что многие просто не умеют работать с документацией. В своем фонде он организует тренинги для таких организаций, чтобы вместе продолжать общественную деятельность.

Елена Захарова вспомнила, как помогала одной цыганской ассоциации организовать обучение детей и соблюдение сроков и договоренностей так страдало, что ей пришлось лично вызвать цыганского барона, после чего все договоренности соблюдались уже неукоснительно. «Обратитесь к авторитетному человеку», — посоветовала Елена Захарова.

Эффективный менеджер — это хороший специалист или человек, знающий о благотворительности все?

Следующим этапом стал «выбор» идеального сотрудника. Яна Поплавская сказала, что человек, лишенный эмпатии просто не придет работать в НКО, так как туда приходят «не за деньгами». «Мы знаем, что такое стартап для фонда — тяжелые времена. Нужна команда людей, разделяющих твои идеи. Человек, который приходит в НКО за деньгами, не сможет работать. Деньги — это инструмент, позволяющий помогать людям».

«На этапе отбора очень важно выбрать тех людей, которые обладают гуманитарным ценностным ДНК. Даже бухгалтер и „айтишник“ должны разделять ваши ценности», — сказала Мария Морозова.

С эмоциональным выгоранием сотрудников Елена Мозенкова-Волохова борется с помощью положительных эмоций: «Наша мотивация — это эмоции, которые мы получаем, слова благодарности».

Михаил Бондарев, в свою очередь, сотрудников мотивирует «достойной заработной платой».

Помочь ста детям и отказать сто первому?

На вопрос модератора о том, как быть, если вы помогли ста детям, но на помощь сто первому уже не хватает, Яна Поплавская ответила историей из собственной практики работы на программе «Времечко»:

«Однажды ко мне в эфир пришел Михаил Зурабов. Тогда еще — действующий Министр Здравоохранения. Я тогда собрала 140 тысяч евро на пересадку костного мозга одному ребенку. В то же время шел сбор на окклюдеры нескольким детям.

— Вы представляете, сколько окклюдеров мы могли бы купить на эти деньги? — Спросил Зурабов.

Я сказала Зурабову, что он не Бог и даже не министр здравоохранения. Он — математик. Зурабов обиделся».

«Менеджерская позиция — искать выход из сложившейся ситуации», — заключила Наталья Каминарская, предложив НКО в таких случаях объединяться и помогать друг другу и пациентам.

Наталья Каминарская

Наталья Каминарская. Фото mskagency.ru

Завершая дебаты, Михаил призвал работников НКО «не ждать благодарности», вспомнив анекдот «-Доктор, вы мне так помогли, я вас никогда не забуду! — Забудете, забудете. Еще жаловаться придете».

Гости мероприятия проголосовали за позицию команд. С большим отрывом (69% против 31%) победил «жесткий менеджмент».

Фотографии Агентства городских новостей «Москва»

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
В России вводится статус общественно полезных НКО

Имеются в виду организации, которые оказывают услуги пожилым людям, инвалидам, тяжелобольным детям, сиротам и поддерживают оказавшихся…

Госдума исключила благотворительные организации из «политических НКО»

На этом настаивали главы организаций, занимающихся благотворительной деятельностью