Кто начал гонения на Церковь? (+Видео)

Большевики, придя к власти, не могли не гнать Церковь и верующих, иначе они никогда не утвердили бы свой идеал. Но народ в массе не пошел за гонителями, а, как всегда бывает при жестком противостоянии, оставался в стороне, считает Федор Гайда, кандидат исторических наук, доцент МГУ, лауреат первой премии фонда памяти митрополита Макария (Булгакова) в номинации «История России» за 2005 год.

— В чем причины гонений на Церковь? Почему люди пошли за безбожниками?

Православная Церковь — такова традиция, и традиция эта заложена не в России, а идет из Древнего Рима и Византии — встраивается в государственную систему, в систему империи. Это неизбежно. Вспомним «Деяния святых апостолов». При всем духовном противостоянии язычеству там нет противостояния империи как таковой.

Государство освящается христианством, в некоторой мере преображается. Церковь не создает никаких параллельных государству структур. Иногда, в периоды особых неурядиц, Церковь берет на себя какие-то светские функции, но в целом всю политическую сферу она отдает государству. У Церкви другие задачи. В католической традиции всё было переиначено, и Церковь стала государством и остается им. Ватикан — это государство. В восточно-христианской традиции этого нет, а потому неизбежна другая тенденция — Церковь как организация, Церковь земная становится частью государственного аппарата. Если задачи государства, которое считает себя христианским, и Церкви более-менее совпадают, неизбежно происходит слияние.

Федор Гайда

Федор Гайда

К началу XX века это слияние было очевидно, и в обыденном сознании считалось, что Церковь — духовное ведомство Российской империи. До XIX века это воспринималось нормально, а с XIX века определенные круги общества стали воспринимать это критически. В первую очередь, интеллигенция. Она возникает и активно формируется в XIX веке. Что такое интеллигенция в том виде, в котором она возникла в XIX веке в России? Это некое интеллектуальное сообщество, которое ставит перед собой задачу поменять усилием мысли существующие политические и социальные порядки.

Задача утопическая, но она ставится. В разных кругах интеллигенции были разные проекты такого переустройства, тут же начинается борьба этих проектов, появляется то, что называется партийностью, но интеллигенцию объединяет неприятие существующего строя. Церковь, которая видится как часть этого строя, воспринимается тоже негативно. По мнению интеллигенции того времени, Церковь умерла, то есть перестала выполнять христианские задачи, а стала частью полицейского аппарата, только следит за душами, в то время как остальная полиция следит за всем остальным.

В 1917 году к власти приходит интеллигенция, точнее, наиболее радикально настроенная часть интеллигенции. У любой группы населения есть радикальная часть, и можно сказать, что большевики — уголовная часть интеллигенции. Тем не менее, это именно интеллигенция. У них был четкий рациональный план перестройки России. Естественно, в этой ситуации Церковь воспринимается как главная помеха. Главная наряду с самодержавием, но самодержавия в 1917 году не стало, и последняя сила, которая выступает неким препятствием на пути построения рационального светлого будущего — Церковь. У Церкви свой образ будущего, свои мученики и исповедники, а у интеллигенции, в том числе и у большевиков — свой идеал, свои мученики и исповедники.

И происходит жесткое столкновение. Нельзя сказать, что основная масса народа пошла за гонителями. Мне кажется, основная масса народа была где-то в стороне. Так обычно и бывает, это не особенность России, а характерно для всего человечества. Большинство в период жесткого противостояния смотрит, чем дело кончится, не лезет на рожон. То, что началось в России в 1917 году и происходило в последующие десятилетия — это как раз противостояние интеллигентского проекта и Церкви, которая в 1917 году оказалась беззащитной, потому что не привыкла действовать вне монархического пространства. И это столкновение привело к многочисленным жертвам. Сейчас говорят о тысячах новомучеников, но их, конечно, было гораздо больше — миллионы.

У большевиков не было другого варианта. Если они хотели утвердить свой идеал, то должны были идти на серьезное насилие, иначе им бы не удалось повернуть народ России от одного идеала к другому. И все равно налицо очень сильное сопротивление антирелигиозной политике. А огромное количество новомучеников говорит о том, что Церковь не превратилась в духовное ведомство, в ней сохранялось ядро древней, апостольской Церкви, для которой мученичество — главная опора. Церковь стоит на мучениках, и благодаря подвигу новомучеников Русская Церковь выстояла в XX веке. А наша задача — постараться быть достойными подвига наших ближайших предков.

Подготовил Леонид Виноградов

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Илья Глазунов: Главное — воспитать волевую верующую элиту

О феномене по имени Илья Сергеевич Глазунов, настоящем искусстве, коммунистических стройках и любви к России

Церковь чтит память новомучеников Симеона и Димитрия (Воробьевых)

В 1937 году Дмитрий и Семён, и сын его Николай были арестованы и заключены в Бежецкую…

Уехал на отдых и забываю молиться

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков) о том, где и как отдыхающим провести Успенский пост

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!