В Лиенце вспоминают 70-летие кровавой выдачи казаков

|
В Лиенце вспоминают 70-летие кровавой выдачи казаков

Андрей Золотов – корреспондент РИА Новости в Австрии специально для «Правмира»

В эти дни, в первых числах июня в дальнем уголке Австрии, на берегу горной реки Дравы (Драу), молились о погибших русских и украинских казаках, освящали часовню Русской Зарубежной Церкви и вспоминали тяжелый, для всех неудобный эпизод Второй мировой войны, получивший в истории название «Трагедия в Лиенце».

Название маленького австрийского города прошумело в этом году в отечественных блогах и СМИ, когда один из казачьих активистов Владимир Мелихов обвинил российских пограничников в том, что они намеренно испортили его паспорт в аэропорту «Домодедово», чтобы не допустить его на торжества в Лиенце. Но другие гости из России были здесь вместе с казаками из Германии, Канады, Австралии и других стран, а имя Патриарха Кирилла как Предстоятеля воссоединившейся в 2007 году Русской Церкви возносилось на богослужении в память о тех, кого большинство россиян по-прежнему считает предателями.

unnamed (1)

«Это очень больная, сложная тема. Если мы говорим про казаков в России, то это тема известная. Про нее знают, но говорить не принято. Война пока еще не закончилась — еще есть живые свидетели. Через сто лет можно будет на эту тему говорить», — рассуждает на берегу Дравы казачий полковник из Москвы Сергей Пига Петренко, председатель Движения по признанию казачества нематериальным наследием ЮНЕСКО.

Семьдесят лет назад британские оккупационные власти насильственно выдали СССР тысячи антисоветских казаков, пришедших с Кубани и Дона с отступающей немецкой армией и воевавших в составе вермахта в Италии и Югославии.

Вместе с военнопленными, которые добровольно сдались здесь англичанам, ища прибежища в последние дни войны, в ГУЛАГ отправляли их жен и детей, а вместе с гражданами СССР — эмигрантов «первой волны», которые присоединились к казачьим формированиям Вермахта, но не подлежали репатриации в соответствии с Ялтинскими соглашениями. Казаки оказали сопротивление, которое было подавлено британскими военнослужащими. Возникла давка, многие кончали жизнь самоубийством. Другим удалось бежать.

unnamed (8)

Афиша выставки “Когда-то беженец, сегодня – турист. К 70-летию трагедии казаков в Лиенце”

Разные источники дают разное количество как выданных казаков, так и погибших при выдаче. В выдержавшей череду судов с британским правительством книге Николая Толстого «Жертвы Ялты» говорится о 32 тысячах казаков, пробившихся в начале мая 1945 года из северной Италии и сдавшихся англичанам в Лиенце. Австрийский историк, профессор Института археологии Университета Инсбрука Харальд Штадлер утверждает, что, опираясь на британские списки, можно говорить о 22-25 тысячах выданных казаков. Считается, что на мемориальном «Казачьем кладбище» в районе Лиенца Пеггец в 28 могилах похоронено 300 человек. Но сотни лежат в других местах или не имеют могил, утонув в водах Дравы и Мура.

unnamed (9)

Драва

Казачьи командиры белые генералы Петр Краснов, Андрей Шкуро, командир «Дикой дивизии» Клыч Султан-Гирей, бывший майор Красной армии, а впоследствии генерал-майор Вермахта Тимофей Доманов и их «верховный походный атаман», группенфюрер СС Гельмут фон Паннвиц были повешены по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР в 1947 году (решением от 1997 года они не подлежат реабилитации). А сколько рядовых казаков были расстреляны или скончались в советских лагерях, подсчитать вряд ли возможно.

Паломничество к казакам

В среду состоялось паломничество прихожан Русской Зарубежной Церкви в город Юденбург, который находился на границе британской и советской оккупационных зон. Там служили литию на могилах казаков, погибших при выдаче. Сюда еще 29 мая 1945 года доставили грузовики с офицерами, которых обманным путем выманили под предлогом «конференции» с британским командованием. А начиная с 1 июня 1945 года туда пошли и вагоны с рядовым составом, женщинами и детьми. Также 3 июня в здании вокзала в Лиенце открылась выставка, посвященная казачеству. А накануне в католической церкви святого Антония в центре Лиенца, которая еще в 1945 году была предоставлена в распоряжение православных, организатор сегодняшней русской православной общины Лиенца протодиакон мюнхенского собора РПЦЗ Георгий Кобро читал лекцию о казачестве.

unnamed (6)

Казаки на берегу Дравы

Но главное событие мемориальных дней состоялось в годовщину начала депортации, 1 июня в Пеггеце — предместье Лиенца, где 70 лет назад стояли казармы и палатки казачьего лагеря, а теперь маленькое казачье кладбище окружено складами, магазинами и мелкими предприятиями вдоль берега шумной Дравы. Начиная с 1960-х годов, каждый год в этот день здесь собирались на молитву сначала уцелевшие казаки, а потом их дети и внуки, съезжавшиеся из разных частей Русского Зарубежья.

В год 70-летия трагических событий на мемориальном кладбище освятили часовню во имя Покрова Божией Материи и святого Цесаревича Алексия — небесной заступницы казаков и их последнего державного верховного атамана. Деревянную часовню построила австрийская общественная организация по уходу за военными захоронениями «Черный крест» на деньги жертвователей — как местных жителей, так и из других стран, включая Россию.

По словам протодиакона Кобро, руководство Лиенца, осознавшее, что казачья трагедия — часть «печального городского маркетинга», подарило земельный участок, вплотную примыкавший к кладбищу и, по счастью, остававшийся свободным. Земля Тироль ассигновала 40 тысяч евро, а частные дарители жертвовали от 20 до тысяч евро на строительство. За пять лет собралось около 170 жертвователей.

По заказу «Черного креста» часовню в русском стиле строили инженеры и строители из Западной Украины, с которыми организация сотрудничает в поддержании австрийских солдатских могил галицийского фронта Первой мировой войны.

unnamed (7)

unnamed (10)

Интерьер часовни

 

Освящение и последовавшую за ним Божественную Литургию возглавили два архиерея РПЦЗ — архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт) и архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил (Донсков).

unnamed (3)

Архиепископ Марк

За Литургией вслед за молитвой о мире на Украине возносили прошение «о всех зде лежащих убиенных казаках и казачках». Сама часовня служила алтарем, а сотни молящихся, многие в колоритных казачьих формах, стояли перед ней на небольшом мемориальном кладбище в окружении строя не менее колоритных тирольских стрелков в национальных костюмах и шляпах с перьями.

unnamed (2)

«Мы вспоминаем 70-летие преступной выдачи казаков англичанами советской власти. Большей частью они пошли на расстрел. Часто говорят о военных преступлениях немцев, а о преступлениях англичан, например, не говорят. Пора об этом заговорить и помнить, что это было страшное преступление, которое совершилось здесь, в Австрии,» — сказал в интервью после Литургии архиепископ Марк. Он поблагодарил австрийские власти за то, что они выделили землю и поддержали инициативу постройки часовни. «Некоторые, человек 300, здесь похоронены, но большей частью они просто истреблены, погибли в волнах реки. Важно, чтобы мы всегда помнили об этом страшном времени», — добавил он.

IMG_0077

Живые свидетели

Среди присутствовавших была и живая свидетельница событий 70-летней давности, жительница Лиенца Матильда Валльнер. Сегодня ей 91 год, а в 1945 году она работала служанкой в сельскохозяйственном училище. В разговоре с Правмиром старушка вспоминала, как видела казачьи повозки, как казаки держали много животных, в том числе десятки коров, и как однажды директор школы послал ее к казакам подоить их корову — время было голодное.

«Казаки не были для нас опасными, они были добрые люди», говорит Валльнер. Помнит ли она события 1 июня? «Я все это наблюдала. Там, из училища, — говорит она, указывая в сторону вокзала, — я смотрела из окна и видела, как англичане их согнали и били прикладами винтовок. Кровь с них текла. Еще я видела одну семью. Их ребенка отвели в другое место, а потом они все окна (вагонов) уже забили досками, и один мужчина выломал эти доски, вылез из вагона и вытащил ребенка из другого вагона к себе. Так я поняла, что родители не знали, где их дети. Это было так печально!»

Была здесь и Соня Вальдер — дочь казаков, воспитанная в австрийской семье. «Я всегда знала, что моя мать была казачка,» говорит по-немецки госпожа Вальдер. По семейному преданию, мать хотела бросить ее в Драву, но рядом оказалась австрийка по имени Антония Ханзер, которая взяла ее на воспитание. «Впоследствии я встретила человека, который присутствовал при том, как мать передавала меня госпоже Ханзер. Он сказал, что это было очень драматично и он потом долго думал, что случилось с этой девочкой,» –  говорит Соня, которая каждый год приезжает сюда 1 июня.

В книге «Жертвы Ялты», впервые вышедшей в 1979 году, где британский историк Николай Толстой собрал огромную массу свидетельств и доступных документов о насильственной репатриации россиян западными союзниками, рассказывается, что после того, как казаки были разоружены под видом обмена их оружия, а офицеры не вернулись в лагерь в Пеггеце после отправки на «конференцию», казаки уже понимали, что их ждет. Они вывесили черные флаги и плакаты «Лучше умереть здесь, чем вернуться в СССР».

unnamed (5)

Архиепископ Михаил и скауты

«Рассвет 1 июня застал казаков в разгар приготовлений к их крестному пути: (комендант лагеря) майор Дэвис должен был прибыть в лагерь в 7 утра и начать погрузку. Узнав об этом, священник донских казаков, отец Василий Григорьев, велел за час до приезда Дэвиса собрать всех казаков по станицам на службу на лагерной площади; только Бога оставалось им просить о помощи,» пишет Толстой.

По прибытии в Пеггец, комендант увидел сомкнутые ряды казаков, молившихся на богослужении. Он дал им время закончить службу, но потом, не дождавшись ее окончания, начал операцию по разделению толпы, направив на нее солдат с винтовками и саперными инструментами. Первая группа была вырвана из толпы и отправлена в грузовики. Среди остальных возникла давка.

Перевернутый престол, порванные ризы

Толстой приводит воспоминания уцелевшей казачки: «Толпа сжалась и заметалась, были раздавленные, я сама стояла на чьем-то теле и только старалась не стать на его лицо. Солдаты выхватывали отдельных людей и бросали в грузовики, которые тут же отъезжали полунаполненные. Со всех сторон в толпе слышались крики: «Сгинь, сатана! Христос Воскресе! Господи, помилуй!»

Те, которых хватали, отчаянно сопротивлялись, и их избивали. Я сама видела, как английский солдат выхватил у матери ребенка и хотел бросить его в автомобиль. Мать уцепилась за ногу дитяти, и они так и тянули его: один в одну, а другая в другую сторону. Потом я видела, что мать не удержала ребенка и дитя ударилось о край машины. Что было дальше, не знаю.

Перевернутый престол, порванные ризы духовенства… Толпа сдавила нас так, что мама, у которой висела на груди икона Казанской Божьей Матери, посинела и стала задыхаться.

— Господи,— молилась я,— как я смела иметь в такое время ребенка? Господи! Что мне делать? Святой Феодосий Черниговский, спаси мою девочку! Если я сохраню ее хотя бы только в эту ужасную пятницу, я обещаю всю жизнь поститься по пятницам строгим постом, чтобы никогда этого не забыть!

И вот свершилось чудо: та же самая толпа, которая только что угрожала нас раздавить, теперь стала постепенно вытеснять нас, неудержимо вытеснять. И вытеснила… Но не на цепь солдат, а в противоположную сторону таким образом, что теперь перед нами открывалась прямая дорога на мост, через реку и в лес.

С юга лагерь огибала река Драва, и через нее был перекинут мостик. Течение Дравы даже летом отличается невероятной быстротой. Когда пленные ринулись на мост, одна женщина бросилась с ребенком в бурную воду. Семья молодой казачки, о которой мы рассказываем, уцелела: ей удалось скрыться в горах; и с тех пор она свято соблюдала свой обет, по пятницам ограничиваясь хлебом и водой.

Казакам показалось, что английских солдат охватило какое-то безумие. Размахивая палками и прикладами, они обрушивали удары куда попало — на мужчин и женщин, малых и старых. Священника и его сослужителей повалили, а потом унесли, их облачения и иконы втоптали в землю. Немолодого казака, который во время службы держал икону, избили так, что кровь текла по его лицу, рукам, рубашке и по самой иконе.”

«Казакам – жертвам»

Трагедия в Лиенце стала важным элементом идентичности русской эмиграции первой и второй волны в целом и Русской Зарубежной Церкви в частности. Она представляет русских людей как жертв не только большевиков, но и Запада.

Значительная часть казаков, оказавшая сопротивление большевизму, воевавшая в Белой армии, подвергнутая потом репрессиям и «расказачиванию» со стороны советской власти, увидела, вместе с частью русской эмиграции, в нацистской Германии силу, способную сокрушить коммунизм, и встала на их сторону. В соответствии с этим нарративом, нацистское руководство тоже не доверяло русским частям в составе своих вооруженных сил.

unnamed (11)

Церковь св. Антония в центре Лиенца, в которой с 1945 года разрешено служить православным

Одни из них, как часть власовского движения, мнили себя «третьей силой», способной освободить Россию от коммунизма и добиться независимости от Германии. Другие, как многие казаки в Лиенце, мечтали о том, что англичане отправят их в одну из своих колоний, где дадут возможность жить традиционным укладом, как им удалось организовать свою жизнь в период немецкой оккупации сначала на Кубани, потом в Белоруссии, а в конце войны на севере Италии. Но и англичане, в соответствии с этим нарративом, предали их на заклание сталинскому режиму.

«Это место — последнее в истории человечества, в котором казачество боролось против большевизма,» — говорит в интервью после Литургии архиепископ Михаил, родившийся в Париже в семье донских казаков. «Они попали в очень сложную обстановку и мировые обстоятельства и решили с оружием как-то действовать. Погибли почти все, во всяком случае вожди, и это было так задумано. Но они постарались дать бой и показать миру, что они верны своему преданию. И они оказались жертвой, то есть мучениками здесь,» — продолжает он.

unnamed (2)

Архиепископ Михаил

Владыка указывет на увенчанный восьмиконечным крестом обелиск с терновым венцом, установленный на кладбище его создателем, архиепископом Стефаном (Севбо), обосновавшимся в конце войны в Зальцбурге и окормлявшим десятки тысяч «перемещенных лиц» из России в западных оккупационных зонах Австрии. «Видите, написано „Казакам-жертвам“? Это особая жертва, последняя жертва, которая была произведена в 1945 году… Это не только память, но и духовное общение с их подвигом, их примером», — говорит архиерей.

А как же быть с тем, что казаки все же воевали в Вермахте, на стороне нацистской Германии, и большинство людей в современной России смотрит на них как на предателей Родины? Владыке явно неприятен этот вопрос. «Я дам ответ совершенно другого типа, если позволите. Если он одел немецкую форму, значит немец? Тогда все наши кубанцы — они чеченцы, хорошо?» — отвечает он с напряжением в голосе.

«Разделить легко – соединить трудно»

Казачий полковник из Москвы Пига Петренко, который приехал в Лиенц из Италии, где изучает опыт самоорганизации казачьих станиц в конце Второй мировой войны, замечает, что в современной России стали вспоминать трагедии казаков периода Гражданской войны — такие как последний бой на Кубани или расстрел десятков тысяч терских казаков при депортации в 1921 году.

«В России сейчас начинают отмечать казачьи трагедии, но Лиенц получается в стороне. Нельзя говорить про Великую Отечественную войну, нельзя говорить про отношения с Европой — много чего нельзя,», говорит он.

Можно ли считать, что в том, что касается Гражданской войны 1918-20 годов, примирение состоялось, а в том, что касается той ее части, которая, по определению Александра Солженицына, продолжилась в рамках Второй мировой войны, — нет?
«Тема Гражданской войны сейчас стала темой моды — там есть какое-то благородство. А про Великую Отечественную — пока жив хоть один человек (который был ее участником), об этом лучше не говорить. Наверное, это правильно,» — отвечает Пига Петренко.

И тут же добавляет: «Разделения казаков — искусственные: белые, красные, реестровые, общественные — это все способы административного управления. А есть же дух, есть судьба: защищать и, если нужно, где-то сложить свою голову. Судьба казачества является ярким примером того, что сейчас происходит на Украине: разделить легко, а соединить трудно,» заключает он.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Иисус Христос. Жизнь и Учение». Избранные главы

“Труд митрополита Илариона «Иисус Христос. Жизнь и учение» можно рассматривать в разных плоскостях: теологической, литературной, этической……

Президент России призвал не спекулировать на трагедиях прошлого

"Давайте будем помнить, мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна

Священномученик Сергий Увицкий: Еще хоть раз постоять у престола Господня

Люди безропотно шли в тюрьму, но никто не оговорил своего пастыря