В защиту детей

|

 Погода в Москве 2 марта совсем не располагала к прогулке, тем не менее тысячи людей собрались к часу дня у метро «Кропоткинская», откуда стартовал марш в защиту детей. С лозунгами, флагами, воздушными шарами и в сопровождении оркестра участники прошли до Пушкинской площади. Движение на Гоголевском, Никитском и Тверском бульварах было перекрыто.

Проблема не в иностранном усыновлении

Марш проводился в связи с гибелью 21 января в американской приемной семье Максима Кузьмина, поэтому одним из главных требований организаторов и участников был полный запрет на усыновление российских детей иностранцами. Но не все, кто пришел на марш и даже приехал туда из других городов, настроены так категорично.

– Если нашего гражданина не обижают, дают ему достойное жилье, образование, воспитание, почему бы нет. Конечно, славно было бы, если бы всех сирот разобрали наши, но прямо сейчас это не произойдет, – говорит лидер Тульского регионального отделения партии трудящихся Александр (фамилию не назвал), 47-летний отец троих детей.

По профессии он инженер-механик, но вырос в деревне, и считает, что именно сельские детские общины – альтернатива нынешним детским домам, большинство выпускников которых, как известно, спиваются либо становятся уголовниками.

– Надо под льготные кредиты давать землю желающим, создавать там инфраструктуру с детским садом, школой, домом культуры, развивать хозяйство. Если бы мне выделили землю, я бы с удовольствием человек 50 взял и воспитал их, они бы у меня все умели делать. Если человек с детства занят делом, он никогда в бандиты не пойдет, – уверен Александр.

34-летняя Юлия, соцработник из Москвы, не против иностранного усыновления как такового.

— Я знаю, что за границей есть приемные семьи, в которых дети счастливы. Люди везде разные. Просто надо контролировать. Российские службы должны иметь возможность проверять наших детей, усыновленных иностранцами. Но и российские приемные семьи не проверяют. И не только в приемных семьях с детьми порой ужасно обращаются. У себя надо сначала порядок навести, – говорит Юлия.

Депутат Государственной думы Сергей Кузин считает, что в идеале все российские дети должны оставаться в России и обретать семьи.

— Это реально? – спрашиваю я Сергея Павловича.
— Реально. Все зависит от того, как государство работает в этом направлении. Необходима государственная забота об усыновленных детях, достойные пособия, чтобы могли усыновлять детей.

— Но пока большинство остается в детских домах, правильно ли одним махом запрещать иностранное усыновление?

— Одним махом никто ничего не запрещает. Речь идет только об усыновлении в США и только потому, что нет нормального договора. Все остальные страны усыновляют детей, и наше государство имеет возможность справляться об их судьбе, здоровье, благополучии. В США в каждом штате свои законы, и очень часто они не допускают наши службы для контроля за жизнью наших детей. Считаю, что это неправильно.

Некоторые организаторы марша выступают за полный запрет иностранного усыновления.

— Такой у нас менталитет: либо все, либо ничего. Давайте постепенно будем решать.

 Главное – не отдать детей американцам

Но некоторые молодые люди, пришедшие на марш, убеждены, что все зло от иностранцев. Так считает 18-летняя Марина, приехавшая специально из города Рославля Смоленской области. На мое робкое возражение, что известны случаи гибели детей и в российских семьях, причем не только приемных, решительно отвечает:

— Ну, наши люди лучше относятся к детям, чем за границей. Больше случаев происходит за границей. Детей убивают, издеваются. Сколько новостей!

— У нас тоже немало случаев.

— Неправда! За границей, наверное, больше.

17-летний Андрей из Подмосковного Ногинска собирает подписи под письмом с требованием вернуть в Россию Кирилла Кузьмина, брата погибшего Максима.

— Много приемных детей еще остается в американских семьях. Надо, чтоб их возвращали на родину, – говорит он.

— Как это осуществить юридически?

— Если много народу будет против того, чтобы они там находились, политики вынуждены будут их вернуть.

— Каким образом? Закон обратной силы не имеет. Они были усыновлены в соответствии с нашим законодательством на тот момент, сейчас многие имеют американское гражданство.

— Закон создастся. Но хотя бы добьемся того, что больше они не смогут принимать детей.

— То есть вы не рассчитываете добиться возвращения в Россию детей, живущих в американских приемных семьях?

— Можно будет добиться. Стремление нужно.

А куда им возвращаться? В детский дом?

— Думаю, лучше в детдоме, чем погибнуть в другой семье.

Но не все погибают.

— Большинство.

А вы понимаете, что нашу систему детских домов надо менять?

— Не знаю.

В 17 лет простительно не понимать серьезные социальные проблемы. Но в эти 17 лет Андрей уже уверен, что Америка – страшное зло.

Против любого иностранного усыновления лидер партии «За женщин России» Галина Хавраева. На вопрос, что надо сделать сначала – запретить или улучшить условия в детских домах, стимулировать россиян к усыновлению, отвечает:

— Пока мы будем выстраивать систему и обустраивать детские дома, наших детей вывезут за границу. Поэтому все нужно делать параллельно. Помочь семье. Необязательно деньгами, можно питанием, одеждой, аксессуарами, но чтоб ребенку в семье жилось хорошо. Совершенствовать законодательную систему, улучшать условия в детских домах, но главное – сделать так, чтоб семья могла жить, а не выживать.

На марш, как на тусовку

Некоторые участники категорически не хотели отвечать на вопросы. Еще перед маршем подошел к группе молодых людей с плакатами Российского геолого-разведочного университета. Подошел к ним, представился, достал диктофон. Один студент замялся, посмотрел на товарища, а тот решительно заявил:
— Давайте, придет наш руководитель, и будете с ним разговаривать.

Повторил попытку побеседовать с будущими геологами уже на Гоголевском бульваре. Руководителя среди них не оказалось, а уже знакомый студент ответил, что полностью поддерживает марш и больше ничего мне не скажет.

— Мы, геологи, народ немногословный, – резюмировал он.

Остальные студенты-геологи были молчаливы, один сказал, что может рассказать о футболе и о хоккее.

Защитить права детей

А вот второкурсница Евгения из Университета печати охотно ответила на вопросы на ходу.

— Мы здесь потому, что хотим, чтобы в нашей стране дети жили счастливо. Мы ездим в детские дома, знаем, в каком они состоянии, и надеемся, что наше движение поможет что-то изменить.

24-летняя Елена пришла на марш с трехмесячным сыном Федей, которого принесла в сумке-переноске. Сказала, что будь муж дома, ни за что бы ее не отпустил – он не любит такие массовые мероприятия. Но он сегодня работает. Она призналась, что не разбирается в иностранном усыновлении, но хочет, чтобы соблюдались права детей, поэтому пришла на марш.

На марш пришли люди разных взглядов, не все поддерживают стремление организаторов запретить иностранное усыновление. Но большинство лозунгов и речевок было посвящено именно полному запрету.

Леонид Виноградов

ФОТОРЕПОРТАЖ АННЫ ГАЛЬПЕРИНОЙ:

Марш в защиту детей в Москве (ФОТО)

Комментарии организаторов:

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Люди с песьими головами

Любые публичные дискуссии на острые политические темы вот примерно так и заканчиваются, как разговор Феклуши с…

Ирина Бергсет о марше 2 марта: Не хотим кормить прожорливого дракона, который уничтожает детей

Я тогда бежала из Норвегии в Россию со старшим сыном, а младшего - 4-летнего ребенка у…

Ольга Леткова: Защита детей дает нам шанс стать единым народом

Наши лозунги: «Нет иностранному усыновлению», «Нет ювенальной юстиции», «Нет разрушению образования», «За крепкую семью», «За традиционные…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!