Уж замуж невтерпёж

«Хочу семью, но у меня ничего не получается». За этой формулировкой, которая часто звучит на психологических консультациях, могут скрываться очень разные проблемы. Разобраться в них призвана помочь новая книга протоиерея Андрея Лоргуса и психолога Ольги Красниковой «Мужчина и женщина: от Я до МЫ. Как построить семейное счастье», которая вышла в издательстве «Никея». Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги.

Уж замуж невтерпёж«Мне уже 20 (25, 30, 35, 40…), а у меня еще нет семьи. Что мне делать? Хочу замуж». Этот запрос на психологической консультации по популярности можно сравнить, пожалуй, только с запросами «Я очень несчастна в браке» и «Помогите пережить развод». Мужчины реже приходят к психологу с темой вступления в брак, но тоже бывает.

Уж замуж невтерпёж

Запрос почти всегда звучит одинаково: «Я хочу семью, но у меня ничего не получается». Однако проблемы, скрывающиеся за этой формулировкой, могут сильно различаться. Разобраться в них можно, узнав истинные мотивы, которые движут человеком в этом стремлении непременно вступить в брак.

Люди жаждут «иметь семью» по множеству самых разных причин. Изучению и описанию мотивов вступления в брак посвящены научные исследования, на эту тему защищают диссертации, пишут монографии. В этой главе мы выскажем свой взгляд на уже известные факты и закономерности, а также покажем, в чем заключается суть духовно-ориентированного подхода к этому вопросу. Но прежде всего нам хотелось бы определить, какие мотивы вступления в брак могут стать факторами риска для развития супружеских отношений, а какие будут залогом крепкого союза.

В психологии есть разные критерии для классификации брачных мотивов. Например, мотивы могут отличаться степенью осознанности – от продуманного, взвешенного решения до бессознательного побуждения. У человека могут возникнуть серьезные проблемы при «раздвоении» мотивов, когда на сознательном уровне он декларирует одно, например «Я тебя люблю!», и сам начинает в это верить, а подлинный побудительный мотив иной («Я хочу заняться с тобой сексом», «Я хочу похвалиться тобой перед моими друзьями», «Я хочу, чтобы ты родила мне детей» и т. д.).

Существует мотивация достижения: «Я хочу быть с ним, потому что мне с ним хорошо». Такая мотивация исходит из полноты, полноценности, удовлетворения – от хорошего к лучшему. А есть мотивация избегания: «Я не хочу быть одна, мне без него плохо» – от неполноценности и неудовлетворенности к… надежде на изменение в лучшую сторону. Ведь если без него плохо, это еще не значит, что с ним будет хорошо, но может быть «не так плохо, как одной» – выбор наименьшего из двух зол.

Протоиерей Андрей Лоргус

Протоиерей Андрей Лоргус

Мотивации различают и по цели, которую они преследуют:

Заключить брак. Здесь важен сам факт брака, не важно, с кем, а партнер лишь средство, без которого невозможно получить желаемый штамп в паспорте. «Помогите мне выйти замуж!» – «За кого?» – «Не важно!» В этом случае телега ставится впереди лошади: сначала появляется желание иметь семью, а потом человек приступает к поиску/выбору возможного партнера. Главное – не встретить потом (после заключения брака) настоящую любовь, а то и штамп не удержит.

Заключить брак определенного типа (выйти замуж за успешного и богатого, жениться на молодой и красивой). В этом случае важны отдельные характеристики партнера, а не он сам. Главное – не найти потом кого-то «получше», чтобы не пришлось менять супруга на более совершенный вариант.

Заключить брак с любимым человеком – выбор партнера как единственного. То есть я встречаю свою любовь и именно тогда задумываюсь о браке. В этой ситуации желание вступить в брак появляется после того, как мы ощущаем в себе желание жить именно с этим человеком, создать с ним семью, родить с ним детей. Первый момент – встреча, второй – решение связать судьбу.

Главное – не думать, что одной любви достаточно для долгой счастливой жизни, и не забывать о принятии своей ответственности за дальнейшее развитие супружеских отношений.

Можно попытаться упорядочить мотивы вступления в брак и по иным параметрам, выделив социальные, ситуационные, экономические и психологические. Самые распространенные среди социальных мотивов – стереотипы. Они формируются в недрах семейно-родовой или социокультурной жизни.

Например, когда старшие в семье донимают сына или внука: «Ну, когда же ты женишься? Я в твои годы уже…» Или когда друзья подшучивают: «Ты один у нас неженатик остался», а подруги ехидничают: «Что, твой прынц еще не родился? Или не развелся? Одна девушка тоже ждала-ждала принца на белом коне, а пришел почтальон и принес ей пенсию».

Ольга Красникова

Ольга Красникова

Есть еще такое понятие, как «социальные часы» – представление об определенных возрастных нормах вступления в брак. В некоторых традиционных культурах после 25 лет девушку уже начинали считать старой девой, и ее ценность как невесты резко снижалась. И вот уже участливые родственники при встрече интересуются: «Ну что, никакой дурачок тебе предложение не сделал?» – понятно ведь, что на «брачный неликвид», «залежавшийся товар», у которого «срок годности» скоро заканчивается, кроме дурачка, никто внимания и не обратит.

Такое отношение унижает достоинство личности. А ведь на сердце морщин нет – «любви все возрасты покорны», и ради того, чтобы дождаться своей любви, можно пожертвовать общественным мнением.

Очевидно, что «социальные часы» являются показателем заботы социума в первую очередь о продолжении рода, о здоровом потомстве, а не о личном счастье. «Пришла пора остепениться», «когда время поджимает, выбирать уже не приходится» – подобные аргументы, основанные на стереотипах, подталкивают к вступлению в брак мужчин и женщин, которые друг друга не любят и которые друг с другом жить не собирались. Он и она не выбирают этот путь самостоятельно и свободно – вот в чем серьезная проблема.

К социальным причинам можно отнести также служебную необходимость. С этим сталкиваются, например, выпускники военных училищ, которые отправляются к месту своей службы, и им по статусу нужно обзавестись женой. Похожий вариант – выпускники духовных семинарий. Чтобы получить приход, нужно быть рукоположенным в священный сан, а для этого необходимо быть уже женатым, потому что священники, диаконы, будучи в сане, в брак не вступают. С такой служебной необходимостью сталкиваются и моряки, и летчики, и дипломаты, которые должны отправляться в заграничные командировки с семьей.

Из социальных мотивов создания семьи отметим еще стремление избежать службы в армии или стремление заключить брак, чтобы прописаться, получить гражданство.

Ситуационные причины – это, например, так называемый «брак вдогонку», когда до брака уже возникла сексуальная жизнь, беременность, и, чтобы узаконить рождение ребенка, люди женятся, пытаясь «соблюсти приличия». Ребенку, ставшему «причиной» свадьбы, в будущем могут даже поставить в вину, что «из-за него» родителям пришлось расписаться: «Если бы ты не должен был родиться, мне не пришлось бы выходить замуж за твоего отца, моя жизнь сложилась бы по-другому и, может, была бы счастливой».

Конечно, ребенок здесь объективно ни в чем не виноват, но субъективное чувство вины такими разговорами навязать ему довольно легко.

Все вышеописанные случаи подходят под определение «вынужденный брак», заключенный не совсем «добровольно», скорее под давлением обстоятельств. После того как стрессовая ситуация завершилась, с «обстоятельствами» успешно справились и все вздохнули с облегчением, может прийти неожиданное и отрезвляющее осознание: «Мы поторопились со своим решением, поддались сиюминутному порыву, на самом деле мы не хотели быть вместе ВСЮ жизнь». Много несчастливых браков начиналось с принуждения одного или обоих супругов к оформлению отношений.

А случайность как мотив вступления в брак – здесь даже описать невозможно, насколько бывают немыслимые ситуации, далекие от сознательных решений зрелых людей. Вот типичная история: парень из армии пришел, жениться не собирался, хотел сначала «нагуляться», но… «Девушка в моем подъезде жила, мы с ней пару раз в ночной клуб сходили, а потом мне соседка по лестничной клетке говорит: „А чего ж ты на ней не женишься?“ Ну, вот я и женился». Тут можно только руками развести, потому что даже определить трудно, что это – избегание или достижение.

Меркантильное стремление за счет выбора «правильного» супруга повысить свой социальный статус, улучшить материальное положение, получить необходимые возможности, связи, поменять место жительства и образ жизни обычно называют «браком по расчету», добавляя «главное только, чтобы расчет был правильным». Но каким бы правильным ни был прагматичный расчет, игнорирование собственных чувств и телесных потребностей даром для личности не проходит.

Последствия «эмоциональной анестезии» могут сказаться как на психологическом состоянии, так и на физическом здоровье, которые за все блага мира не купишь. Истории о девушках, попадающих из «золотых клеток» в клинику неврозов с депрессией или нервным срывом, в наркологическую больницу с химическими зависимостями или в психиатрическую лечебницу с попыткой суицида – это не только сюжеты мыльных опер, но и реальные трагедии живых людей. «Чего ей только не хватает?! С жиру бесится!» – говорят про них люди.

Психотерапевты хорошо знают, с какой внутренней пустотой, ощущением бессмысленности своего существования, беспросветным одиночеством можно столкнуться в элитном особняке за трехметровыми заборами.

Как отнестись к подобным мотивам – социальным, ситуационным или экономическим? Они не являются плохими или греховными, и мы можем отнестись к ним с пониманием. Но такие браки нередко являются рискованными.

Фото: supermamma.ru

Фото: supermamma.ru

Социальные, экономические и ситуационные мотивации вступления в брак недолговечны, они не создают той фундаментальной базы для взаимоотношений супругов, на которой вырастают длительные близкие, доверительные отношения. Могут ли возникнуть доверительные отношения при случайном браке? Конечно, в жизни все бывает, но в данном случае вероятность «счастливого конца» невелика.

Отдельно скажем о группе психологических мотивов вступления в брак, которые с большой вероятностью могут стать факторами риска для супружества. К этой группе относятся, как правило, так называемые невротические мотивы.

Здесь нам кажется важным сделать небольшое отступление и объяснить, что означает само понятие «невротический». Невроз – это не болезнь, а конфликт внутри личности между «надо» и «могу», между «хочу» и «должен», между ожиданиями и возможностями, требованиями и потребностями и т. п.

В результате этого конфликта человек живет в постоянном напряжении и дискомфорте, теряет связь со своими подлинными чувствами и желаниями, его восприятие самого себя, других людей, взаимоотношений искажается, а эмоциональные реакции становятся неадекватными ситуации. Влияет это состояние и на мотивационную сферу – в своих целях и выборах человек перестает ориентироваться на внутренние личностные смыслы и ценности, а всё больше руководствуется внешними критериями.

Степень невротизации бывает разной – от едва заметной до очень глубокой, граничащей с нервным расстройством или психическим заболеванием. Невроз не всегда сопровождается явными физическими симптомами (различные тики, обгрызание ногтей и т. п.). Бывает, что только специалисты или самые близкие люди могут замечать какие-то отклонения в поведении, восприятии или эмоциональных проявлениях человека.

Внутри себя «невротическая личность» может страдать от комплекса неполноценности, собственной никчемности, испытывать ложное чувство вины и ощущение своей беспомощности, зависеть от чужого мнения или пытаться всё контролировать. «Меня никто не любит, я никому не нужен» – очень характерные переживания для невротика.

С нашей точки зрения, главной причиной невротизации является утрата ощущения безусловной ценности своей личности и своей жизни, унижение собственного достоинства и неприятие себя, которое может быть глубоко укоренено в личном самоощущении с детства. Католический священник и психотерапевт Джон Пауэлл пишет, что «боль, порождаемая ненавистью к самому себе, порождаемая ощущением собственной никчемности, настолько диффузна, что ее почти невозможно осмыслить и как-то объяснить» [1].

Люди придумали множество способов справиться с этой болью и уменьшить внутреннее напряжение – алкоголь и наркотики, погружение в работу или в хобби, уход в болезнь, в депрессию, экстремальные виды спорта и т. д. Одна из стратегий избавления от этого страдания может заключаться в том, чтобы компенсировать комплекс неполноценности за счет вступления в брак.

Невротический мотив вступления в брак – это попытка скомпенсировать за счет другого человека собственные переживания. Мужчины и женщины, обремененные личностными проблемами, сходятся в надежде, что изменение в их личной жизни сделает их счастливыми. В результате их ждет сильное разочарование, ведь свое счастье в семью каждый приносит с собой – сколько принес, столько его и будет. Но многие думают, что создание семьи – это способ решения психологических проблем. С какими же проблемами люди пытаются справиться с помощью супружества?

Отделиться от родительской семьи, доказать родителям: «Я – взрослый, потому что я могу создать свою семью». Эта мотивация сама по себе как раз и является показателем незрелости личности, эмоциональной зависимости от родителей. Правильная, если так можно выразиться, последовательность событий: оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть (Быт. 2:24), а не наоборот.

Супружество, конечно, меняет формальный статус «ребенка», но не помогает в борьбе за эмоциональную независимость от «предков» и не спасает от необходимости выстраивать взрослые отношения с родителями. Здесь и еще один «подводный камень»: если супруги наконец почувствуют, что власть родителей над ними стала уменьшаться, этот мотив перестает работать, цель, ради которой они вступили в брачный союз, достигнута. А вдруг больше ничего, кроме стремления выбраться из родительского гнезда, не соединяло мужа и жену?

Фото: Reuters

Фото: Reuters

Найти себе «хорошего родителя» и восполнить дефицит внимания, заботы, защиты, тепла или самому стать для кого-то «добрым волшебником», заменить «плохих» родителей и сделать другого счастливым. Это классический пример, когда ответственность за свое эмоциональное состояние перекладывается на партнера или, напротив, его ответственность взваливается на себя.

И в том, и в другом случае попытка обречена на неудачу. «Малыш, ты будешь мне родной матерью?» – спрашивал Карлсон своего друга. Взрослые мужчины и женщины часто просят того же от своего партнера. «Я хочу, чтобы меня носили на руках», – мечта многих девушек. «Мне важно, чтобы она предугадывала мои желания», – описывают юноши и бывалые мужи свой идеал жены.

Они, конечно, найдут себе того человека, который воплотит их мечту в жизнь, но через какое-то время, когда «отогреются» и окрепнут, обнаружат, что уже переросли детско-родительские отношения и готовы к партнерским. А супруг не всегда готов к таким переменам. Так же и те, кто мечтал осчастливить будущего супруга, заняв родительскую позицию, могут осознать, что им надоело «нянчиться», спасать, носить на руках, понимать без слов, кормить с ложечки, а хочется, чтобы и о них заботились, оказывали им поддержку, понимали.

Супружеские отношения принципиально, качественно отличаются от детско-родительских, где родители дают, а дети получают. Супружество – это союз двух равноценных зрелых личностей, основанный на любви и взаимности: взаимном уважении, взаимной помощи и взаимном понимании. Это «улица с двусторонним движением». При этом за удовлетворение основных собственных психологических и физических потребностей, за свое настроение, за ощущение счастья и полноты жизни каждый отвечает сам. Да, когда-нибудь придется это признать.

Преодолеть личный, профессиональный или духовный кризис: смерть кого-то из близких, утрата смысла жизни, невозможность реализовать себя на работе – в этих случаях человеком движет иллюзия, что вступление в брак утолит боль, даст новый смысл.

На какое-то время, возможно, ему удастся отвлечься, почувствовать облегчение и даже прилив новых сил – новая жизнь всё-таки. Но рано или поздно на пути вновь возникнут те же неразрешенные вопросы, с которыми снова придется разбираться, и тогда сложно будет избежать претензий и ненависти к партнеру, не справившемуся с возложенной на него миссией стать «светом в конце тоннеля».

Брак как средство выхода из кризиса может не оправдать возложенных на него ожиданий, так как вступление в брак – это тоже кризис, требующий больших эмоциональных и физических затрат. Чтобы не погибнуть во цвете лет под обломками рухнувших надежд, стоит разобраться с собственной жизнью, не ожидая, что кто-то сделает это за нас.

Самоутвердиться/компенсировать чувство неполноценности, вписаться в социальные стандарты: быть «как все нормальные люди, у которых должна быть семья». Проблема в том, что, поставив «галочку» напротив одного пункта из списка предъявляемых социумом ожиданий, человек оказывается перед лицом следующих: какая нормальная семья может быть без ребенка (одного, двух, трех…), без большой квартиры, без машины, без загородного дома и т. д.

Удовлетворить все требования всё равно не получится – и не потому, что их слишком много. Просто среди них встречаются взаимоисключающие. Много и успешно работать, делать карьеру, быть безупречной хозяйкой, идеальной женой, прекрасной матерью и заботливой дочерью – сочетать в себе всё это одновременно не под силу никому.

Борьба с комплексом собственной неполноценности в подобной гонке за нормой или идеалом заранее проиграна – ощущение «со мной что-то не так, я какая-то не такая» будет только крепнуть. Даже если на какое-то время удастся создать правильный «фасад», сил на его создание и поддерживание уйдет столько, что на чувство удовлетворения и радости их уже не хватит. Через несколько месяцев/лет (на сколько здоровья хватит) человек обнаружит, что он много чего «имеет», но ничего, кроме усталости, не чувствует и, самое страшное, потерял себя.

Фото из открытых интернет-источников

Фото из открытых интернет-источников

Отомстить. Представьте себе, что юноша с девушкой расстались, они тяжело переживают. Довольно скоро каждый из них или кто-то один вступает в новые отношения, заключает брак, но не по любви, а чтобы облегчить душевные страдания, преодолеть боль разлуки или доказать что-то другому, отомстить: «Вот видишь, я выхожу замуж. Значит, я оценена, я любима. Теперь узнаешь, кого ты потерял!» Это отзвуки детской фантазии: «Вот я умру (похороню себя в замужестве без любви), и тогда вы поплачете, но уже поздно будет».

В случае с замужеством/женитьбой такой поступок чаще всего приводит к тому, что плачет как раз «мститель». Жить в браке, основанном на мести, тяжело, особенно после признания своей ответственности за согласие на такой брак.

Проявить благородство, отблагодарить, пожалеть. Благие намерения, приводящие к печальным последствиям. Так и хочется вспомнить расхожую фразу: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Человеку кажется, что им движут самые добрые побуждения, он хочет поступить благородно: «После ночи, проведенной вместе, я, как честный человек, обязан был на ней жениться. Любил я другую, но любовью пришлось пожертвовать ради чести».

Есть женщины, которые выходят замуж из жалости, чтобы помочь, спасти: «Он мне совсем не нравился, совершенно не в моем вкусе, но он был сиротой, один в чужом городе, в институт провалился, жить негде, никому не нужный скитался по каким-то дальним родственникам, начал впадать в депрессию, мне стало его так жалко». Вот еще из этой же серии: «Я не могу оставить его, хотя и не люблю. Если я его брошу, он сопьется».

А кто-то женится из благодарности, чтобы отплатить «добром за добро»: «Она мне так помогла, из такой ямы меня вытащила. Я видел, что она меня любит, и не смог признаться, что сам к ней ничего, кроме благодарности, не испытываю».

Почему же все эти благородные душевные порывы не могут заменить любовь? Потому что партнер, осознав, что с ним живут не по любви, а из каких-то иных, пусть самых благородных соображений, почувствует себя униженным и обманутым.

Все перечисленные выше мотивы вступления в брак имеют очевидно невротический характер. Но бывают и другие, не столь однозначные. Некоторые мотивы, в зависимости от места, отведенного им в иерархии всех мотивов, могут быть как вполне позитивными, создающими прочную основу для полноценной семьи, так и неадекватными, невротическими. То есть один и тот же мотив можно назвать невротическим, если он становится ведущим, но если его не ставят на главное место, то в ряду менее значимых он может рассматриваться как вполне адекватный и даже необходимый. Приведем два примера:

Иметь стабильные сексуальные отношения. Да, это конструктивный мотив, но может ли он быть основным? Сексуальное влечение к партнеру – одна из важных, но не единственная и не главная составляющая счастливой супружеской жизни. Особенно это становится очевидным, когда по той или иной причине (беременность, командировка) супруги вынуждены временно воздерживаться от интимной близости либо сексуальные отношения становятся невозможными из-за болезни.

Количество измен и разводов на почве проблем в сексуальной сфере очень велико. Значит ли это, что людей, кроме секса, ничего вместе не держало? Трудно ответить однозначно, но есть над чем задуматься.

Реализовать себя в роли родителя, продолжить род. Вполне естественное желание, да еще социально одобряемое. Так и есть, когда дети – плод любви супругов друг к другу. Но не всё так просто. Представьте себе ситуацию. На прием к психологу приходит молодая женщина (чуть за тридцать) и с порога заявляет: «Помогите мне выйти замуж!» – «За кого?» – «Всё равно! Мне муж не нужен, мне просто надо родить ребенка – возраст, понимаете?» – «А что будет, когда родите?» – «Разведусь года через три, когда из декрета на работу вернусь».

Эта женщина понимает, что не готова жить с мужчиной и строить супружеские отношения. Для нее образец семьи – бабушка, мама и ребенок, та модель, в которой она сама выросла. Мужчина там лишний, он нужен только для зачатия. Но в приведенном примере женщина хотя бы честна сама с собой. Намного чаще люди даже не отдают себе отчета в своих истинных мотивах.

Материнство может ощущаться женщиной как главный смысл жизни, как единственная подлинная реализация личности, и таким образом для нее бессознательным мотивом создания семьи будет компенсация чувства «женской» неполноценности из-за отсутствия ребенка.

Не только женщины, но и мужчины часто говорят: «Дети – это смысл моей жизни». Если смысл жизни человека не духовное развитие, не создание в себе дома Духа Святого, тогда образуется пустота выметенной горницы (см.: Мф. 12:44), и эту пустоту хочется чем-то заполнить. Можно заполнять работой, увлечениями, удовольствиями (в том числе и сексуальными), а можно – детьми.

Фото: liketolife.com

Фото: liketolife.com

Нередко супружеские пары, которые страдают бесплодием, обращаются в Церковь с просьбой благословить экстракорпоральное оплодотворение или взять приемных детей. На вопрос, зачем вы во что бы то ни стало хотите иметь детей, чаще женщина, но иногда и оба отвечают: «Мы без детей чувствуем себя неполноценными». Вот это и есть невротическая потребность. Кстати, ребенок бывает нужен не только для самоутверждения, но и в качестве «алиби» при неудачной карьере или не сложившейся личной жизни – «с работой/мужем не повезло, зато у меня есть ребенок».

Если рождение детей – это главный или единственный мотив, то браку может грозить множество опасностей. Прежде всего, детей может и не быть. В этом случае супружество теряет смысл, так как цель брака (дети) не может быть достигнута. Если ребенок рождается, может возникнуть другая опасность: кризис семейной жизни, связанный с появлением малыша [2], – слишком серьезное испытание для людей, которых ничто не связывает, кроме общего ребенка.

Много сложностей, новые обязанности, изменение ответственности, физическая усталость – так нужна эмоциональная поддержка! Разные взгляды на воспитание, на отношения, на родительские роли и функции, а чтобы договариваться и идти на компромисс, необходимо понимание и взаимоуважение. Но для построения здоровых супружеских отношений необходим фундамент – любовь, а также желание обоих партнеров сохранять и развивать свое супружество.

Есть еще одна мотивация, не вошедшая ни в один учебник психологии. Это желание следовать предначертанной судьбе. Кто-то верит в гороскопы и следует советам астрологов, кто-то, пытаясь получить гарантии семейного счастья, ходит к гадалкам – только бы не делать самостоятельный выбор, кто-то пытается высчитать себе «правильного» супруга с помощью нумерологии или следуя принципам соционики.

Подобные взрослые игры в сверхъестественное, поиск особых знаков и признаков часто приводят к потере связи с реальностью. В некоторых случаях появляется своего рода зависимость от предсказаний и предсказателей, без которых человек и шагу уже ступить не может.

К сожалению, и православные люди, желающие связать себя брачными узами, порой пытаются угадать «волю свыше» и перекладывают ответственность за свой столь важный шаг на духовника или старца. Но ведь получить благословение священнослужителя на брак с конкретным человеком или всеми правдами и неправдами добиться, чтобы батюшка сам за них принял решение, – не одно и то же.

Надо отметить, что некоторые священнослужители злоупотребляют своей властью и, пользуясь доверием сану и Церкви, навязывают свое решение. Вот что говорил о подобных ситуациях старец Паисий Святогорец: «Благий Бог сотворил человека свободным. Бог благороден: Он чтит свободу человека и оставляет каждого свободно идти по тому пути, который ему по душе. Бог не выстраивает всех в одну шеренгу по законам казарменной дисциплины. Поэтому пусть юные оставят себя свободными в духовном пространстве свободы Божией… В выборе жизненного пути человек не должен быть подвержен ничьему воздействию. Родители, духовники, педагоги, не оказывая давления на юного человека, не наступая ему на горло, должны помочь ему избрать ту жизнь, которая ему по плечу, – и последовать своему призванию. Решение о выборе жизненного пути должно приниматься самими юными» [3].

За стремлением «проявить послушание» духовному лицу и выйти замуж/жениться по благословению очень часто стоит инфантильное желание избежать ответственности за возможную ошибку («батюшка лучше знает, с кем я буду счастлива»), снизить риски («если старец благословил, то мы точно будем жить долго и счастливо»). И если потом что-то идет не так, если брак распадается, то и ответственность за это тоже возлагается на батюшку.

Однажды во время исповеди женщина громко, на весь храм заявила священнику: «Вы меня на брак с этим алкоголиком благословили, вот сами с ним и живите, а я больше не могу!» На резонный вопрос: «А ты сама-то куда смотрела? О чем ты думала, когда замуж выходила?» – женщина удивленно ответила: «А я тут при чем? Священник должен лучше знать, ему воля Божия виднее». Что тут скажешь?! Подвергать сомнению авторитет священнослужителей, говорить, что батюшки тоже живые люди, могут и ошибаться? Или напомнить о личной ответственности?

Фото: mr7.ru

Фото: mr7.ru

Вопросы о вмешательстве духовника в личную жизнь духовных чад рассматривались на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви еще в 1998 году, где по этому поводу был вынесен ряд постановлений. (Выдержки из стенограммы опубликованы в книге. – Прим. ред.).

Бывает, что женщины приходят к нам на консультацию с жалобами на депрессию, потерю интереса к жизни: «Странно. У меня скоро свадьба, а я не испытываю никакой радости. И вообще ничего не испытываю, кроме уныния». – «А вы жениха своего любите?» – «Да какая разница? Я давно хотела замуж выйти. Молилась много. Вот Господь мне его и послал. Жених хороший, благочестивый, у нас в храме в алтаре прислуживает. Мы в храме и познакомились. Это же не просто так. Значит, есть на то Божия воля».

И впрямь в такой ситуации сложно не впасть в уныние. А всё дело в том, что здесь мотивация вступления в брак подменяется болезненными религиозно-мистическими гаданиями на тему «чего от меня хочет Бог». Здоровая мотивация – это когда женщина вступает в брак не потому, что «Бог этого хочет» или «его мне Бог послал», а потому, что она любит своего избранника и видит в нем, например, ответственного и мужественного партнера.

Воля Божия может рассматриваться как любовь, влечение и радость о своем женихе, а не как принуждение к браку. Вера в «благословение Божие» не может отменить свободу выбора и ответственность, напротив, благословение обязывает. Если Бог послал людям взаимную любовь и «связал» их взаимной симпатией, значит, им предстоит развивать эти отношения «в Боге», т. е. быть внимательными и ответственными в отношениях, поскольку это особенные, Богом посланные отношения. Но нельзя перекладывать ответственность за вступление в брак на Бога!

Говорят: «Браки заключаются на Небесах». Но беда в том, что люди не слушают Небес, а выбирают другие, «земные», варианты. Как часто мужчины и женщины, отказываясь от любви, выбирают брак по расчету. Или принимают влюбленность и страсть за любовь. Но наиболее тяжелые последствия имеют выборы партнеров, продиктованные страхом одиночества или чувством беспомощности, стереотипами или семейными обстоятельствами. Тогда выбор становится приговором жизни, который отражается не только на супружестве, но влияет на всю семью, передается и детям, и внукам.

Самое горькое раскаяние в своем выборе настигает тех супругов, которым «и вместе уже невозможно, и друг без друга страшно». Как говорят шахматисты, патовая ситуация. Часто в таких случаях это был выбор созависимости, создающей не только иллюзию близости вместо любви, но и… иллюзию ненависти. Почему иллюзию? Потому что иногда супругам только кажется, что партнер – главный враг в жизни и все проблемы из-за него.

В такой ситуации напрашивается вопрос: если ты его так ненавидишь, то почему продолжаешь с ним жить? Но расставаться, уходить из отношений никто не собирается! На самом деле человеку сложно принять собственную ответственность за свои чувства и поступки, а также честно посмотреть на свой вклад в супружеские взаимоотношения – проще обвинить партнера во всех смертных грехах и сделать из него козла отпущения. Ведь, признав свое несовершенство, придется меняться, а так можно ничего с собой не делать, а только требовать изменений от супруга.

В таких случаях важно помнить, что «решать конфликты с позиции „что происходит со мной?“ гораздо продуктивнее, чем пытаться разобраться в ситуации, когда ты охвачен злобой и убежден, что все проблемы заключены в чело- веке, который находится рядом и, по твоему мнению, тебе не подходит» [4].

В супружестве бывает, как это ни печально, и настоящая ненависть. В таких случаях, как правило, без посторонней помощи не обойтись. Ненависть ослепляет, лишает возможности адекватно оценивать происходящее, поэтому так необходим трезвый взгляд человека, не включенного эмоционально в конфликт между супругами.

Созависимые отношения в браке могут создать (и чаще всего создают) невыносимые условия жизни вместе. Влюбленность (страсть) и созависимость – рискованные мотивации брака. Это не значит, что такие браки обязательно распадаются. Иногда они длятся всю жизнь. И число таких браков велико. Но проблемы супругов, а также их детей и внуков становятся порой труднопреодолимым семейным наследием следующих поколений.

Фото: ciphr.com

Фото: ciphr.com

«Так что же теперь, в девках оставаться, без мужа и детей, если этой вашей взаимной любви не получается? Тогда ведь жизнь зря пройдет!» – часто спрашивают нас на семинарах и лекциях, посвященных семье и браку. Но ценность личности не определяется наличием или отсутствием супруга и ребенка, а смысл жизни человека не в создании семьи и чадородии.

Конечно, супружество и воспитание детей может стать важной частью жизни, но это не единственный путь реализации своего личностного потенциала. Мы сейчас имеем в виду не только монашеский путь, как альтернативу, тем более что идея «С семьей не получилось, придется в монастырь идти» – заблуждение людей, не очень понимающих суть монашеского подвига, ведь на него идут не из-за неудач в личной жизни, а из любви к Богу.

Помимо монашеского служения, есть множество иных достойных выборов для людей, не имеющих своей семьи, хотя с точки зрения человеческой природы «нехорошо быть человеку одному». К несчастью, природа человека искажена первородным грехом и всей историей человечества, поэтому в жизни не у всех и не всегда есть возможность соответствовать высшему предназначению.

Тем не менее, несмотря на давление общепринятого, тем, кто «коротает свой век» в одиночку, совершенно не обязательно впадать в уныние, мучиться от комплекса неполноценности или заниматься самокопанием в поисках ответов на вопросы «почему это случилось со мной?», «что со мной не так?» и «за что мне это?» Не каждому «на роду написано» стать супругом.

Итак, мотивы вступления в брак чрезвычайно многообразны. Какие же из них являются конструктивными и должны быть ведущими при принятии решения? Какие приводят к созданию крепкой, надежной семьи?

Как мы увидели, отечественные психологи выделяют четыре основных кластера мотиваций вступления в брак: хозяйственно-бытовой, нравственно-психологический, семейно-родительский и интимно-личный [5]. Мы же рассматриваем этот вопрос с несколько иных позиций. На наш взгляд, ведущая мотивация вступления в брак – духовно-личностная, далее семейно-родовая, религиозно-нравственная и, наконец, социально-историческая. Такая последовательность определяется нашим методологическим обоснованием – христианской антропологией.

Человек создает семью самостоятельно и ответственно, опираясь на свои личностные и эмоциональные стремления: любить, развиваться, созидать, передавать наследие, строить домашнюю Церковь. Это идеальная картинка, которая в жизни, конечно, встречается редко. Самым надежным с психологической и духовной точек зрения является брак по любви – деятельной, зрелой, исполненной дружбы и влечения, ответственной и радостной.

К сожалению, доля зрелых отношений, основанных на любви, очень мала. Четкого определения «настоящей любви» не существует, есть только различные описания ее свойств и проявлений. Лучше описана и изучена зависимость, которую многие ошибочно принимают за любовь.

Как правило, любовь отличает честное, без идеализации и обесценивания, знание другого, готовность уделить ему внимание и время, забота о его развитии, безусловное уважение его личности и его свободы выбора, адекватная ответственность – и всё это должно сочетаться с личностной зрелостью самого любящего [6]. Именно потому, что подлинная любовь в наше время стала редкостью, у нас так много разводов.

По статистическим данным за последние годы, в России лишь у 19% пар мотивацией вступления в брак была любовь: «не расставаться с любимым человеком» [7]. Это, однако, не значит, что иные мотивации не создают прочности в отношениях. Браки по расчету тоже могут быть долголетними, что, впрочем, не делает их функциональными [8].

«Для будущего развития супружеских отношений оказывается крайне важной степень совпадения мотивов каждого из партнеров, определяющая меру совпадения ожиданий в отношении брака. Например, совпадение прагматической мотивации обоих супругов создает основу для стабильности брачного союза. Брак по расчету может быть устойчивым и удовлетворять обоих супругов», – пишет психолог О. А. Карабанова. Мы бы возразили этому мнению: такой брак может быть стабильным до тех пор, пока один из супругов не полюбит по-настоящему. Жизнь показывает, что никакие выгоды и совместно нажитое имущество не остановят человека, встретившего свою любовь.

Фото: shutterstock.com

Фото: shutterstock.com

Надеемся, что в этой главе нам удалось показать, чем отличается страстное желание иметь семью: «Хочу выйти замуж/жениться» – от готовности создать семью с любимым человеком: «Готова стать женой этого мужчины/готов стать мужем этой женщины», и в горе, и в радости, со всей ответственностью и пониманием возможных рисков, с желанием хранить друг другу верность и вместе преодолевать кризисы, поджидающие любые, даже самые замечательные отношения, с надеждой и упованием на Божию помощь во всех благих начинаниях.

[1] Дж. Пауэлл. Как устоять в любви. М.: Путь, 2006. С.19.

[2] О нормативных и ненормативных кризисах жизни семьи мы подробно расскажем в следующей книге серии «Путь семейной жизни».

[3] Старец Паисий Святогорец. Слова. Т. IV. Семейная жизнь. М., 2004.

[4] Х. Букай, С. Салинас. Любить с открытыми глазами. М.: Издательский Дом Мещерякова, 2008. С. 20.

[5] Т. П. Усынина. Мотивация вступления в брак у молодежи. Журнал «Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики». Серия «Гуманитарные науки», 2014. №7–8.

[6] Подробнее о любви можно прочитать в книге: А. Лоргус, О. Красникова. Влюбленность, любовь, зависимость. М.: Никея, 2016.

[7] Мацковский М. С., 1990 г. Цит. по: Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков , И. М. Никольская. Семейный диагноз и семейная психотерапия. СПб.: Речь, 2007. С. 10.

[8] Функциональными в психологии принято называть семьи, где выполняются основные, необходимые для полноценной жизни всех членов семьи функции, такие как, например, сохранение целостности, любовь и эмоциональная поддержка, обеспечение безопасности, общение, развитие. Подробную характеристику функциональной семье мы дадим в следующей нашей книге по семейной психологии.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Святии мученицы

Христианский брак – это не безрадостная ноша

Образцовая боль: история одной семьи

Нищета и ненужное смирение сделали нас подпорками друг под друга, но не более того

Жить с нелюбимой женой

Сердцу ведь не прикажешь... а заповедовать можно