«В вопросах психологической поддержки онкобольных мы отстали лет на 40»

|
VII Всероссийский съезд онкопсихологов проходит в Москве с 19 по 21 ноября. В день его открытия ведущие специалисты в этой области рассказали о главных проблемах, с которыми сталкиваются онкобольные и их родственники, и наметили пути решения.

Психологическая поддержка должна стать неотъемлемой частью паллиативной помощи

r421_3609Доктор медицинских наук, профессор кафедры онкологии, гематологии и лучевой терапии РНИМУ им. Н.И. Пирогова Елена Полевиченко рассказала о психоонкологических аспектах паллиативной помощи детям. Она отметила, что «мы отстаем лет на сорок в этой теме». «В англоязычной литературе об этом говорили уже в ранние 1980-е годы», – обратила внимание врач.

По ее словам, сегодня психологическая поддержка больного и его семьи рассматривается не как дополнительная опция, а как стандарт врачебной помощи, утвержденный ВОЗ в документе «Национальные программы борьбы против рака». Принятый в этом году приказ Минздрава №193 от 14.04.2015 «Об утверждении порядка паллиативной медицинской помощи детям» прямо предусматривает оказание психологической помощи, однако соответствующих специалистов пока очень мало.

Для изменения ситуации необходима качественная коммуникация и полноценное информирование ребенка и его семьи врачами, отказ от табу на разговоры о смерти и снятие «заговора молчания» вокруг диагнозов, считает Елена Полевиченко. Нужно позволять ребенку спрашивать о болезни и прогнозе, выражать любые эмоции.

Тактика «лжи во спасение» совершенно не работает: как правило, неизлечимо больные дети знают, что умирают, но хотят уберечь своих родителей от лишних переживаний и не разговаривают об этом. Они также боятся оказаться забытыми, испытывают страх, одиночество, тревогу, отметила доктор. Чтобы побороть эти чувства, можно создать сайт, блог, памятный альбом. Ребенку необходимы безусловная любовь и поддержка.

Очень часто способ озвучивания «плохих новостей» крайне травмирует семью. Елена Полевиченко собрала советы родителей о том, как сообщать плохие новости:

  • говорить о них ясно и определенно;
  • сообщать о возможностях поддержки;
  • сообщать их от лечащего врача;
  • делиться информацией в удобном темпе;
  • давать информацию как можно раньше;
  • разговаривать с ребенком обоим родителям одновременно.

Профессор Полевиченко настаивает, что поддержка семьи в период горя должна быть обязательной: это поможет пережить утрату и строить жизнь дальше. Нужно помочь родителям пережить смерть сына или дочери так, чтобы не страдали другие дети в семье, чтобы люди не боялись рожать еще, если позволяет возраст, но при этом не возникало замещающих отношений.

Также важно заботиться о психоэмоциональном состоянии медицинского персонала, работающего с неизлечимо больными детьми, устранять «синдром выгорания», применять различные формы реабилитации.

Тем, кто интересуется вопросами паллиативной помощи, Елена Полевиченко порекомендовала посетить сайт Ассоциации профессиональных участников хосписной помощи и не пропустить I Конференцию ассоциации, которая пройдет с 3 по 5 декабря в Москве.

Когда человек неизлечимо болен, болеет вся его семья

05cc6b87ed3a6e5d2aad010d0fc49397Нюта Федермессер, глава фонда помощи хосписам «Вера», говорила о поддержке родственников во время болезни и горевания. «На Западе 40% работы персонала в хосписах – с пациентом, 60 % – с семьей, – сказала она. – Люди боятся не смерти, а умирания. И боятся, как правило, не за себя, а за близких. Боятся быть беспомощными, обузой». Поэтому для всей семьи важно, как уходит человек.

«Очень травматичен запрет на посещение больниц с детьми, – утверждает Федермессер. – У детей и внуков остается ощущение предательства. Как научить ребенка сострадать, сочувствовать, если он не участвует в этом? У нас выросло поколение, которое не имело возможности видеть ослабленного пациента, сострадать немощному – отсюда равнодушие врачей».

Одно из самых тяжелых следствий смерти человека – чувство вины у родственников. Что способствует его возникновению и как это минимизировать?

Одна из причин – затрудненное получение обезболивающих: порой родственники страдают от этого не меньше, чем пациент. Другой один источник стресса – недоделанные дела. «В нашей стране мы не умеем писать завещание, распределять имущество, – заметила Нюта. – Всё это провоцирует ссоры после смерти человека. Родственников надо учить этот вопрос прорабатывать. Где-то с настойчивостью, где-то с иронией, пусть даже со ссорами до ухода… это лучше, чем после! По крайней мере, в Москве я не встречала людей, которые бы не задумывались перед смертью о том, куда уйдет их квартира, но часто они даже не знают, куда обратиться. Поэтому мы начинаем говорить о том, что в каждом хосписе должен быть юрист».

Бесконечное вранье о диагнозе якобы «из любви» тоже приводит к ужасающему чувству вины, добавляет Федермессер. Но когда всё кончено, сотрудники хосписа ни в коем случае не акцентируют внимание на ошибках, допущенных родственниками: «Мы говорим им, что они всё сделали правильно».

Болезнь – это не только плохое

b_pic31Клинический психолог, заведующая кафедрой общей психологии и педагогики психолого-социального факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова Марина Ивашкина рассуждала о стратегии психотерапии с онкологическим пациентом.

Нужно ли настраивать на то, чтобы бороться с болезнью как с врагом, или принять ее как часть жизни? «У каждого есть две субличности: “больной” и “целитель”, – пояснила Ивашкина. – У всех есть и опыт болезни, и опыт помощи себе». Официальная медицина часто говорит однозначно: болезнь – это плохо. В таком случае пациент начинает гипертрофировать «целителя» и уводить на второй план больного, но «больной» может проявиться в неожиданный момент.

Вторая стратегия – преодоление через принятие. У обоих путей есть плюсы и минусы, которые по-разному проявляются на разных стадиях переживания потерь и кризиса. Одна из принятых классификаций стадий переживания травматичной ситуации, в том числе факта онкологической болезни, предполагает пять этапов:

  • шок, отрицание;
  • агрессия;
  • «торг» с судьбой;
  • депрессия;
  • экзистенциальный опыт, осмысление, принятие.

«Стратегия борьбы» и «стратегия принятия» могут с более или менее равным успехом применяться на первых трех этапах, но когда наступают два последних, стратегия принятия более эффективна – она позволяет проживать болезнь как часть жизни.

Смысл – побочный эффект страданий

SONY DSC

Доцент кафедры психологии кризисных и экстремальных ситуаций факультета психологии СПбГУ, старший научный сотрудник НИИ онкологии имени Н.И. Петрова Валентина Чулкова описала концептуальный подход и принципы психотерапии в онкологии.

По ее словам, онкозаболевание – это по всем признакам кризисная и экстремальная ситуация, отсюда переживания онкологического пациента. Их ядром является страх смерти, связанный с разрушением «иллюзии бессмертия». Он приводит к разным формам дезадаптации – от суицида до причинения вреда другим людям.

Онкозаболевание может переживаться как экстремальная ситуация, когда нарушен баланс между силой воздействия внешних обстоятельств и внутренними адаптационными возможностями. Тогда разрешение ситуации – возвращение к «нормальной» жизни. Если же рак переживается как кризисная ситуация, это переломный момент в развитии личности: после человек уже не будет прежним.

В случае экстремальной ситуации главный акцент в психологической помощи делается на восстановлении ощущения собственной идентичности, ценности и значимости, а в кризисной ситуации – на осознании новых путей и способов существования. Психологическая помощь не может полностью избавить от страданий, но страдания могут принести в жизнь новый смысл, подчеркивает Валентина Чулкова.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В Домодедово онкобольной подорвался на бомбе

По предварительным данным, пенсионер покончил с собой

В Петербурге суд освободил онкобольную заключенную с безнадежным диагнозом

На этом также настаивала прокуратура и администрация областной больницы им. Гааза

Поликлинику в Саратове проверят после смерти онкобольного без лекарств

Родственники умершего заявили, что врачи не выписали пациенту лекарственные препараты для снятия боли

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: