В ожидании Пасхи

Дима, 27 лет. Встречает одиннадцатый по счету Великий пост:

Наконец! Дождались! Пост! Легкость в теле и радость в душе. Легкость – потому что не надо растрачивать силы на переваривание «мяс и рыб». Радость – потому что после примирения со всеми в Прощеное воскресенье наступают необычные, длинные и светлые (вопреки сумраку в храме) службы.

Размеренное, ни на что не похожее постовое пение. Малая, бодрая усталость от земных и поясных поклонов.

Калейдоскоп словесных образов и песнопений.

Круговорот мыслей и желаний благодаря многочисленности молитв усмиряется и тихим потоком устремляется в праведное (от слав. правильное), законное русло. Суета перестает захлестывать, уступая место мирному настроению. А скоро, очень скоро – умеренная грусть Страстнóй и безмерное ликование Пасхи.

Юра, 26 лет. Шестой год в Церкви:

Великий Пост. Когда до него еще далеко – уже тогда начинаешь мечтать о нем, как о глотке свежего воздуха. Когда он приходит, вместе с ним внутрь приходит весна. Когда же он заканчивается, к Пасхальной радости примешивается досадное осознание своей слабости, своего бессилия должно провести это время.

Никита, 25 лет. Восемь лет в Церкви:

Для меня Великий пост – это долгожданное время освобождения души и даже тела от многих житейских бытовых необходимостей и обязанностей. Это время входа во внутреннее, сокровенное пространство и свободы от всего внешнего.

Родион, 28 лет. В Церкви десять лет:

В детстве я много болел. А когда ребенок болеет, он отказывается от еды. Ну просто не хочется ему, организм не принимает. Это не прихоть – так организму положено от природы, так он лечится от телесного недуга.

Потом, когда болезнь отступала, первая пища, к которой тянулись мои детские руки, это была «тюремная еда»: кусочек черствого ржаного хлеба, щепотка соли и стакан воды. И, казалось, не было на свете пищи, прекраснее этой. Потому что организм, наконец, принимал и жаждал этого.

Сейчас, когда я вижу в Великий пост такую же пищу, она уже не кажется мне «тюремной». Я вспоминаю детство и принимаю ее, скорее, как «пищу исцеления». Только уже не телесного, а душевного…

Татьяна, 22 года. Выросла в православной семье:

Великий пост – мое любимое время года, особая радость от того, что Церковь своими песнопениями дает душе возможность ощутить покаянный настрой и хоть немного стать ближе к Богу. Уже с Недели о мытаре и фарисее чувствуется тихое веяние Поста и рождается в душе благоговейный трепет ожидания великой Радости. Но мне кажется, эту радость Поста, который, собственно, ограничивает телесные удовольствия, невозможно понять, проникнуться ею и даже поверить в нее в отрыве от молитвы, от частого присутствия в храме. Я благодарна Господу за тот период в моей жизни, когда могла каждый день бывать в храме, слушать дивные каноны и песнопения, участвовать в богослужении. В то время Великий пост виделся мне лестницей, по которой, как по ступенькам, восходишь шаг за шагом, день за днем, от недели к недели к Страстной седмице и от нее – к Пасхе.

Сами песнопения учат, наставляют, подсказывают, и хотелось как можно внимательнее молиться, как можно ревностнее стяжать добродетели, чтобы, словно нерасплескавшийся сосуд, принести свое сердце в дар Воскресшему Христу. Десятина года не должна была пройти впустую. Распинаться Христу надо каждый день, а не только в Страстную Пятницу – ведь тогда не будет пасхальной радости… И радость приходила. Каждый раз. Но сейчас, когда я, силою обстоятельств и волею Божией, бываю в храме только по воскресным дням, а в будни забегаю на несколько драгоценных минут, когда на пасхальной заутрени я слышу слова святого Златоуста: «Приидите, постящиеся и не постящиеся» и отношу себя к последним вследствие рассеянной жизни, радость все равно приходит. Потому что податель этой радости – Господь, и Он щедрой рукой раздает ее по Своей милости. Потому что Пасха – это праздник небесный, и он происходит не по земным законам: достойные и недостойные, придите, насладитесь великого торжества – Христос воскресе, и тварь радуется!


Источник: Отрок.ua. 2005. №3 (14)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: