В Церкви заявили о необходимости вынести тело Ленина из мавзолея

|
2 апреля ПРАВМИР. Тело Владимира Ленина нужно было вынести из мавзолея сразу после распада СССР.

Об этом заявил глава синодального отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион в программе «Церковь и мир», цитирует РБК.

«Я бы сказал, что мы с этими решениями опоздали уже на четверть века. Их надо было принять тогда, сразу же. Когда памятник Дзержинскому с площади Дзержинского убирали, тогда же надо было и вынести тело Ленина из мавзолея», — заявил митрополит Волоколамский Иларион.  Он отметил, что «если этого не сделали тогда», то сейчас нужно дождаться «того момента», когда «вокруг этого вопроса в обществе будет согласие».

Он  подчеркнул, что «имена террористов и революционеров» не должны «увековечиваться в наших городах», памятники «этим людям» не должны «стоять на наших площадях», а «мумифицированные тела этих людей не должны лежать и выставляться на всеобщее обозрение».

Ниже приводится полный текст расшифровки программы «Церковь и мир»:

 

Здравствуйте, это программа «Церковь и мир». Актуальные проблемы в России и в мире комментирует митрополит Волоколамский Илларион, председатель отдела внешнецерковных связей Московского патриархата. Здравствуйте, владыка.

Здравствуйте, Иван! Здравствуйте, дорогие телезрители!

Владыка, в столетнюю годовщину революции Русская Православная Церковь за границей предложила окончательно решить вопрос с телом Ленина, которое зарубежные архиереи предлагают похоронить. Так же они предлагают сменить все названия, связанные с революцией в наших городах и областях, деревнях, чтобы не было увековечивания памяти революционеров. Официальной реакции на это предложение от Синода Русской Православной Церкви не поступило. Что вы думаете по этому поводу?

Во-первых, я бы хотел сказать, что Русская Православная Церковь за границей – это интегральная часть Русской Православной Церкви. Она имеет свою историю, у нее есть свой взгляд на нашу историю. Этот взгляд, по сути дела, ничем не отличается от взгляда большинства верующих Русской Православной Церкви. У нас оценка и революционным событиям, и гонениям на Церковь, которые за ними последовали, уже дана была многократно. Я думаю, что самым ярким выражением той оценки, которая была дана, является канонизация новомучеников  и исповедников Церкви Русской, которая состоялась в 2000-м году. Мы исходим из того, что в той ситуации были жертвы, а были палачи. Были те, кого прославляем, как мучеников и исповедников, а были те, о которых мы говорим, что они выполняли разного рода карательные функции. Именами палачей нельзя называть улицы и площади. Имена террористов и революционеров не должны увековечиваться в наших городах. Памятники этим людям не должны стоять на наших площадях. Мумифицированные тела этих людей не должны лежать и выставляться на всеобщее обозрение. Это общий принцип. Я думаю, что с этим в Русской Православной Церкви согласны очень многие. Но вот, если говорить о том, когда и как, то здесь уже возникает множество вопросов и тонкостей. Никто не заинтересован сейчас в том, чтобы разбередить старые раны, чтобы взбудоражить наше общество, чтобы спровоцировать раскол. Я бы сказал, что мы с этими решениями опоздали уже на четверть века, их надо было принять тогда, сразу же. Вот, когда памятник Дзержинскому с площади Дзержинского убирали, тогда же надо было и вынести тело Ленина из Мавзолея. Если этого не сделали тогда, то сейчас нужно дождаться того момента, когда вокруг этого вопроса в обществе будет согласие.

Социологические опросы показывают, что не менее 60% наших соотечественников согласны с этим предложением. Почему же до сих пор столь бурная дискуссия продолжается, если большинство за то, чтобы это сделать?

Во-первых, у нас есть коммунистическая партия, у нас есть Геннадий Андреевич Зюганов, который заявил, что заявление Синода РПЦЗ – это провокация. Я с большим уважением отношусь к Геннадию Андреевичу, он постоянный зритель нашей программы. Я хорошо помню, как он сидел за одним столом с нынешним Святейшим патриархом Кириллом, тогда еще митрополитом Смоленским и Калининградским, в программе «Имя России», когда надо было выбрать главного героя нашей российской истории. И вот митрополит Кирилл защищал Александра Невского, а Геннадий Андреевич защищал Владимира Ильича Ленина. Я помню, как митрополит Кирилл сказал тогда Геннадию Андреевичу, что вы защищаете идеи, в которые вы верите, но вы избрали неправильного героя для того, чтобы их олицетворять. То есть, для нас этот вопрос, как таковой, не стоит, человек должен быть похоронен в земле, как хоронят всех людей. Мавзолей и мумифицированное тело –  это тот реликт прошлого, от которого давно нужно было бы отказаться.

Владыка, у нас в России так сложилось в последнее время, что всех крещенных, независимо от того были ли они верующими или крещенными людьми, как правило, их при погребении отпевают. Что вы думаете по поводу погребения Владимира Ульянова, можно ли его погребать по православным обрядам и традициям?

Я думаю, что его нельзя погребать по православным обрядам и традициям, потому что он был вероотступником, он был богохульником и это человек, который сам себя отлучил от Церкви. Поэтому его стоит погребать по тому обряду, который он заслужил.

Тем не менее, существует некоторая двойственность в народе, вы сами рассказали про диалог владыки Кирилла с Зюгановым. С одной стороны, люди разрушили великую древнюю Российскую Империю. С другой стороны, как думают люди, те же люди построили великий Советский Союз. Многим, что построено в Советском Союзе с участием этих людей, наши люди гордятся. Таким образом, возникает двойственное отношение к таким деятелям, как Ленин. Должно ли это меняться, изменится ли это когда-нибудь?

Вот это двойственное отношение, оно и выражается в том, что у нас до сих пор стоят памятники этим людям, но совершенно очевидно, что были попраны вековые устои нашего народа, были осквернены святыни. Большевики покусились на самое святое, что было у наших людей – на религию, на веру, на Церковь. Они оскверняли Храмы, они создали эти общества воинствующих безбожников, они развязали гонения на религию и Церковь. Самое главное – это массовые репрессии, то, что были уничтожены миллионы людей. Некоторые потом были репрессированы, некоторые не были. Я думаю, что достаточно просто съездить на подмосковный полигон Бутово, чтобы понять, что это была за трагедия нашего народа, чтобы понять на какую Голгофу возвели и на какой Голгофе они распяли наш народ.

Таким образом, должно родиться какое-то новое поколение людей, которые по-другому смотрят на этот вопрос? Старые коммунисты должны отойти в прошлое? Как это изменится-то?

Знаете, старых коммунистов давно уже нет! Сейчас уже новые коммунисты появились. Я думаю, что старые коммунисты – это поколение моих бабушек и дедушек. Моя бабушка была членом коммунистической партии, кажется, с 1919-го года. Она была персональным пенсионером. Она верила в идеалы коммунизма, но это поколение уже ушло, сейчас другие коммунисты, это прагматики. Как и другие политические партии, они занимают свою нишу, они выстраивают свою идеологию, они вписываются в ту общую картину плюрализма мнений, которая у нас сегодня существует. Иначе говоря, в общую картину так называемого «демократического общества». Если мы хотим, чтобы в обществе не было конфликтов, чтобы в обществе было согласие, тогда мы должны очень осторожно продумывать все шаги, которые могут оскорбить ту или иную группу, ту или иную политическую партию. В то же время, мы не можем заставлять себя воздерживаться от оценок того, что произошло, называть черное белым.

Владыка, вот такой поворот событий столетней давности. В Екатеринбурге старшеклассники залезли в Храм Спаса на крови и похитили священные предметы, чтобы сделать фотографии, как сейчас называет молодежь, селфи, на месте расстрела царской семьи. Они не хотели эти предметы украсть, они просто таким образом хотели отметиться в этом месте. Получается, что для людей, родившихся в XXI-м веке это напоминает что-то вроде компьютерной игры, у них нет какого-то благоговейного отношения к памяти об этих трагических событиях. Что нужно делать, чтобы люди, которые сами этого не переживали, родители которых этого не переживали, все-таки имели живую память об этих трагических временах?

Я думаю, что столетие октябрьской и февральской революции, всего этого революционного года, оно дает возможность нам говорить об этих событиях, в том числе, донося их смысл до нашей молодежи и до наших школьников. Я думаю, что, конечно, оценка этих события, она должна быть и частью школьной программы, она должна быть частью изучения истории в университетах, она должна занимать соответствующее место в наших средствах массовой информации. Причем, я бы хотел, чтобы эта оценка давалась объективно, чтобы наши студенты и школьники знакомились прежде всего с фактами, потому что интерпретировать факты можно по-разному, но вот замалчивание фактов – это, я думаю, является преступлением перед историей. Замалчивание или преуменьшение масштаба репрессий, на мой взгляд, это надругательство над памятью почивших.

Владыка, вот такая еще тема, связанная с молодежью. На выездном заседании Совета Безопасности, которое состоялось в Уральском Федеральном округе, секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев объявил, что за последние пять лет на 60% в России увеличилось число наркоманов среди несовершеннолетних. Я знаю, что Русская Православная Церковь имеет сеть реабилитационных центров для взрослых наркоманов, а что Церковь делает или что может делать, чтобы помогать справляться с этой страшной бедой подросткам и молодежи?

Вы знаете, я думаю, что наркотики – это только вершина айсберга. Лечить надо не следствие, лечить надо причины. Человек, у которого полноценная содержательная жизнь, человек, который понимает смысл своей жизни, он не начнет баловаться наркотиками. Он найдет другие способы для того, чтобы удовлетворить свое любопытство и даже для того, чтобы удовлетворить свое сладострастие.  Кто обычно становится жертвами такого рода зависимости? Это те люди, которые не находят смысла в жизни, которые не видят в жизни достаточного содержания, которым нечем себя заполнить, у которых много свободного времени, которые попадают под дурные влияния, у которых нет внутреннего стержня, позволяющего им ощущать, что их жизнь имеет смысл. Вот то, что может дать Церковь и то, что дает Церковь молодежи. Поэтому, когда сегодня наши некоторые либеральные критики говорят: «Зачем Церковь идет в школы? Почему Церковь хочет нам навязать свое мировоззрение?», – мы никому ничего не хотим навязать, мы просто хотим показать людям, в том числе нашей молодежи и нашим школьникам, что в жизни есть смысл, что не нужно искать удовлетворение  в такого рода суррогатах, как наркотики, которые опасны для здоровья, для физического и психического здоровья, а что нужно в этой реальной жизни, не пытаясь уйти в виртуальный мир, найти смысл своего бытия.

Владыка, вот хорошо вам знакомый, почивший, святитель Русской Церкви Антоний Сурожский, он говорил, проповедь опубликована на эту тему, говорил, что человек ищет радости и не находит радости в окружающем мире, таким образом, находит суррогат этой радости, это определенное бегство и скопизм, скопизм в сторону поиска некоторой радости, пусть даже такой болезненной и противоестественной, которую дает наркотик. Как православному человеку, не обязательно священнику, показать молодому человеку, подростку, где в жизни искать настоящую радость?

Прежде всего, нужно понять, что такое радость. Радость – это какие-то сиюминутные развлечения. Радость – это напиться, что тебе хорошо, а потом тебе очень долго будет плохо.  Радость – это уколоться, что у тебя момент эйфории, а потом тебя будет «ломать» несколько дней. Или радость – это то, что прочно и глубоко сидит в сердце человека и всю его жизнь озаряет светом? Вот такую радость дает человеку религия. Причем Христианство с самого начала было религией радости. Апостол Павел в I-м веке писал: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите». Многие сейчас думают, что Христианство – это вообще какая-то система запретов. Посты у нас существуют, мясо есть нельзя, рыбу есть нельзя, вот, значит, нельзя на женщину с вожделением смотреть, брак только один позволяется и так далее. В религии видят только эту систему запретов, но ведь самое-то главное в религии не это, а то, что человек живет в гармонии с Богом, он живет в гармонии с самим собой и он живет в гармонии с окружающими людьми. Вот для чего существует религия. Это то, что религия может дать любому человеку, и взрослому, и ребенку, и школьнику, и мужчине, и женщине. Я думаю, что этим решаются и все остальные приходящие проблемы.

Так вот как это можно продемонстрировать подростку, которые не имеет об этом никакого представления?

Просто так продемонстрировать невозможно. Как сказал Господь: «Приди и виждь». Это надо прийти и увидеть. Это надо войти в церковную общину, стать ее членом, посмотреть, как живут ее люди. Для молодого человека такого, познакомиться со своими сверстниками, которые живут в Церкви, пусть они ему расскажут, почему они ходят в Церковь, что им дает Церковь. Я думаю, что с этого начинается духовное выздоровление некоторых людей. Ведь мы знаем, у нас в Церкви большой опыт работы с наркоманами, не только со взрослыми, но и с подростками. Мы знаем, как приход в Церковь постепенно, а иногда и сразу, человека преображает, он становится другим человеком. Он отказывается от вредных привычек не по тому, что ему зашили какую-то ампулу, не по тому, что ему что-то внушили, не по тому, что он себя заставил, а по тому, что он пересмотрел всю свою шкалу духовно-нравственных ценностей, ему это стало не интересно, омерзительно. Он тогда становится другим человеком.

Благодарю вас, владыка, за ваши ответы.

Спасибо, Иван!

 

На сайт нашей передачи vera.vesti.ru приходят вопросы от телезрителей.

Спрашивает Анна: «Можно ли избегать общения с людьми, которые неприятны, если такое поведение их обидит?».

Я думаю, что полностью ограничить круг общения только людьми, которые нам приятны, мы все равно не сможем, так практически никогда не бывает. Среди людей, которые нас окружают, среди людей, которые встречаются на нашем жизненном пути, есть и те люди, которые нам симпатичны, есть те, которые менее симпатичны, и те, которые более приятны, и те, которые менее приятны. Мы должны уметь общаться со всеми. Обижать нельзя никого – ни тех, кто нам приятны, ни тех, кто нам неприятны. Просто общение с людьми требует большого искусства.

Спрашивает Артем: «Как Церковь смотрит на занятие спортом православного человека? Каким видом спорта можно заниматься, а каким нежелательно? Какую молитву можно читать перед занятием спортом?»

Существует ошибочное представление о том, что Церковь запрещает занятие спортом или не благословляет спорт, это совсем не так. Мы видим, как Святейший патриарх встречается со спортсменами, мы видим, как проводятся молебны перед началом спортивных состязаний. Я думаю, что одно это свидетельствует о том, что у Церкви в целом отношение к спорту благожелательное. Мы всегда напоминаем о том, что спорт не должен быть самоцелью. Если целью спортивных занятий является укрепление физического здоровья – это хорошо. Если, как это иногда случается в профессиональном спорте, происходит насилие над человеческим организмом, если человек для достижения рекорда выжимает из себя все силы, тем самым истощает свой организм, тем самым сокращает свою жизнь, то вряд ли Церковь это может приветствовать. Кроме того, есть агрессивные виды спорта, как, например, некоторые виды борьбы, которые сопровождаются тяжелыми ранениями, даже увечьями. Я думаю, что Церковь не может приветствовать такого рода спортивные игры. С другой стороны, есть интеллектуальный спорт, как шахматы. Я думаю, что такого однозначного и единственного ответа на все виды спорта, конечно, здесь дать нельзя, но я думаю, что каждый православный христианин, он должен сам для себя выстраивать балансы. Посмотрите на то, как жил Христос и апостолы. Они ведь не занимались спортом, но они ходили пешком, они переходили из города в город, из селения в селение, они преодолевали много километров – вот вам прекрасный пример спортивного и здорового образа жизни.

Дорогие братья и сестры, я хотел бы завершить передачу словами Господа Иисуса Христа из Евангелия от Матфея. Будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби. Я желаю вам всего доброго и да хранит вас всех Господь!

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Степашин: я отговорил Ельцина сносить мавзолей

Экс-премьер рассказал о желании бывшего президента России захоронить Ленина

«Единая Россия» не поддержит закон о захоронении Ленина

В четверг в Госдуму был внесен законопроект, согласно которому предлагается правовой механизм захоронения останков Ленина

Большинство россиян поддержали идею захоронения Ленина

58% опрошенных считают, что тело Ленина необходимо вынести из мавзолея

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!