В больнице моя будущая мама услышала, что здесь лежит брошенная девочка

|
О своем счастье и близких людях, благодаря которым сбываются все мечты, рассказывает усыновленная в младенчестве Виктория Стрижак. Автор – обладатель гран-при в конкурсе дневников приемных семей 2017 года, организованном Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко.

Любой человек рожден для счастья, но у каждого оно свое.

У кого-то оно яркое, солнечное, если и набежит облачко проблем, то это нормально – в жизни не бывает совершенно безоблачных дней. У кого-то счастье тихое и спокойное, а у кого-то счастье бывает трудным.

        Мое счастье – трудное. Выстраданное.

        Зовут меня Виктория Стрижак, мне восемнадцать лет. И у меня ДЦП.

При рождении моя биологическая мама от меня отказалась, так как я родилась недоношенным шестимесячным ребенком со множеством патологий. Но я не осуждаю маму. Позже моя приемная мама сказала мне, что я должна быть благодарна моей биологической маме за то, что она дала мне жизнь. Думаю, она испугалась, что не справится со всеми проблемами, и никто не отговорил ее от этого поступка, не поддержал! А ей было всего шестнадцать лет. Так я осталась в больнице, потом меня должны были отдать в Дом малютки.

В это время в этой же больнице на лечении находилась моя будущая приемная мама. Она услышала разговор женщин о том, что в детском отделении лежит новорожденная девочка, которую бросила мама, и плачет день и ночь так, что сердце разрывается!

У мамы сильно забилось сердце, и она не выдержала, пошла в детское отделение и попросила разрешения взглянуть на брошенного ребенка. Ей разрешили.

Когда она взяла меня на руки, я быстро успокоилась. А мама поняла, что она никогда не расстанется со мной! Мама тут же позвонила папе и рассказала ему обо всем. Папа сразу же приехал, и они приняли решение, что заберут меня в свою семью. Так я обрела свою настоящую семью и свое счастье!

У моих родителей второй брак. У папы трое взрослых детей, у мамы – двое. Дочь мамы Катя тоже с диагнозом ДЦП. Но мои родители не испугались трудностей! А их родные дети были рады тому, что у них появилась малышка в доме. Они все меня очень любят, и я их очень люблю!

***

Но впереди было еще очень много трудностей. Меня надо было лечить.

Мои родители много лет лежали со мной в неврологической больнице: три месяца в больнице, три месяца – дома. Сначала мама, а когда я подросла – папа. Папа даже ушел в отставку, он служил в МВД, хотя уже был пенсионером. А на мое лечение нужны были не только силы, но и хороший достаток в семье – родители никогда не тратили тех денег, что мне как инвалиду были положены от государства. Эти деньги копились на моем счете в банке.

Семья большая: всех одеть, обуть, накормить. И тогда моя мама тоже ушла с работы (она профессиональный повар и много лет работала по специальности), открыла свой бизнес, работала на рынке, торговала одеждой. Зимой и летом на открытом воздухе в любую погоду. И так шесть лет. Потом взяла в аренду помещение, где продолжает работать и зарабатывать деньги на наше с Катей лечение.

Нам с Катей нужны были специальные тренажеры. Купили. Мама с папой много занимались и до сих пор занимаются с нами специальной гимнастикой, постоянно возят в бассейн. А несколько лет тому назад купили большой летний бассейн. Мой папочка стал «профессиональным» массажистом. Массаж мне нужен был практически ежедневно. И в санаторий возил меня папа: то в нашей области, то на юг, к морю. Ведь он сильный, а меня поначалу нужно было везде носить на руках.

Как-то родители услышали, что при ДЦП помогает катание на лошадях. Стали искать людей, которые занимаются с детьми с моим заболеванием. Нашли и несколько лет возили меня за сорок километров в конюшню к этим людям. Вот это было счастье! Лошади как добрые друзья. Такие умные и ласковые. И они мне очень помогли: я стала более уверенно ходить, совсем перестала шататься.

Я очень люблю животных. У нас дома всегда были животные: рыбки, морская свинка, кошки, собаки. Сейчас у нас две кошки и две собачки: карликовая такса и тойтерьер. Когда у меня будет своя семья и дети, то обязательно будут и животные. Эти «наши братья меньшие» прививают с детства людям доброту, сострадание и ответственность. Ведь с ними надо погулять, покормить, приласкать, поиграть. А какое счастье, когда они смотрят на тебя своими умными глазами, и ты понимаешь, что это твой самый преданный друг!

***

Но трудности в нашей семье были не только медицинского характера.

В детский сад меня не хотели принимать. Открытым текстом маме было сказано, что дети с ДЦП должны посещать специализированный детский сад. Но мы живем в закрытом военном городке, и даже в Можайске такого детского сада нет. Что делать? Но надо знать характер моей мамы. Мама все-таки добилась для меня места в нашем гарнизонном детском саду. И я два года посещала детский сад, а в 2006 году я пошла в школу.

На врачебной комиссии перед школой мне было определено домашнее обучение. Но мне очень хотелось учиться вместе со своими друзьями (а их у меня много) именно в настоящей школе, как все дети. И мои родители снова помогли мне. Они договорились с директором школы, что будут привозить меня в школу на машине, а после уроков забирать меня из школы. Так что в начальной школе я училась в школе и на дому два раза в неделю. Но, несмотря на мои проблемы со здоровьем, я так или иначе участвовала во всех школьных мероприятиях.

В пятом классе нас из начальной школы перевели в большую четырехэтажную школу, где нужно было бегать по этажам из кабинета в кабинет. И опять очередная проблема. Директор школы не соглашалась с тем, чтобы я посещала школу, а хотела, чтобы я обучалась на дому. И мама опять нашла выход: она сказала, что в течение месяца мои родители на каждой перемене будут переводить меня из кабинета в кабинет, и если я за это время не научусь самостоятельно справляться, то тогда буду учиться на дому. Но мы справились.

Все одиннадцать лет учебы мои родители привозили меня в школу на машине, но по школе я передвигалась самостоятельно – подружки всегда помогали.

Но в шестом классе случилось неприятное происшествие для меня и очень серьезное, и обидное. Как-то раз меня очень обидел мальчик из параллельного класса: при всех грубо назвал меня инвалидкой. Было больно, обидно – неужели я хуже всех, не человек! Я очень переживала, но жаловаться родителям и классному руководителю не хотела.

Мама сама почувствовала, что со мной что-то происходит. Очень тактично вызвала меня на откровенный разговор. А когда я ей всё рассказала, попросила у меня разрешения сходить в школу и поговорить с ребятами. Я сначала не хотела, не хотела быть ябедой. Но мама объяснила мне, что никого обвинять не будет, а просто поговорит с ребятами. И я согласилась.

Виктория Стрижак на экскурсии в Московском планетарии

Мама говорила с ребятами о человечности, гуманности и доброте. О том, что никто не застрахован от инвалидности, что можно стать инвалидом и после несчастного случая. Но мир человека после этого не должен обрушиться. Все равно надо жить, радоваться жизни и стараться найти свое место в жизни. Ребята слушали, молчали, но по их лицам было понятно, что они понимают и сопереживают.

От классного руководителя мама попросила, чтобы обидчик извинился передо мной при всех ребятах, и он извинился. С тех пор меня никто никогда не обижал. Все относились ко мне очень хорошо, с уважением. Я очень благодарна маме за то, что она защитила мое человеческое достоинство и не обидела моих одноклассников.

***

Мои родители очень старались развивать меня и творчески. Я три года занималась в музыкальной школе по классу фортепиано и после небольшого перерыва окончила музыкальную школу по классу вокала и по классу игры на синтезаторе. А мой инструмент, пианино, родители подарили в солдатский клуб – в армии всегда есть музыкальные ребята, есть и военный оркестр.

В третьем классе я захотела учиться рисованию. Родители тут же наняли мне репетитора. Кстати, это единственный репетитор за мою учебу в школе. Мой педагог по рисованию учила меня видеть окружающий мир глазами художника, учила построению композиции рисунка, перспективе, учила различать богатые краски и оттенки природы.

Однажды перед Пасхой мы с педагогом решили нарисовать пасхальную открытку. Естественно зашел разговор о Боге и об этом великом празднике.

Я с раннего детства внутренне как-то тянулась к Богу, понимала, что Он дает мне и моим родителям силы справляться с болезнью моей и Катиной, справляться со всеми трудностями в жизни.

Я рассказала педагогу о том, что с большим интересом прочла Библию для детей, но многое не поняла. Педагог посоветовала мне посещать воскресную школу. Так я попала в воскресную школу в Можайске при Никольском соборе. Каждое воскресенье родители меня туда возили на службу и на занятия. Проучилась я там два года. Потом, опять же по совету педагога воскресной школы, перешла в воскресную школу в Спасо-Бородинском монастыре, в которой обучение более углубленное. В этой школе я проучилась еще пять лет и хорошо закончила ее.

***

Шесть лет назад в Можайске появилась организация «Имени Георгия Победоносца» для инвалидов, где мы с Катей и оказались. Руководителем этой организации является Маргарита Васильевна Орлова. Родители возили нас с Катей на всевозможные занятия, на которых мы учились делать всякие поделки, вышивали, читали стихи, изучали компьютер.

Фото с мероприятия Можайской районной общественной организации поддержки инвалидов и семей, воспитывающих детей-инвалидов, имени Георгия Победоносца /ok.ru

Руководители устраивали нам пикники, выезды на природу с ночевкой в палатках. Часто возили на спектакли, на концерты. Да и мы сами давали благотворительные концерты в организациях соцзащиты и медицинских учреждениях. В общеобразовательной школе мы тоже часто выезжали с классом на экскурсии, спектакли, концерты.

Последняя поездка в школе была самая запоминающаяся. Мы ездили в Санкт-Петербург на четыре дня. Чудесный город: Нева, набережные, Зимний дворец, Исаакиевский собор, кунсткамера, всего и не перечислишь! Впечатления от этого удивительного города в моей памяти не сотрутся никогда. За все годы учебы я пропустила только одну поездку и не потому, что моим родителям приходилось покупать два билета, ведь мне нужна была их помощь, а потому, что я болела.

Я очень благодарна моим родителям за то, что они для меня сделали и продолжают делать. У меня отдельная комната, хотя квартира у нас двухкомнатная в финском доме. И Кате папа пристроил еще одну комнату. У нас с Катей есть все, что нужно для жизни и занятий: компьютер, ноутбук, телевизор, книги.

Благодаря всем моим занятиям и увлечениям у меня накопилось много дипломов всевозможных конкурсов, больше двадцати благодарственных писем. В Можайском районе регулярно проводятся конкурсы: Городской конкурс вокальных исполнителей «Звезда», на котором я занимала второе и третье места, есть и диплом «За проникновенное исполнение»; на конкурсе «Твой звездный час» я несколько лет занимала первое место; в музыкальной школе у меня тоже несколько дипломов.

***

Я уже говорила, что у меня много друзей и подруг. Но друзья моих родителей и мои друзья. И все они относятся ко мне замечательно! Я никогда не чувствовала себя неуютно в их присутствии. Мы много разговариваем обо всем, что меня интересует, играем в настольные игры. Часто жарим шашлыки на участке, паримся в бане (папа даже баню построил!), летом плаваем в бассейне. Живем очень насыщенно и интересно!

Благодаря занятиям в воскресной школе и моим родителям у меня появилось желание более углубленно изучать религию. Два года я жила с этой мечтой. А в этом году моя мечта сбылась – я поступила в Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет!

На факультете религиоведения квотных мест не было. Но я очень старалась подготовиться к поступлению в это высшее образовательное учреждение и поступила сама без льгот. Буду получать образование за счет средств университета. И это накладывает на меня огромную ответственность. Теперь все зависит от моего старания и желания состояться в жизни хорошим профессионалом. И я обязательно добьюсь этого!

Моя мамочка по какому-то наитию дала мне имя Виктория. Виктория! Победа! И мы с родителями обязательно победим, преодолеем все трудности в жизни, как и на протяжении восемнадцати лет их преодолевали.

А пока я обживаюсь в общежитии и привыкаю к самостоятельной жизни. У меня в университете появилось много друзей. Ребята все дружные, сплоченные. Очень мне помогают во всем, ведь мне приходится ездить через пол-Москвы на занятия в метро, потом на автобусе, и ребята всегда рядом.

А на каждые выходные за мной приезжает папа, и мы едем домой. Да, домой! Это мой дом, моя семья! Я всех их очень люблю и благодарю Бога за то, что они встретились на моем пути. Благодаря этим людям: Тремясовым – маме Маржанат Абдуллатиповне, папе Геннадию Андреевичу, моим братьям и сестрам – я чувствую себя полноценным человеком.

Инвалидность у меня на сегодняшний день, конечно, осталась, но она уже третьей степени, то есть самая маленькая, а ведь в три с половиной года никаких гарантий врачи не давали, что я вообще буду ходить! И все это благодаря моим родителям, их самоотверженности. Мама с папой подарили, да и сейчас дарят мне много ласки, тепла и любви. Они всегда говорили мне, что я самая красивая, самая умная, самая здоровая, так что и я поверила в это.

И я знаю, что, несмотря на мою болезнь, я очень счастливый человек! Я уверена, что у меня все получится, ведь со мной рядом родные и близкие мне люди. Мама, папа, братья, сестры, педагоги и все мои друзья. Дай им Бог всем здоровья!

         Так что – Виктория! Победа!

О конкурсе

Конкурс дневников приемных семей, организованный Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко, стартовал в 2015 году. Личными историями делятся родители, воспитанники и выпускники приемных семей – за три года на конкурс поступило 756 дневников; часть из них издана в книге «Неправильный аист».

«Конкурс «Наши истории» дает возможности услышать голоса членов приемных семей и помочь сформировать в обществе доверие к ним», – считает Мария Морозова, генеральный директор Фонда Тимченко.

Оргкомитет конкурса «Наши истории» уже поднял эту тему, предложив для участия в III Всероссийском конкурсе дневников приемных семей «Наши истории» откликнуться приемные семьи, которые воспитывают детей с особенностями развития.

Специалисты в сфере профилактики сиротства отмечают новый вызов: несмотря на сокращение количества детей, проживающих в приютах и домах ребенка, количество детей с ОВЗ, которых берут на воспитание в семьи, не сокращается. Ближайшая социальная задача – формирование системы, в которой будут принимать в семьи детей с инвалидностью, ограниченными возможностями здоровья, сиблингов и подростков – это те дети, которые сегодня остаются в домах ребенка.

Эльвира Гарифулина, руководитель программы «Семья и дети» Фонда Тимченко: «По статистике в 2017 году 40% воспитанников детских домов – это дети с ограниченными возможностями здоровья. Это очень большая цифра, поэтому в этом году мы специально обратили внимание на особенных детей, пригласив их к диалогу с читателями. И услышали, что они получают в новых семьях – тепло и любовь, опору и поддержку, хобби и помощь в выборе новой профессии. Мне кажется, это тот базис, который должен быть у каждого человека».

В Экспертный совет конкурса входят специалисты в области психологии, социологии, социальной работы, семейного устройства, защиты детства, литературы, журналистики, деятели культуры и науки, победители и участники предыдущих конкурсов дневников приемных семей «Наши истории», а также выпускники приемных семей в возрасте от 18 до 25 лет, ведущие самостоятельную жизнь.

Источник фото: Конкурс дневников приемных семей «Наши истории»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: