Скотт Смайли: Жить после зрения

|

«Когда я очнулся, правая половина тела была парализована:
осколок прошел через правый глаз, задел мозг.
Через неделю стало ясно, что я потерял зрения навсегда».

Лейтенант Скотт Смайли, первый из действующих незрячих военнослужащих.

 

Жизнь как соревнование

Этот человек стал легендой, уже потеряв зрение. Он был одним из тех сотен солдат, кого покалечила долгая и бессмысленная война в Ираке.

Скотт с супругой до взрыва

Скотт с супругой до взрыва

К моменту, когда капитана Скотта Смайли отправили на Ближний Восток, его жизнь складывалась как по нотам, он добился всего, чего хотел: окончил военную академию, служил в армии США, женился на подруге детства, красавице Тиффани. Был верующим человеком, воспитанным в религиозной традиции. Террорист-смертник разрушил эту идиллию и поколебал даже его веру в Бога.

Скотт Смайли родился здоровым человеком. И вырос – исключительно целеустремленным. Он рос в большой верующей семье – трое братьев и трое сестер.

«Конечно, мы очень дружили, поддерживали и защищали друг друга, но в то же время у нас в семье был дух соревновательности, – рассказывает он. – Я всегда соревновался с двумя старшими братьями и с сестрами, старался не отставать от них ни в чем. Это мотивировало меня работать над собой во всем – в спорте, в учебе, в духовной сфере. Я понимал: чтобы преуспеть, надо потрудиться и начинать придется уже сейчас. Поэтому школьником я выполнял все домашние задания, хотя очень не любил это делать».

Подростком он решил, что станет офицером. Подал документы в одно из престижнейших учебных заведений США – Академию военно-воздушных сил в Вест-Поинте, штат Нью-Йорк. Тем более, там учился его старший брат.

«Я сам купил билет до Нью-Йорка, в один конец, – вспоминает Смайли. – Когда сел в самолет, не удержался, разревелся – наверное, мои попутчики Бог весть что обо мне подумали тогда: «Что с ним такое? Вот плакса!». Но ведь я летел на другой конец страны и расставался со всей прежней жизнью – с семьей, с моей подругой, с друзьями, со всем, что любил и к чему привык. Я готовился стать профессиональным военным»…

Взрыв

В декабре 2003 года капитан Скотти Смайли женился на своей подруге детства, Тиффани, с которой познакомился еще в школе. Осенью 2004 года они, наконец, обосновались в собственном доме. Вскоре Скотт был послан в Ирак. Всего 15 месяцев спустя после свадьбы он стал инвалидом.

Скотт в Ираке

Скотт в Ираке

Все произошло внезапно, даже не в бою.

К посту приближался автомобиль, в салоне был только водитель. Смайли заподозрил неладное. Сделал предупредительный выстрел в воздух, но автомобиль не сбавлял скорость. Второй выстрел – он продолжал мчаться. А затем водитель, террорист-смертник, привел в действие взрывное устройство…

Скотт Смайли очнулся в госпитале. Половина тела была парализована, видеть он не мог – осколок попал в голову и прошел через глаз. Вскоре врачам удалось восстановить его подвижность. Но что касается глаз, несколько недель спустя доктора расписались в своем бессилии: зрения капитана Смайли восстановить не удалось…

Отрывок из дневника Скотти Смайли:

О чем вы думаете, когда видите покалеченного солдата? Вам его жалко? Вы чувствуете неловкость? Думаете, что его жизнь безнадежная?

Как раненый солдат, я никогда не хотел жалости по отношению к себе. Я хотел, чтобы люди видели меня таким, какой я есть, а не строили свое представление обо мне по внешнему виду. Я хотел, чтобы люди по-прежнему видели во мне личность и солдата, ведь я продолжал им оставаться.

Вы не знаете, что сказать, когда встречаете инвалида войны? Чувствуете себя неловко, не в своей тарелке? Вы задаетесь вопросом: «Что бы он хотел услышать от меня»?

Мне не нравилось, когда мне говорили: «Мне так жаль».

Не надо жалеть. Будьте благодарны за службу солдата…

 

Скотт преподает военнослужащим

Скотт преподает военнослужащим

Этот солдат отдал свои руки или ноги, свои глаза или получил какое-то другое увечье во время несения службы своей стране и своему народу. Как велика их жертва, насколько она заслуживает благодарности!

Потерянное зрение – это мой дар моей стране.

Пожалуйста, не смотрите на меня с жалостью.

Быть воином – это почетное призвание. Сегодня мы можем чествовать и благодарить наших ветеранов всех войн – участников прошлых и нынешних военных конфликтов. В День ветерана просто скажите «спасибо» тем из них, кого встретите. И еще – просто улыбнитесь.

11.07.2011, 9:46

Потерянная и обретенная вера

«Я потихоньку заново учился доверять Богу и принимать то, что Он посылает мне в жизни», – говорит Скотт.

В первое время после трагедии его вера поколебалась. А укрепила – строчка из Библии…

«Я помню, как только поступив в Академию, однажды нес в прачечную грязное белье – новобранцам давали разные подобные задания – и немного заплутал. По пути мне встретилась женщина-офицер. Я страшно растерялся, потому что даже не знал, как к ней обратиться!

– Мэм…

– Не мэм, а сержант.

– Да, сержант.

– Куда ты это тащишь?

– Я… я не знаю, мэм, то есть, я не знаю, сержант, мэм, то есть…

В общем, я готов был провалиться сквозь землю от стыда и чуть не плакал. Тогда она сказала:

– Послушай. Ты в Академии не просто так. Через 47 месяцев у тебя в подчинении будут мужчины и женщины военнослужащие, ты станешь офицером. А сейчас ты, что, не можешь справиться с какой-то стопкой грязного белья? Тебе нужно получше подумать, зачем ты поступил сюда. Иди к себе в комнату и подумай.

Скотт во время подъема на гору Рейнер (штат Вашингтон )

Скотт во время подъема на гору Рейнер (штат Вашингтон )

Я так и сделал. Нам было разрешено взять с собой что-то из личного имущества, что-то «из прошлой жизни», поэтому у меня с собой была Библия. Я взял ее, открыл послание к Филиппийцам, где апостол Павел говорит, что ему приходилось терпеть нужду, голодать и так далее. И прочитал: «Все могу в укрепляющем меня Господе Иисусе Христе». Я задумался: Павла гнали, и он не унывал, а я расстраиваюсь из-за какой-то ерунды! Я должен собраться и делать свое дело с максимальной отдачей».

С тех пор эта строчка из Библии стала его девизом и помогла выкарабкаться после того взрыва.

«Мы с женой понимали, что какой бы тяжелой ни была ситуация в данный момент, все это в Божьих руках», – говорит Смайли.

Жена

Жена стала для него, наверное, одним из главных подарков в жизни. К тому страшному моменту они были женаты всего чуть больше года. Когда она впервые пришла в госпиталь, увидела мужа с большой, уродливой «впадиной» в голове – туда угодил осколок. Он ничего не видел. Он только и смог, что произнести ее имя.

«Я помню, вышла после этого на улицу, смотрела в небо  и думала: «Господи, все, что Ты можешь изменить сейчас – так это мое отношение к тому, что случилось».

Когда стало ясно, что Скотт не поправится, его жена, не колеблясь, решила, что будет для мужа и зрением, и его вдохновением, и всем, чем потребуется.

Скотт с женой и сыновьями

Скотт с женой и сыновьями

Пройдет время, и он сумеет вслепую подняться на гору Рейнер, кататься на серфе на Гавайях, участвовать в любительских соревнованиях по бегу и триатлону, кататься на лыжах, продолжит учиться и повышать квалификацию, получит степень MBA (бизнес-администрирование) и докторскую степень. И… вернется к военной карьере: сегодня он читает лекции и обучает новобранцев.

Скотт катается на доске

Скотт катается на доске

Но главное, в семье Смайли родилось два сына. Их отец жалеет только об одном: что никогда не увидит, как они выглядят.

«Люди говорят мне, что у меня красивые дети. – говорит он. – К сожалению, я не могу убедиться в этом. Но я благодарен Богу за все, что он послал мне в жизни».

Отрывок из дневника Скотти Смайли:

 «Я очень сильно люблю своих сыновей. В своей книге я написал, что для незрячего человека самое тяжелое – невозможность видеть своих детей…

Это может казаться странным, но иногда я стараюсь пристально «смотреть» на них, надеясь, что у меня получиться хоть смутно их увидеть, но этого никогда не происходит. Когда я долго думаю об этом, мне хочется плакать…

Но вместо того чтобы впадать в отчаяние, я стараюсь быть для моих детей лучшим в мире отцом и лучшим примером.

Скотт с одним из сыновей

Скотт с одним из сыновей

Я могу просыпаться каждый день с улыбкой на лице и этим показывать моим сыновьям, что значит радоваться жизни несмотря ни на что.

Я могу повести их гулять в парк и показать им, как не бояться, даже когда не знаешь, куда идешь.

Я могу приготовить им завтрак – пускай он и будет немного неряшливый, и ореховое масло окажется где угодно, только не на бутерброде – и показать им, что нет ничего идеального.

Я могу позволить им помочь мне за компьютером – слушая информацию, поступающую  из него, и научить их, что можно воспринимать этот мир и учиться и через другие органы чувств.

Я могу их искупать в ванной в полнейшей темноте и научить их, что значит – доверять.

Я могу любить их маму всем моим сердцем и учить их, как строить отношения.

Я могу учить их как веселиться и быть собой так, как будто ты наедине с собой и тебя никто не видит (потому что для меня так и есть: я никогда не вижу окружающих).

Я верю, что могу дать им даже больше, чем мог бы, если б не ослеп. Потому что я стал глубже чувствовать благодарность за самые простые действия в жизни. И – удовольствие от того, что совершаю их вместе с моими детьми.

Я не стану отрицать, что жажда увидеть лица моих сыновей иногда очень сильна. Но я знаю, что не должен зацикливаться на том, чего никогда не смогу достичь. Вместо этого я стараюсь фокусироваться на том, что благодаря моей работе дает в них ростки. Это прекрасные ростки, я берегу их в своем сердце, мы продолжаем вместе расти и делиться друг с другом своими радостями и печалями.

11.03.2011, 10:33

Читайте также:

Роман Колпаков: Остановка к жизни

Оскар Писториус — Спринтер без ног

Вера, без рук, с любовью [+Видео]

Жить вопреки себе

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему в людях нет веры?

Вы — материалисты. Вам нужны факты. Так вот: ликующая Церковь Святых — разве это не факт,…

Война и дети (фото)

Никто не знает, сколько детей гибнет по всему миру в локальных конфликтах

«Мама, тебе не будет за меня стыдно»

Советовали принять ислам. Избивали. Когда душманы добрались до границы с Пакистаном, пленника публично расстреляли.