В. Н. Татищев – взыскавший Царствия Божиего

|

16 (26) апреля 1686 г. – 15 (26) июля 1750 г.

В то утро помещик Василий Никитич Татищев из подмосковной деревни Болдино удивил деревенских жителей необычным поступком: собираясь в церковь, повелел явиться туда же и мастеровым …с лопатами. После утренней службы он в сопровождении священника местной церкви направился готовить себе могилу возле могил своих предков. А, уезжая, вдруг остановился и попросил батюшку на следующий день приехать и причастить его.

Дома Татищева ожидал курьер с Указом о даровании ему Высочайшего прощения и с орденом Святого Александра Невского. Высшая государственная награда была пожалована ему императрицей…Довольно крупный, массивный с драгоценными камнями орден был знаком примирения и признания его заслуг перед Родиной.

О чем мог думать тогда этот уже немолодой и уставший человек? В памяти проносились самые яркие фрагменты жизни, и в них, как в капле, отразились наиболее знаменательные события эпохи. Учеба в московской артиллеристской и инженерной школе, бой под Нарвой, Полтавская битва и прусская кампания, годы учебы за границей в Берлине, Бреславе и Дрездене. Он был одним из самых талантливых, деятельных и устремленных “птенцов гнезда Петрова”. Целое поколение его сверстников вступило в жизнь с искренним желанием посвятить себя без остатка служению России. Каким радостным и многообещающим было это начало, и сколько трудов и испытаний выпало на его долю в годы зрелости.

Татищеву суждено было описывать древнюю и одновременно – творить новую историю своего отечества. Началось все с обязанностей службы. По возвращении из-за границы он служил под началом Брюса в Берг- и мануфактур-коллегии. А в 1719 Брюс рекомендовал его Петру для исполнения задачи государственной важности – подробного описания географических условий России.

Работа эта имела не только научную, но и практическую цель: “молодой России” были нужны заводы, руда, медь, железо… Татищева уже в то время больше интересовала история, но, верный долгу служения государю, он отправляется на Урал и в Сибирь с тем, чтобы, “где обыщутся удобные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить”.

Дворянин, образованный молодой человек, отличившийся в военном деле, он мог бы вести блестящую, не лишенную светских удовольствий и общественного признания жизнь, однако, личному благополучию предпочел иное: само дворянское звание для него означало обязанность служить родине и нести труды по мере данных ему от Бога талантов и сил.

Уже во время первого пребывания Татищева на Урале и в Сибири он успел сделать много полезного. В Уктусском заводе, где Василий Никитич обосновался, он основал Управление, получившее название Горной канцелярии. После того, как появился этот административный центр, Татищев перенес Уктусский завод на р. Исеть, и там положил начало Екатеринбурга.

В то же время было выбрано и место для будущей Перми – на речке Егошиха, где условия оказались подходящими для строительства медеплавильного завода. Создание государственных предприятий предполагало решение задач сообщения и подготовки рабочих. Путешественнику удалось наладить почтовое сообщение между Вяткой и Кунгуром, а при заводах – открыть школы для обучения горному делу. Разносторонняя практическая деятельность, вообще, была характерна для ярких людей той эпохи, «универсализм» был отличительным признаком петровского времени.

Уктусский завод. (Рис. нач. XVIII в.)

В последующие годы Василий Никитич снова получал назначение в Сибирь и на Урал “для размножения здесь заводов”. Под его кураторством их число возросло до 40; постоянно открывались новые рудники. При этом достойно внимания то, что государев слуга не стремился ограничить свои обязанности лишь «отчетной» деятельностью, общим руководством и статистикой. Его не оставляли равнодушными условия жизни людей. В простых работных людях он видел братиев, заботился и о жилье, и об устроении больниц и школ в заводских поселках.

Между тем, государю хотелось видеть и географическое описание Урала, и план будущих работ. Татищев отнесся к этой задаче обстоятельно, дополняя свой обзор историческими сведениями, и постепенно его работа превратилась из географического описания – в историческое исследование.

Однако, служение Татищева бескорыстное, воодушевленное этикой служилого дворянства и питавшееся энергией нового поколения соратников Петра, оказалось не бесскорбным. С первых лет его преследовали подозрения во взяточничестве, обвинения в нарушении прав владельцев крупнейших частных заводов. Несколько раз Татищев оказывался под судом. В 1739 г. специально созданная для рассмотрения жалоб на него Комиссия даже подвергла Василия Никитича аресту в Петропавловской крепости и в сентябре 1740 года приговорила его к лишению чинов. Но всякий раз его освобождали, убедившись в полной его невиновности и вымышленности возведенных на него крупными заводчиками обвинений. Особенно усердствовал в этом отношении Демидов, усмотревший в создании казенных заводов опасность для успеха своего дела. Позднее в жизни В.Н. Татищева появилась еще одна «тень» – фаворит Анны Иоанновны известный суровым нравом Бирон не любил его и доставлял ему много хлопот.

Люди, подверженные страстям обогащения и честолюбия, видели в Татищеве престранного чудака, лишком “идеалистичного” с этой его любовью к России и к людям. Василий Никитич не искал личных выгод, не громко, не афишируясь, делал то, что мог и должен был делать, точно и добросовестно. Так он понимал свой долг христианина и дворянина. Если следовало Высочайшее повеление оставаться в Сибири, Татищев не жаловался и не стремился к перемене места службы, если задачи производства определяли необходимость ехать в Швецию и Данию – не тратил времени на развлечения, а серьезно изучал тонкости горного дела и разыскивал мастеров для организации гранильного и ювелирного производства.

Горьким для Василия Никитича было сознание того, что эпоха сменилась, ушло окрыленное поколение сподвижников Петровых, и в почете повсюду низкопоклонство, интриги и лесть…Он никак не вписывался в это новое время со своей прямотой и стремлением приносить пользу, не требуя ни лент, ни чинов. В Астраханской губернии, ставшей местом его очередного назначения, в 1745 г., из-за несогласий с наместником, его отставили от должности. С этого времени Василий Никитич затворился в своем подмосковном поместье, избегая царившей вокруг суеты честолюбий…

И, вот, в этот период утешением для него становится работа историка и публицистическая деятельность, в которой в полной мере выразилось его стремление к добру и простоте. В 1739 г. Татищев свез в Петербург труд, над которым он проработал 20 лет, и передал его в Академию Наук на хранение, продолжая работать над ним и впоследствии, исправляя стиль, добавляя новые источники.

Не имея специальной подготовки, Татищев не мог создать во всем безукоризненный научный труд, и, тем не менее, его исторические работы ценны отношение к вопросам науки с позиции жизни и, как принято сейчас говорить, междисциплинарностью. Для него характерно разрешение современных вопросов с точки зрения генезиса того или иного явления. Так, смысл современного ему законодательства он прояснял, благодаря сравнению с судейской практикой и представлениями более раннего периода, некоторые этнографические особенности России раскрывал, сопоставляя их с бытом сибирских народов, пытался дать и толкование старинных названий, используя методы сравнительной лингвистики.

Шагая «не в ногу со временем», Василий Никитич Татищев, тем не менее, доказал, что и при неблагоприятных обстоятельствах, человек может разумно и с пользой для ближних устроить свою жизнь на основе законов добра.

Но, вот, пронеслись, словно и не было, бури, утихли бушевавшие вокруг него страсти… На руках у него сверкал рубиновыми вставками великолепный орден – знак милости к нему государыни Елизаветы Петровны. Но и в былые годы не искавший наград, теперь старик Татищев был далек от мысли о признании своих заслуг. Вернув орден курьеру, он заперся у себя и посвятил вечер подготовке ко святому причащению… На следующий день, приобщившись, он предал свою душу, много потрудившуюся в этой жизни, на суд Единому Господу.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Археолог Сергей Белецкий: Надо меньше копать и больше думать

Как в Пушкинском заповеднике хотели вскрыть могилы тригорских помещиков

Историк Андрей Тесля: Мы без причины пугаемся слова «русский»

Культурную принадлежность нельзя определять по прописке

Да, мой предок совершил тяжкий грех

Почему царь Алексей Михайлович не оправдывал преступлений царя Ивана Грозного

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!