В одном шаге от рая

Потерял все

Архимандрит Андрей (Конанос)

Архимандрит Андрей (Конанос)

Жили когда-то в Антиохии два друга. Одного звали Саприкий, другого – Никифор. Но имени Саприкий в церковном календаре мы не найдем. А ведь могло так случиться, что оно оказалось бы в святцах. Почему? Дело в том, что пресвитер Саприкий был в одном шаге от рая, но потерял всё. А святой Никифор у нас есть. Что же произошло? Во время гонений оба друга попали в тюрьму, и накануне казни у них вышла ссора. При этом Саприкий не пожелал простить Никифора.

Обоих ждала мученическая смерть, и Никифор обратился к своему другу со словами: «Брат, завтра нам предстоит пожертвовать жизнью ради Христа. Прошу, прости меня! Давай помиримся!» Но Саприкий ответил: «Нет, я не могу тебя простить». И продолжал таить в сердце злобу. Наутро обоих вывели на казнь. И Никифор со смиренным, любящим сердцем принял смерть от меча в благодати, которую излил на него Господь. А Саприкий? Увидев, как палач заносит над ним свой меч, он почувствовал животный страх. Его вера в мгновение исчезла, и Саприкий, потеряв рассудок, легко отрекся от Христа. Почему? Он не смог простить. Не смог полюбить по-настоящему. Будучи так близко, всего в двух шагах от Царства Божия, от спасения, этот человек потерял всё. Вот почему святой Никифор у нас в календаре есть, а Саприкия нет.

Церковь – земное место

Почитайте Эвергетинос (другое название – Свод богоглаголивых речений и учений святых отцов; на русский язык переведен недавно – прим. перевод.)! Вы поймете, что Церковь – это святое, открывающее Истину, но вместе с тем – очень земное место. Здесь нет такого понятия, как стиль святости. Есть понятие этос (букв. обычай – прим. перевод.) святости.

Мы не для того в Церкви, чтобы казаться хорошими. Здесь каждый предстает таким, какой он есть. И если внимательно читать Патерик, жития святых, Эвергетинос и, прежде всего, Евангелие, можно увидеть, что апостолы и прочие святые не стыдились поведать о своих падениях, разногласиях и немощи. Они были готовы рассказать о себе всё.

Например, апостол Павел говорит о своем споре с Петром. Видите, апостолы не собирались что-то скрывать от нас, наоборот! Почему? Они хотели показать нам, что святость в Церкви «строится» из некачественного, плохого материала. Это «человеческий» материал. Все мы – люди: боремся, падаем, вновь встаем… И апостол Петр предстает перед нами как в своем отречении, так и в покаянии. И мы вспоминаем его не только когда согрешаем, но и когда каемся и пытаемся измениться. Вот что открывает перед нами Церковь.

В Благолюбии много рассказывается о подвижниках, которые в какой-то момент потеряли веру, оставили Бога, забыли о монашеских обетах и устремились в мир, к земной, светской, часто грешной жизни. И грех здесь не в том, что монах женился, а в том, что человек изменил обету, который он дал Господу. Благолюбие не умалчивает о таких историях. При чтении этого сборника не создается ложного представления о святости в Церкви всех и каждого.

Кровь из нашего сердца

Да, все мы, церковные люди, стремимся к святости. Но это может произойти только если прольется кровь – из нашего сердца. А быть хорошим и благочестивым только внешне – бесполезно. Как говорил Господь, «очисти прежде внутренность чаши и блюда» (Мф. 23:26). Необходимо трудиться не только над внешним, но и над внутренним, а мы чересчур увлекаемся именно видимой стороной. И на Страшном суде будет очень обидно узнать, что после стольких трудов нам предстоит лишиться всего и наш «корабль» тонет вместе с провиантом. У всех это может произойти по разным причинам. Как у кораблей могут быть самые разные повреждения, так и каждый человек имеет свои слабые места.

stnektariosroc.org

stnektariosroc.org

Если плыть невнимательно, с закрытыми глазами, можно не заметить, как тихая гавань вдруг превращается в открытое море – бурное море искушений. Необходимо быть очень внимательными, сосредоточенными и бдительными. Но беспокойство, паника и тревога тут ни при чём. Главное – смирение. Это самый надежный путь.

Хотим быть уверенными в том, что спасемся? Тогда нужно смиряться. Смиряться постоянно, без конца. Даже если кажется, что смирился уже достаточно, нужно смиряться еще больше. И так постоянно – склоняя голову ниже и ниже.

Всё равно нам никогда не достичь смирения Христа, потому что Он спустился в такие глубины, дальше которых ничего нет, – спустился в ад. Пройдя перед этим через смерть, тление и людскую злобу, Он оказался в самом низу, чтобы возвести оттуда человека. И этот поступок так велик, что наше смирение, каким бы глубоким оно ни было, ничто по сравнению со смирением Христа.

У каждого из нас – своя «гавань». Каждому дается что-то для счастья и радости. Главное – правильно этому радоваться, правильно наслаждаться тем, что имеешь. Будем молиться об этом.

Быть уверенными в своем спасении можно лишь тогда, когда нас похвалит Сам Господь. А это возможно только по завершении того дела, которое мы осуществляем здесь, на земле. Даже если у вас уже есть дети – жизнь не закончена, вы не знаете, как дальше будут развиваться события. Поэтому мне всегда очень отрадно видеть смиренных матерей, отцов и детей, которые не считают, что их семья – это образец для подражания. Наоборот, они постоянно помнят о возможной опасности, и прославляют, благодарят Бога без самоуспокоения. В этом мире нельзя себя успокаивать. Всегда нужно быть бдительными и внимательными. Пусть я совершаю самые распрекрасные поступки – нужно помнить, что в любой момент можно оступиться и потерять награду.

Ваши две лепты

Помните, как Христос в храме смотрел на людей, опускающих монеты в ящик для пожертвований (Мк.12:41-44; Лк.21:1-4)? Он обращал внимание не на то, сколько монет клал человек, а как он это делал. Что это значит? Всё очень просто. Важны движения души, а не тела. «Сын Мой, – говорит Господь, – ты хочешь сделать благое дело? Молодец. Этот поступок освятит тебя. Ты обретешь тихую гавань, которая защитит тебя от бурь, искушений и привлечет к тебе Мою благодать и Ангелов».

Как следует подавать милостыню? Так, как этого хочет Бог, то есть богоугодно. А разве милостыня может быть небогоугодной? Конечно. И об этом нам говорит Сам Господь. Он видел, как богатые люди опускали в сокровищницу много денег, но обратил внимание учеников на две лепты бедной вдовы.

Это очень маленькая сумма – две лепты. У женщины больше ничего не было, и, отдавая Богу последние деньги, она отдала Ему свое сердце – со смирением, любовью и сокрушением, позабыв о себе. А многие из тех, кто опускал в сокровищницу большие суммы, делали это напоказ, желая, чтобы все это видели. Хвастовство и высокомерие. Поэтому оценку «отлично» Господь поставил бедной вдове, которая пожертвовала всего две лепты. Память об этой женщине жива до сего дня – еще недавно во многих храмах Греции над церковной кружкой можно было увидеть надпись: «Ваши две лепты».

Можно отдать в храм хоть тысячу евро – а Господь скажет: «Нет, ты жертвуешь эти деньги не так, как Мне бы хотелось. Очень эгоистично. Да, ты принес деньги, чтобы помочь – но сделал это с таким высокомерием, что, не найдя потом своего имени в списке жертвователей, устроил скандал по телефону. Я Сам хотел вписать твое имя в книгу жизни, но ты решил прославиться самостоятельно, на виду у всех».

Мне очень нравится, когда люди жертвуют средства на реставрацию фресок и при этом не хотят, чтобы их имя где-то упоминалось. Такое редко бывает, но – случается. «Отче, – говорит такой человек, – возьмите, пожалуйста, двести евро. Только я не хочу, чтобы кто-то узнал об этом. Я делаю так ради своего ребенка, чтобы он выздоровел. Ради своего отца, который умер. Пожалуйста, пусть никто не узнает!»

И в таких случаях об этом узнают Ангелы. А Бог прославляет тебя. Ты жертвуешь, и твоя милостыня – истинна, потому что делается втайне. А Отец, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф.6:4). Да, люди не будут тебе рукоплескать, но Господь знает, и тебе рукоплещут все Ангелы. Ты когда-нибудь слышал, как они хлопают в ладоши? Здесь нужен другой слух, другое зрение, как говорил старец Софроний (Сахаров). Находясь со Христом, начинаешь видеть всё по-другому. Все события в этой жизни приобретают другое значение. И уже иначе начинаешь рассуждать о таких понятиях, как милостыня и самопожертвование, совершая благие дела по-другому – со святостью. Ибо добро становится истинным добром, только когда делается должным образом.

Перевод Елизаветы Терентьевой для портала «Православие и мир»

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Архимандрит Андрей (Конанос): В какого Христа мы верим?

«Мой отец – верующий человек. Но дома у нас полнейший ад»

Не забудьте выключить телевизор

Архимандрит Андрей (Конанос) о том, что делать с мыслями-паразитами и как услышать голос Бога