Усыновили – вернули в детдом?

|

Часто ли возвращают детей обратно в детские дома, и почему это происходит?

Лет эдак десять назад если в СМИ говорили о детских домах и живущих там детях, то только в контексте страшилок. Телезрители ахали, вздыхали: «бедные детки!», тем дело и заканчивалось. Потом оказалось, что детей можно взять в семьи, что усыновление (и другие формы семейного устройства) – нормальное естественное явление в любом цивилизованном обществе.

Теперь новый этап – то и дело раздаются восклицания, что теперь детей массово возвращают обратно в детские учреждения. Что же происходит в действительности?

Статистика – наука точная

«Что здесь важно понимать с самого начала?- рассказывает эксперт по семейному устройству, руководитель проекта «К новой семье» Алексей Рудов, – Что учет так называемых «возвратов» на самом деле ведется не по возвратам, а по графе «отмена решений о передаче ребенка в семью».

Если в случае усыновления всё достаточно понятно, поскольку это – судебное решение, и отмена усыновления четко фиксируются, и оснований там не много, то с опекой гораздо сложнее.

Например, отмена решения производится далеко не всегда из-за стремления родителей отказаться от воспитания ребенка, есть ещё такие ситуации как:

  •  Усыновление ребенка бывшими его опекунами
  •  Переход в приёмную семью. Хотя это и разновидность опеки и отмена решения не требуется, но часть регионов делают именно так.
  • Смена опекуна, например, сначала установили опеку на бабушку, а потом передали опеку более молодой и сильной тёте ребенка.

Достаточно часто в таких случаях отменяют решение (постановление органа опеки), но не возвращают ребенка в учреждение, однако учет отмены решения производится и идет в показатели статистики.

По данным статистики за 2011 год, всего отмен решений по усыновлению было 114, из них только 63 по инициативе усыновителей, остальное – это разные ситуации. То есть если брать от числа всех детей, усыновленных в 2011 году (10 816 детей), – это около 1 процента. В отношении детей, переданных на опеку, было произведено 8,2% отмен всех решений. О том, что родители не справились и решили вернуть ребенка, можно говорить только примерно в половине случаев. Как видите, о массовости говорить никак невозможно.

Причины возвратов

  • Человек решил взять ребёнка из жалости, на эмоциях. Увидел фото на форуме и: «Ах, какой милый бедный ребёнок!»

«Опыт работы с приемными семьями показывает, что приемные родители склонны переоценивать собственные силы, идеализируют детей и порой, принимая решение взять приемного ребёнка, руководствуются жалостью к ребёнку, недостаточно четко представляя себе все проблемы, с которыми придётся столкнуться», – говорит директор Республиканского центра усыновления, опеки и попечительства Министерства образования республики Татарстан Любовь Чучупал.

  • Неподготовленность родителей и их близких. И самого ребёнка.

«Семья не умеет перестраиваться, – комментирует Александр Гезалов, общественный деятель и публицист, эксперт по социальному сиротству стран СНГ и эксперт Общественной палаты РФ, – потому что обучаются чаще всего мама и папа. А ребенка никто не обучает, бабушек не обучают, как и других родственников.

Здесь, конечно, нужна большая работа государства, в том числе с подключением общественных институтов, в первую очередь направленная на то, чтобы человек мог «разобрать по запчастям» ту или иную линию негативного поведения ребенка из детского дома.
Ребенок падает на пол, начинается у него истерика, ребенок объявляет голодовку, ребенок обещает выпрыгнуть в окно – ситуаций, в которых у неподготовленного родителя могут опуститься руки, – множество.

  • Мифы, что с детьми из детских домов не справиться, настолько они проблемные, трудные.

«Они действительно проблемные и трудные, но возможности с ними справиться есть. Если профессионализировать приемного родителя, – поясняет Гезалов. – Все дети из учреждений были в системе и больны ею. Сейчас мои друзья взяли четырехлетнего ребёнка из интерната и звонят мне почти каждый день. Поскольку – серьезные проблемы.
Внешне с ребенком вроде всё в порядке, но внутри у него уже чувство стаи, борьбы, сопоставления, противопоставления, интриги. Но родители работают, и прежде всего над собой, и у них уже что-то получается».

Любовь Николаевна Чучупал

Любовь Николаевна Чучупал

Любовь Чучупал, директор Республиканского центра усыновления, опеки и попечительства Министерства образования республики Татарстан отмечает, что в регионе в 2011 году количество случаев прекращения договора о создании приемной семьи составляет 0,01% от числа всех случаев, когда дети были устроены в семью.

По её словам, основными причинами прекращения или расторжения договора в регионе 2011 году явились:

  • Возврат детей восстановившимся в родительских правах родителям. Передача под опеку родственникам ребенка.
  • Усыновление приемного ребёнка.

«Эти причины являются наиболее благоприятными для прекращения договора о приемной семье, так как воспитание детей в кровной семье является приоритетным, если оно удовлетворяет потребности ребенка в обеспечении его безопасности и надлежащем уходе. Также усыновление является приоритетной формой устройства детей в семьи граждан», – поясняет Любовь Чучупал.

  • Вследствие возникших у приемных родителей или их кровных детей серьёзных заболеваний.
  • Перемена места жительства приемной семьи
  • Вследствие заболеваний приемных детей (детей в семью взяли с тяжелыми хроническими заболеваниями).

Вышеназванные причины, повлекшие изменения внутрисемейной обстановки приемных родителей, являются единичными случаями в практике расторжения договоров о приемной семье.

  • Большее число прекращений договора – отсутствие взаимопонимания между приемными родителями и детьми (дети, устроенные в семью в подростковом возрасте).

Эта причина, по словам Чучупал, предполагает расторжение договора о приемной семье как по заявлению приемных родителей, так и по заявлению самих детей (нежелание ребёнка жить в приемной семье).

Если подросток был устроен в приемную семью сразу, минуя детский дом, его нежелание воспитываться в приемной семье можно объяснить следующими причинами: а) разрывом с биологическими родителями, б) наличием негативного опыта проживания ребенка в своей кровной семье, что сказывается на адаптации ребёнка в замещающей семье.

Отсутствие опыта проживания в благополучной семье или в государственном учреждении не позволяет ребёнку оценить ситуацию и сделать самостоятельно правильный выбор. Как правило, дети, ушедшие из приемной семьи и пожившие некоторое время в государственном учреждении, вновь выражают желание жить в замещающей семье.

Так, несколько детей после расторжения договоров, по их просьбе, были сразу же устроены в другие приемные семьи.

Отсутствие взаимопонимания – это основная проблема в отношениях между приемными родителями и детьми подросткового возраста. Не все приемные родители способны найти подход к подростку с его подростковым максимализмом, жаждой свободы, «самостоятельностью».

Интересно, что по данным мониторинга, проведённого Центром, четверть родителей, расторгших договор о приёмной семье, – люди с педагогическим образованием. Вот как это комментирует Любовь Чучупал:

«Наибольшие трудности в воспитании детей подросткового возраста возникают у учителей начальных классов, не имеющих опыта работы с детьми старшего возраста, из-за чего родители останавливают свой выбор на авторитарном стиле воспитания детей в своей семье. Педагогам свойственно завышать свои требования к детям в связи с тем, что у них повышен уровень ответственности за воспитание ребёнка».

Больше всего возвратов – от родственников

Алексей Рудов

Алексей Рудов

«Самый высокий процент возвратов происходит при установлении родственной опеки, – говорит Алексей Рудов. – Это когда родственники детей – бабушки, дедушки, тёти, дяди, братья, сестры и так далее берут их под опеку. Там процент не справившихся достигает 6%.

Причин тут несколько. Основные:

  • Нежелание заниматься ребенком: часто решение принять под опеку – вынужденное, из-за родственного долга. Но родственный долг не заменяет необходимости принять, полюбить ребенка и стать ему, по сути, новым родителем.
  • «Возрастные и воспитательные проблемы». Совсем не обязательно бабушка, неуспешно воспитавшая дочь, сможет воспитать внучку, отсюда – проблемы в подростковом возрасте, конфликты и отмены решений.

К тому же, большая разница между ребенком и пожилыми родственниками или маленькая, когда опекуны – старшие братья-сёстры, сильно нарушает взаимопонимание между опекуном и опекаемым. У них не возникают детско-родительские отношения, отсюда и крах семьи.

  • Мнение окружающих.

«Срабатывает стереотип «сирота» – «мачеха», – рассказывает Ирина Черняк, мама восьмерых детей, трое из которых кровные, пятеро – приёмные. – Ведь окружающие примеряют роль приемного родителя на себя. И понимают, что так сами бы никогда не поступили.

Если у ребенка-сироты в школе все в порядке, то никто этого не замечает. Все идет так, как идет. А вот если у мальчика проблемы с поведением или с обучением… А еще учитель внутренне настроен, что ребенок взят ради денег. Тогда он начинает «войну» с приемной семьей. Родители слышат постоянные жалобы: «Ребенок сделал это, подрался, не реагирует на замечания учителя».

Когда родитель дает отпор такому учителю, то многие подключают школу, опеку, милицию… «У ребенка форма не такая, как у всех! Ребенок не готов к уроку! Опекун не может, а скорее не хочет приобрести для ребенка, а ему ведь деньги за это платят! Ребенок грязный!» Хотя в школу мальчишка пришел умытый и причесанный, а именно после «присмотра» педагога жилетка порвана, брюки заляпаны краской, а рукава у рубашки залиты супом.

А не дай Бог у ребенка будет синяк или ссадина! Караул, ребенка в семье избивают! И летят жалобы из школы во все инстанции – в Опеку, в отдел несовершеннолетних в полиции, запросы в поликлинику. И везде один вопрос: «Не наблюдали ли во всех этих инстанция жестокого обращения с ребенком?» Факты не подтвердились… Ну и что?! Зато слава разлетелась по району. Ведь не стесняются те же учителя обсуждать «проблему» приемной семьи с родителями других учеников школы! Многие родители на этом ломаются…»

Что делать?

  • Понятно, что основная задача – сделать, чтобы дети вообще не попадали в учреждения.
Александр Гезалов

Александр Гезалов

Александр Гезалов: «Хотя детей и забирают в замещающие семьи, их количество в детских домах не уменьшается, а даже увеличивается. Общество активно поставляет детей-сирот. Сначала ребёнка изымают из семьи, а потом государство лихорадочно ищет тех, кто его возьмет. Не работая на то, чтобы ребенок сохранился в семье. Совершенно не работая.

И получается логистика такая. Из семьи в детдом, из детдома – либо на усыновление, либо непонятно куда. Это же бесперспективно. Поэтому надо работать на то, чтобы семья изначально не разрушалась. Иначе вся история усыновления в виде паспортов, улучшения качества жизни детей-сирот не приведут к кардинальному изменению, будет все время большой поток детей из кровных семей в учреждения и оттуда – ручеечки по замещающим семьям».

  • Сделать помощь и руководство замещающим семьям не формально-административным. Не контролировать, а помогать.

Одна приёмная мама рассказывала, что однажды её ребёнок упал и сильно ушибся. А она стоит и думает: везти ли его в травмпункт или нет. С одной стороны – необходимо. С другой стороны – потом могут начаться такие проблемы, что и родителям, и их любимому ребёнку мало не покажется.

Ирина Черняк говорит, что чиновники просто не позволяют приёмной семье забыть, что дети-то в ней «государственные». У приёмных родителей порой просто нет права выбрать – к какому врачу они хотят отвезти ребёнка, в какую школу или сад. Или родителям приходится отстаивать подобный выбор.

«Мы просто не имеем права быть слабыми, – говорит Ирина Черняк. – Поскольку обязаны бороться за своих детей». Кстати, двое из приёмных детей Ирины и её мужа – как раз те, от кого отказались дважды – кровные родители, а потом и приёмные…

Но не все родители обладают такой внутренней силой. Они боятся высказываться, чтобы не было проблем со стороны опеки, бояться нести наружу проблемы и – замыкаются… Итогом и могут быть «возвраты».

Уровень компетентности сотрудников, работающих с приёмными семьями, порой бывает крайне низким. Об этом говорит и Александр Гезалов: «Моя знакомая, взявшая ребёнка, как-то пришла в опеку – оформить какие-то бумаги. И вдруг сотрудница опеки спрашивает у пятилетнего мальчика: «А тебя мама не бьет?» То есть достаточно придти и задать ребенку вопрос, на который он не сможет ответить или ответит неудовлетворительно, и ситуация может повернуться совсем не в лучшую для ребёнка сторону».

  • А потому необходимо грамотное и внимательное «ведение» семьи, взявшей ребёнка, специалистами.

Задачей Центра, которым руководит Любовь Николаевна, как раз и является помощь в разрешении трудных вопросов, возникающих в приёмной семье. Сотрудники Центра консультируют специалистов органов опеки и попечительства, в том числе и из районов, чтобы те смогли грамотно помочь семье на месте, если там появятся проблемы.

Если в семье сложно проходит адаптационный период, есть проблемы взаимоотношений между замещающими родителями и приемными детьми, угроза расторжения договора о приемной семье, то специалисты Центра приходят на помощь.

Они, часто совместно с общественной организацией «Отчий дом», сотрудники которой сами являются успешными приемными родителями, выезжают по просьбе специалистов органов опеки и попечительства и самих замещающих родителей в районы для оказания «скорой помощи» семье.

В Центре работают психологи, юристы, методист и социальный педагог, врач. Некоторые специалисты – приемные мамы, то есть люди, которым близка данная проблема. Они сами – успешные замещающие родители.

Сотрудникам Центра удается:

– сохранить приемную семью, которая находилась на грани развода;
– предотвратить разделение приемных детей (брата с неадекватным поведением и сестры), воспитывающихся в приемной семье.
– предотвратить расторжение договора в приемных семьях, воспитывающих детей подросткового возраста.

Но бывает, что родители несвоевременно обратились к специалистам и упустили ситуацию. Если они при этом еще и воспитывают подростков, предотвратить расторжение договора практически невозможно.

В данном случае страдают не только дети, но и сами приемные родители: мучаются угрызением совести, что вернули ребёнка, или что сам ребёнок не захотел жить в их семье, наступает разочарование в своем профессионализме, страх за будущее ребёнка…

  • Необходимо просвещать людей. Потому что специальных журналов, сайтов – не так уж много. А нужно, чтобы у тех, кто только собирается взять ребёнка в семью, был максимальный доступ к информации – через сайты, скайп и так далее. Чтобы просто было связаться со специалистом, грамотным психологом, приёмным родителем.

Александр Гезалов: «Бывает, что люди – на грани возврата, а им нужно вовремя получить конкретный совет. Например, звонит женщина и жалуется, что не знает, как быть с невероятно активным ребенком 13 лет, его поведение с каждым днём всё хуже. На вопрос, а чего ребёнок делает ежедневно, отвечает, что сидит дома, за компьютером или телевизор смотрит. Почему?

– Я боюсь, он на улицу выйдет и убежит, – поясняет женщина.

Раньше они всей семьё ходили в походы, катались на лыжах. А теперь ребёнок стал домашним котом, который, когда делать нечего, начинает царапать обои.

И вот мы с ней начали думать, как изменить ситуацию. Мальчик стал ходить в спортивную секцию, уставать, его активность перераспределилась. Улучшилась школьная успеваемость, окончились внутренние войны в семье. По выходным вновь начались походы. Семья сумела перестроиться, понять, что нужно для её сохранения».

  • Тщательный отбор кандидатов в приёмные родители.

«Некоторые опеки отправляют кандидатов на тестирование, – говорит Елена Фортуна, главный редактор журнала «Родные люди», мама троих приёмных детей. – В какой-нибудь местный психологический центр государственный. А там сидит штатный психолог, который лично может относиться к усыновлению как к совершенно бредовой идее, не понимать, не поддерживать, быть категорически против.

А психология – такая наука, что одно и то же можно повернуть с разных сторон. Человек в принципе, отвечая на вопросы теста, подсознательно дает ответы, чтобы казаться лучше, чем он есть на самом деле. Необходимо грамотное компетентное тестирование, с продуманной методикой, чтобы не отсеять кандидатов с конструктивной мотивацией и трезвой оценкой возможностей и ресурсов семьи, и в то же время не пропустить людей, которые пока не готовы взять на себя ответственность за приёмного ребёнка».

«У нас больше специалистов по «квадратным метрам» – они смотрят формально – какое у потенциального приёмного родителя жильё, – продолжает Александр Гезалов. – И всё. А надо обращать внимание и на более важные вещи. Звонит мне как-то одна женщина: «Хочу взять мальчика 14 лет, он в детдоме, у меня 100 кв. метров жилья. Я его полюбила! У него такие потрясающие глаза и он так на меня смотрит»

Сама женщина – полная, в возрасте, у нее болят ноги, по образованию – бухгалтер. Мы поговорили… Через неделю звонит вновь: «Александр, мальчик смотрит уже по-другому: нахально». Мы ещё несколько раз поговорили, причём я не то, что отговаривал, а беседовал именно о ней, не о нём. В конечном итоге она взяла девочку трех лет. А в детском доме ей говорили: «Это ваш мальчик, берите!» Причём знали, что он – вернётся».

Родительство – дело непростое…

Родительство – дело в принципе непростое. К появлению ребёнка в семье в любом случае нужно готовиться. Тем более – ребёнка из детского учреждения. Мой опыт общения с приёмными родителями, усыновителями показывает, что семьи, которым удаётся справиться с проблемами, чаще брали ребёнка не из принципа: «увидели, и что-то торкнуло», не искали малыша «славянской – неславянской внешности».

Они обращали внимание только на возраст (рассчитывали силы) – а так, им нужен был просто ребёнок. Женщина, когда во время беременности носит малыша под сердцем, не задаётся же вопросом, какой цвет волос и глаз у её крохи. А он, согласно законам генетики, может быть самым неожиданным для родителей…

«У нас сегодня только где-то 12-15 процентов россиян хотят взять детей-сирот в семью, – Комментирует Александр Гезалов. – Почему у нас так плохо берут детей, в том числе православные? Связано это с тем, что внутреннее зерно в человеке не вызрело для того, чтобы взять любого, независимо от цвета глаз, волос, национальности. Граждане других граждан, которые оказались в непростой жизненной ситуации, должны брать не по внешнему признаку, а по внутреннему содержанию самого берущего человека».

Читайте также:

Усыновление: pro et contra

Неусыновляемая родина, или Почему семьи возвращают сирот?

Приемные родители, верните детей в приюты!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Неудачное усыновление – лучше избежать, чем пережить

Прежде чем взять ребенка, нужно сто раз подумать, а готов ли ты свою жизнь и душу…

Идеальная приемная семья – выбрать с помощью теста

Минобр предложил отделить плохих родителей от хороших, а психологи против

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: